Содержание

Строение и особенности жизнедеятельности инфузории-туфельки (питание, выделение, размножение) | Биология. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Строение инфузории-туфельки. Форма тела инфузории постоянна. Оно покрыто ресничками (рис. 11.2), расположенными по спирали. На теле микроскопической туфельки насчитывается около 10 тыс. ресничек. Они все время согла­сованно колеблются, из-за чего инфузория вращается и быстро плывет тупым концом вперед.

Между ресничками на теле есть отверстия, где находятся похожие на веретено трихоцисты. Это органеллы «нападения и защиты»: по­чуяв добычу, туфелька выбрасывает трихоцисты и с их помощью удер­живает ее.

Рис. 11.1. Инфузория-туфелька (а), схема ее строения (б): 1 — сократительная вакуоль; 2 — пищеварительные вакуоли; 3 — реснички; 4 — ядра; 5 — околоротовая воронка; 6 — клеточный рот; 7 — порошица

Особенности питания инфузории-туфельки.

Найдите на теле ин­фузории (рис. 11.1 б) желобок с более длинными ресничками — околоротовую воронку, завершающуюся клеточным ртом. Реснички околоротовой воронки колеблются, и с потоком воды пища направляется в рот. В его глубине вокруг частиц пищи образуется пищеварительная вакуоль. Она отделяется ото рта и движется вместе с цитоплазмой. По окончании пищеварения вакуоль подходит к специальному отверстию в плазматической мембране — органелле порошице. Через нее и выбра­сываются наружу непереваренные остатки.

Если еды вдоволь, а температура воды не менее 15 °C, пищеваритель­ные вакуоли могут образовываться каждые 1-2 минуты. Однако ту­фелька способна чувствовать насыщение, потому она может прекратить питание, даже когда ее окружает еда. Не питается туфелька и перед раз­множением.

Рис. 11.2. Реснички инфузории
Рис. 11.3. Схема размножения инфузории

Выделение. Для выведения наружу излишков воды и ненужных ве­ществ у туфельки есть две сократительные вакуоли. Каждые 10-15 се­кунд они поочередно сокращаются и выталкивают содержимое из клетки.

Размножение. В отличие от амебы и бодо, у инфузории два ядра: большое и маленькое. Большое ядро отвечает за процессы питания, вы­деления и движение, а маленькое — за процессы размножения. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Инфузории размножаются делением (рис. 11.3). И малое, и большое ядра делятся надвое. Их части расходятся к переднему и заднему концам тела. Тело перетягивается посередине, и через некоторое время две но­вые особи расходятся. У каждой молодой инфузории остается по одной сократительной вакуоли, вторая образуется в процессе роста живот­ного.

Молодые особи вырастают, и спустя сутки деление повторяется.

После смены сотен поколений, образовавшихся в результате деле­ния, у инфузорий наблюдается так называемый половой процесс. Он начинается со слипания двух инфузорий, в каждой из которых проис­ходят сложные процессы деления малых ядер. Партнеры обмениваются содержимым малых ядер — веществами, отвечающими за «программу жизни», после чего расходятся. Количество особей в результате полово­го процесса не увеличивается, но он повышает способность инфузорий приспосабливаться к изменениям условий среды.

На этой странице материал по темам:
  • Чем отличается гидра от инфузории туфельки

  • Какие животные способны на процесс размножения как инфузории-туфельки

  • Строение и передвижение инфузории туфельки вывод

  • Инфузория туфелька амеба и гидра

  • Инфузории инфузории реферат

Вопросы по этому материалу:
  • Как происходит газообмен у инфузорий?

  • Назовите три отличия в процессах питания амебы протей и инфузории- туфельки.

  • Как происходит размножение инфузорий?

Архив Южно-Уральского ТЮБ — 2021 — Протоколы

 


Программа Турнира

Результаты жеребьевки команд

Схема боев Турнира

Сыгранные задачи и отказы от задач

Протоколы биологических боев:

Первый тур боев

Группа Команда 1 Команда 2 Команда 3 Команда 4  
I Инвитро Ботаники Аурум   Протокол 1
СУНЦ НГУ Школа 4 Сатка Образовательный центр ХимБио  
II
Четвёртая Отрицательная Дети Кребса Биошоколадки   Протокол 2
Школа 104 Школа 45 Карталы (к1) Лицей 97  
III КГБ Инфузории туфельки  Озоновый слой   Протокол 3
ЧОМЛИ (к1) Школа 33 Лицей 67  
IV Панцеркампфваген Пять извилин Дивергенты Биобебры Протокол 4
ЧОМЛИ (к2) Школа 45 Карталы (к2) Кременкульская школа Сборная школ 6 и 42 Копейска 


Второй тур боев

Группа Команда 1 Команда 2 Команда 3 Команда 4  
I Инвитро Дети Кребса Озоновый слой Биобебры Протокол 5
СУНЦ НГУ Школа 45 Карталы (к1) Лицей 67 Сборная школ 6 и 42 Копейска 
II Четвёртая Отрицательная Инфузории туфельки  Дивергенты   Протокол 6
Школа 104 Школа 33 Кременкульская школа  
III КГБ Пять извилин Аурум   Протокол 7
ЧОМЛИ (к1) Школа 45 Карталы (к2) Образовательный центр ХимБио  
IV Панцеркампфваген Ботаники Биошоколадки   Протокол 8
ЧОМЛИ (к2) Школа 4 Сатка Лицей 97  


Третий тур боев

Группа Команда 1 Команда 2 Команда 3 Команда 4  
I Инвитро Четвёртая Отрицательная КГБ Панцеркампфваген Протокол 9
СУНЦ НГУ Школа 104 ЧОМЛИ (к1) ЧОМЛИ (к2)
II Ботаники Дети Кребса Пять извилин   Протокол 10
Школа 4 Сатка Школа 45 Карталы (к1) Школа 45 Карталы (к2)  
III Инфузории туфельки  Биошоколадки Биобебры   Протокол 11
Школа 33 Лицей 97 Сборная школ 6 и 42 Копейска   
IV Аурум Дивергенты Озоновый слой   Протокол 12
Образовательный центр ХимБио Кременкульская школа Лицей 67  

 

Ответ Часть 4.

Царство Животные

60. Чем характеризуются простейшие?

  • Ответ: Тело состоит из одной клетки. Они имеют микроскопические размеры, у многих есть органоиды специального назначения.

61. Рассмотрите изображенных на рисунке представителей подцарства Одноклеточные. Напишите, к каким типам одноклеточных они относятся. Дайте краткую характеристику этих типов.

  • Ответ: Саркожгутиконосцы — слабо развит скелет, нет органоидов специального назначения. Ресничные — наличие ресничек, два ядра, клеточная воронка, глотка, рот, порошица, сократительные вакуоли.

62. Изучите таблицу «Простейшие». Зарисуйте схему строения амебы. Подпишите названия частей ее тела. Какую роль в процессе жизнедеятельности они выполняют?

  • Ответ:

63. Рассмотрите рисунок. Напишите названия органоидов, обозначенных цифрами. Какова их роль в процессе жизнедеятельности?

  • Ответ:
  • 5. глотка
  • 6. пищеварительная вакуоль
  • 7. порошица

64. Заполните таблицу.

  • Ответ:

65. Заполните таблицу.

  • Ответ:

66. Заполните таблицу.

  • Ответ:

67. Выполните лабораторную работу «Строение инфузории туфельки».

1) Рассмотрите невооруженным глазом культуру инфузории туфельки. Видны ли инфузории? В какой части пробирки их больше?

  • Ответ: Нужен микроскоп чтобы более подробно рассмотреть инфузорию туфельку, хотя невооруженным глазом она тоже видна. Их больше в части с большим количеством влаги.

2) Поместите на предметное стекло каплю с культурой инфузории туфельки. С помощью лупы рассмотрите особенности формы ее тела. Сделайте рисунок.

  • Ответ:

3) Положите в каплю с инфузориями несколько волокон ваты, накройте покровным стеклом и рассмотрите препарат под небольшим увеличением. Сделайте рисунок, органоиды подпишите.

  • Ответ:

4) Рассмотрите препарат при большом увеличении. Сделайте рисунок, органоиды подпишите.

  • Ответ:

Биологи выяснили, как инфузории разных «полов» отличают друг друга — Наука

ТАСС, 19 февраля. Ученые выяснили, с помощью каких молекулярных механизмов инфузории определяют «пол» друг друга и избегают спаривания с клетками того же типа. Это поможет лучше понять историю эволюции полового размножения, пишет пресс-служба Санкт-Петербургского государственного университета со ссылкой на статью в журнале Genome Biology and Evolution.

Некоторые виды инфузорий – одноклеточных простейших организмов – могут обмениваться генетическим материалом. При этом они используют нечто похожее на систему полов, которая существует у более продвинутых организмов, способных к половому размножению. У инфузорий нет видимых отличительных признаков, однако они могут отличать клетки разных «полов».

«В эволюции инфузорий из рода Paramecium может закрепиться любая схема поддержания разнополости – как с участием разных генов, так и предполагающая разные перестройки внутри одних и тех же генов. Это говорит о том, насколько половой процесс важен даже для одноклеточных организмов», – рассказал один из авторов исследования, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Алексей Потехин.

Ученые предполагают, что первые многоклеточные животные, которые появились на Земле примерно 550 млн лет назад, сначала размножались бесполым путем. Затем они достаточно быстро перешли к половому размножению, научившись обмениваться хромосомами и комбинировать генетический материал.

Согласно наиболее распространенной гипотезе, половое размножение появилось благодаря паразитам и вирусам, которые эволюционировали быстрее их бесполых жертв. Недавно ученые нашли первые свидетельства в пользу этого предположения: они обнаружили, что рачки-дафнии, которые отказались от полового размножения, быстро потеряли стойкость к болезням и паразитам.

В ходе нового исследования Потехин и его коллеги сделали большой шаг к пониманию истории появления полового размножения. Они изучали инфузорий из рода Paramecium, которые выработали сложную систему обмена генетическим материалом. Из-за этого многие виды этих простейших, такие как Paramecium aurelia, на самом деле представляют собой конгломерат из нескольких подвидов или видов инфузорий, для которых характерны разные системы определения полов, многие из которых не совместимы друг с другом.

«У разных видов инфузории-туфельки Paramecium есть множественные и бинарные системы типов спаривания. Бинарные системы – это привычная нам двуполость, а множество типов спаривания значительно расширяет возможности для выбора полового партнера. Главное, чтобы это не была клетка того же генотипа. С другой стороны, как показала практика, двух полов вполне достаточно», – объяснил профессор.

Изучая белки, которые находятся на поверхности ресничек инфузорий и участвуют во взаимодействиях с окружающей средой, авторы статьи выяснили, что за работу всех систем определения пола у разных видов инфузорий отвечают всего три гена – mtA, mtB и mtC.

Оказалось, что у инфузорий, которые относятся к условному «четному» полу, в этих ресничках был белок mtA, который отвечал за распознавание другого типа клеток, которые принадлежали к «нечетному» полу. У этих одноклеточных, в свою очередь, белка mtA не было. Благодаря этому «четные» инфузории могут отличать их от представителей своего пола.

Проанализировав характер работы этих генов и системы определения митохондрий у пяти разных видов инфузорий, биологи с удивлением обнаружили, что эти простейшие выработали как минимум два разных подхода к управлению работой mtA и всей системы определения пола потомства в целом.

В частности, часть инфузорий «наследовала» свой пол от родителя благодаря особой системы починки ДНК, которая удаляла mtA из нового генома клетки. У других пол определялся тем, присутствовали ли определенные мутации в тех участках хромосомы, где находится mtA. В результате клетка переставала или начинала считывать этот ген.

Ученые надеются, что дальнейшее изучение этих механизмов поможет узнать историю появления полового размножения.

Инфузория кормовая. Ареал обитания инфузории-туфельки и ее особенности

Познакомьтесь с пресными водами. Свое название он получил за постоянную форму корпуса, напоминающую подошву обуви.

Описание

Средой обитания инфузории туфельки являются любые пресные водоемы со стоячей водой и наличием в воде разлагающихся органических веществ. Его можно найти в аквариуме, взяв пробы воды с илом и рассмотрев их под микроскопом.

Размер инфузорий туфельки 0,1-0,3 мм. Форма тела напоминает подошвы туфель. Наружный плотный слой цитоплазмы (pellicula) включает поднаружную мембрану, плоскую мембрану, альвеолы, микротрубочки и другие элементы цитоскелета. На клеточной поверхности реснички представляют собой преимущественно продольные ряды, число которых составляет от 10 до 15 тысяч. У основания каждой реснички есть базальный телец, а рядом второй, от которого реснички не отходят. Инфракилитуация связана с базальными складками у инфузорий — сложной системой цитоскелета. Шульк с туфельками, он включает отходящие обратнонаправленные фибриллы и радиально расходящиеся поперечно расположенные филаменты. Вблизи основания каждой реснички имеется сращение наружной оболочки — парасальный мешок.

Между ресничками находятся мелкие верующие -идеи трикотисты — трихоты, считающиеся защитными органоидами. Они расположены в мембранных сумках и состоят из тела и наконечника. Трихоцисты представляют собой разновидность разнообразных по строению органоидов экструдатов, наличие которых характерно для инфузорий и некоторых других групп протистов.Их тело имеет поперечные выделения с периодом 7 нм. В ответ на раздражение (нагревание, столкновение с хищником) трикотеры отстреливаются — мембранный мешок срастается с наружной мембраной, а трикотант за тысячные доли секунды удлиняется в 8 раз. Предполагается, что трикотеры, набухая в воде, могут затруднять хищнику движения. Мутанты туфелей, лишенные трикоста и вполне жизнеспособные. Полотенца стоят 5-8 тысяч трико.

Души имеют по 2 сокращающиеся вакуоли в передней и задней клетках. Каждая состоит из резервуара и производных от него радиальных каналов. Резервуар иногда открывается наружу, каналы окружены сетью тонких трубочек, по которым в них поступает жидкость из цитоплазмы. Вся система держится на определенном участке цитоскелета из микротрубочек.

Туфельки имеют два различных по строению ядра — диплоидное микронуклеус (малое ядро) округлой формы и полиплоидное макронуклеус (крупное ядро) бобовидной формы.

Клетка инфузорий-туфельки состоит из 6 шт.8 % сухого вещества, из них 58,0 % — белков, 31,4 % — жиров, 3,6 % — золы.

Операции ядер

Основная функция сократительных вакуолей – осморегуляторная. Они удаляют из клетки лишнюю воду, проникающую туда при осмосе. Сначала набухают ведущие каналы, затем вода из них перекачивается в бак. При уменьшении водоема его отделяют от ведущих каналов, и вода вовремя сбрасывается. Две вакуоли работают в противофазе, они уменьшаются с периодом 20-25 с (по другим данным — 10-15 с при комнатной температуре). В течение часа вакуоль выбрасывает из клетки объем воды, примерно равный объему клетки.

Репродукция

Инфузории-туфельки имеют куколку и половое размножение (половой процесс). Разное размножение представляет собой перекрестное деление в активном состоянии. Сопровождается сложными регенерационными процессами. Например, одна из особей переформирует клеточный рот с расположенной рядом ресничкой, каждая достраивает недостающий сократительный вакуум, базальный таир и образование новых ресничек и т. д., воспроизводится.

Половой процесс, как и у других инфузорий, происходит в форме конъюгации. Обувь, принадлежащая разным клонам, временно «склеивается» устьем рта, и между клетками образуется цитоплазматический мостик. Затем разрушаются макронуклеусы конъюгирующих инфузорий, а микронуклеозы делятся мейозом. Три отмирают от четырех гаплоидных ядер, а остальные делятся митозом. В каждой инфузории теперь имеется два гаплоидных пронуклеуса — один из них женский (стационарный), а другой — мужской (мигрирующий). Инфузории обмениваются мужскими пронуклеусами, а женщины остаются в «своей» клетке. Затем в каждой инфузории «свой» женский и «чужой» мужской пронуклеусы сливаются, образуя диплоидное ядро ​​— синкарион. При разделении Синкариона образуются два ядра. Один из них становится диплоидным микронуклеусом, а второй превращается в полиплоидный макронуклеус. Действительно, этот процесс более сложен и сопровождается специальными пост-установочными подразделениями.

Написать отзыв о статье «Инфузория-Ириска»

Примечания

Литература

  • Эренберг К.Г. (1835). «». Abhandlungen der Königlichen Akademie Der Wissenschaften Zu Berlin. AUS DEM JAHRE 1833 : 268-269, 323.
  • Ehrenberg C.G. 502. Paramecium Caudatum, Geschwänztes Pantoffelthierchen //. — Лейпциг, 1838. — С. 351-352.
  • Жизнь животных / под ред. Ю. И. Полянский, гл. изд. В. Е. Соколов. — 2-е изд. — М.: Просвещение, 1987. — Т. 1. Простейшие. кишечнополостные. Черви. — С. 95-101. — 448 с.

Звенья

  • Уоррен, А.(2015). . В: Уоррен, А. (2015) МИРОВАЯ БАЗА ДАННЫХ CILIOPHORA. — Черви — Всемирный реестр морских видов.

Отрывок, характеризующий инфузорию-зазывалу

На заре 17-го в Вишау был передан французский офицер, пришедший под флагом парламентаризма, требующий свидания с русским императором. Офицером был Савари. Государь только что уснул, и поэтому Савари пришлось ждать. В полдень он был допущен к государю и через час отправился вместе с князем Долгоруковым на передовой князь французской армии.
Как он мог слышать, цель приезда Савари заключалась в предложении встречи императора Александра с Наполеоном. В личном свидании на радость и гордость всей армии было отказано, и вместо государя был послан князь Долгоруков, победитель за Вишау, вместе с Савари на переговоры с Наполеоном, если эти переговоры, вопреки устремлениям, были целью истинного желания мира.
Интроверы вернули долготы, прошли прямо к государю и долго оставались с ним наедине.
18 и 19 ноября войска прошли еще два перехода вперед, и автопосты противника после короткой перестрелки отступили. В высших сферах армии с полдня 19-го сильное закаленное движение, длившееся до утра следующего дня, 20-го ноября, в котором дано такое памятное Аустерлицкое сражение.
До полудня 19 движение, оживленные разговоры, беготня, посылки адъютантов ограничивались одной парадной квартирой императоров; После полудня того же дня движение перешло к главной квартире Кутузова и штабу колонн.Вечером, через адъютантов, это движение разошлось по всем концам и частям армии, и в ночь с 19 на 20 он поднялся из ночей, выкинул и спал и спал и передвигал огромный девяносто холст 80 Титинг Месса союзных войск.
Сосредоточенное движение, начавшееся утром в парадных покоях императоров и толчок всего дальнейшего движения, было похоже на первое движение среднего колеса больших башенных часов. Одно колесо медленно двигалось, другое, третье поворачивалось, и колеса, блоки, шестеренки, заиграли колеса, блоки, шестерни, заиграли, выскочили фигуры, и стрелки стали двигаться в результате движения.
Как в механизме часов, так и в механизме военного дела, это движение также неконтролируемо до последнего результата, и также невозможно, та часть механизма, до которой еще не дошла передача движения, часть механизма. Висты на осях колеса, цепляясь за зубья, шипят от скорости, крутя колодки, и соседнее колесо так же спокойно и неподвижно, как будто оно сотни лет готово одновременно стоять в неподвижности; Но момент настал — рычаг зацепил, и, завоевывая движение, треск, поворот, колесо и сливается в одно действие, результат и цель которого ему непонятны.
Как и в часах, результатом сложного движения бесчисленного множества разных колес и блоков есть только медленное и уравновешенное движение стрелки, указывающее время и результат всех сложных человеческих движений этих 1000 русских и французов — всех страсти, желания, покаяние, унижение, страдание, порыв гордыни, страх Восторгом этих людей был лишь проигрыш Аустерлицкого сражения, так называемой битвы трех императоров, то есть медленное движение всемирно-исторической стрелы по циферблат истории человечества.
Князь Андрей был дежурным и неровно на главнокомандующем.
В 6-м часу вечера Кутузов явился в парадные апартаменты императоров и, ненадолго у государя, отправился к оберу Гофамаршала графа Толстого.
Болконский воспользовался этим временем, чтобы отправиться к Долгорукову, чтобы узнать подробности дела. Князь Андрей чувствовал, что Кутузов еще чем-то огорчен и недоволен, и что недовольны парадной квартирой, и что все лица императорской парадной квартиры имеют тон людей, знающих что-то такое, чего другие не знают; И вот он хотел поговорить с Долгоруковым.
— Ну, здравствуй, Мон Шер, — сказал Долгоруков, сидя с Билибиным за чаем. — Праздник на завтра. Какой твой старик? Не в духе? ​​
«Не скажу, что не в духе, но ему кажется, я хотел бы его послушать.»
— Да, он слушал военный совет и будет слушать, когда он будет говорить о; Но медлить и ждать чего-то теперь, когда Бонапарт боится большей генеральное сражение невозможно.
— Ты его видел?-сказал князь Андрей. — Ну, что такое Бонапарт? Какое впечатление он произвел на вас?
«Да, я видел и убедился, что он боялся генерального сражения больше всего на свете», — повторил долвалус, видимо, самый дорогой вывод, сделанный им из знакомства с Наполеоном. — Если бы он не боялся боя, для чего бы ему требовать этой свидания, переговоров и, главное, отступления, тогда как отступление так противно всему его способу ведения войны? Поверьте мне: он боится, боится генерального сражения, пришел его час.Я с тобой разговариваю.
— А подскажите как он что? — тоже спросил князь Андрей.
«Это человек в сером суртуке, очень желавший сказать ему «Ваше Величество», но, к огорчению, не получивший от меня никакого титула. Вот какой человек, и ничего более, — ответил долготы, оглядываясь с улыбкой на Билибина.
— Несмотря на мое полное уважение к старому Кутузову, — продолжал он, — мы бы хорошо ждали чего-то, что дало бы ему повод уйти или обмануть нас, тогда как сейчас он верен в наших руках.Нет, не надо забывать Суворова и его правила: не ставить себя в положение атакуемого, а атаковать самого себя. Поверьте, на войне энергия молодёжи часто скорее правильно указывает путь, чем весь опыт старых кункторов.
— А в какой позиции его атаковать? Я был на выдвижении теперь, и невозможно решить, где стоит главными силами, — сказал князь Андрей.
Он хотел высказать своему Долгорукову свой, составленный им, план наступления.
— Да уж, все равно, — быстро проговорил Долгорукий, вставая и открывая лежащую на столе карту. — Предусмотрены все случаи: если он встанет у Бринга…
И князь Лорвуков быстро и неясно сообщил вейвлетеру план флангового обхода.
Князь Андрей начал возражать и доказывать свой план, который мог бы быть одинаково хорош с Планом Вэйрома, но у него был тот недостаток, что План Ветера уже был утвержден. Как только князь Андрей стал доказывать заблуждения и выгоды свои, князь Долгоруков перестал его слушать и расходился, глядя не на карту, а на лицо князя Андрея.
«Однако у Кутузова теперь будет военный совет: вы можете все это там высказать», — сказал Долгоруков.
— Я сделаю, — сказал князь Андрей, оставляя карточку.
— А что вы осторожны, господа? — сказал Билибин, до сих пор с веселой улыбкой прислушиваясь к их разговору и теперь, видимо, собираясь пошутить. — Будет победа или поражение, слава русского оружия обеспечена. Кроме вашего Кутузова, нет ни одного русского начальника колонн. Руководители: Норрр Генерал Вимпфен, Ле Граф де Ланжерон, Ле Принц де Лихтенштейн, Ле Принц де Гогенло и Энфин PRSCH… ПРЩ… et ainsi de suite, comme tous les noms polonais. [Вимфен, Граф Ланжерон, Принц Лихтенштейн, Гогенле и до сих пор перескрипывают, как и все польские имена.]
— Taisez Vous, Mauvaise Langue, [Держите свое настроение.] — сказал Долгорукий. — Неправда, теперь русских теперь двое: Милорадович и Дупотуров, и был бы 3-й, граф Аракшеев, но нервов у него мало.
— Впрочем, Михаил Иларионович, кажется, вышел, — сказал князь Андрей. — Желаю вам счастья и успеха, господа, — прибавил он и вышел, посветив руки Долгорукову и Быку.
Возвращаясь домой, князь Андрей не удержался, чтобы не спросить у Кутузова молча-молча, что он думает о завтрашней битве?
Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, намазавши, ответил:
«Я думаю, что сражение будет проиграно, и я сказал графу Толстому и просил его передать государю. Как вы думаете, он мне ответил? Эх, Mon Cher General, Je Me Mele de Riz Et Des Et Cotelets, Melez Vous Des Affaires de la Guerre.[И, добрый генерал!] Да… Вот что они ответили!

10 метров вечера Вейротер со своими планами перебрался на квартиру Кутузова, где был назначен военный совет. Все начальники колонн были вызваны к главнокомандующему и, за исключением отказавшегося явиться князя Багратиона, все явились к назначенному часу.
Вехутер, являвшийся полным распорядителем предполагаемого боя, представлял собой его живую и торопливо-резкую противоположность недовольному и сонному Кутузову, с неохотой исполнявшему роль Председателя и Главы Военного Совета.Вехутер, очевидно, чувствовала себя во главе. Доказательства, которые стали неконтролируемыми. Он был как закаленный конь, убежавший под гору. Он был за рулем или был рукой, он не знал; Но нес во всю возможную скорость, не успев обсудить, к чему приведет движение. Вайротер был в этот вечер дважды для личного осмотра в цепи неприятеля и дважды государю, русскому и австрийскому, для доклада и объяснения, и в своем кабинете, где продиктовал немецкую диспозицию. Он, измученный, пришел теперь к Кутузову.
Он, видимо, был занят, что забыл даже уважительно относиться к главнокомандующему: перебивал его, говорил быстро, непонятно, не глядя в лицо собеседнику, не отвечая на его вопросы, был помазанный грязью и имел вид жалкий, измученный, растерянный и в то же время самодовольный и гордый.
Кутузов занял небольшой дворянский замок близ Острайца. В большой гостиной, устроенной кабинетом главнокомандующего, собрались: сам Кутузов, Веотер и члены Военного совета.Они пили чай. Только князь Багратион должен был начать военный совет. В 8-м часу прибыл ординарий Багратиона с известием, что князя быть не может. Князь Андрей пришел доложить о том главнокомандующему и, воспользовавшись его ему по Кутузову разрешением присутствовать на Совете, остался в комнате.

Инфузория-туфелька , Парамелия хвостатая (лат. Paramecium Caudatum ) — вид инфузорий рода Paramecium, входит в группу организмов, называемых простейшими, одноклеточными организмами. Обычно инфузориями называют и другие виды рода Paramecium. Водные среды обитания находятся в пресных водах. Тело получило свое название за постоянную форму тела, напоминающую подошву обуви.

По другой схеме классификации помещается в царстве животных в отряд чешуйчатых ( Голотрича.) К подклассу цилиарных инфузорий ( CiliaTa. ) к классу CILIOPHORA тип простой ( Protozoa. ), а по третьей схеме — к отряду Hymenostomatida подкласса Holotricia. Существует также множество других схем классификации инфузорий.

Инфузориевый душ

Средой обитания инфузории туфельки являются любые пресные водоемы со стоячей водой и наличием в воде разлагающихся органических веществ. Его можно найти в аквариуме, взяв пробы воды с илом и рассмотрев их под микроскопом.

Размеры разных видов обуви от 0,1 до 0,6 мм, параметр хвостика обычно около 0,2-0,3 мм. Форма тела напоминает подошвы туфель. Наружный плотный слой цитоплазмы (пелликула) включает плоские мембраны альвеол, микротрубочки и другие элементы цитоскелета под наружной мембраной.

На поверхности клетки реснички представляют собой преимущественно продольные ряды, количество которых составляет от 10 до 15 тысяч. У основания каждой реснички есть базальный телец, а рядом второй, от которого ресничка не отходит.Инфракилитуация связана с базальными складками у инфузорий — сложной системой цитоскелета. Шульк с туфельками, он включает отходящие обратнонаправленные фибриллы и радиально расходящиеся поперечно расположенные филаменты. Вблизи основания каждой реснички имеется сращение наружной оболочки — парасальный мешок.

Между ресничками находятся мелкие верующие -яды трикотисты — трихоты, считающиеся защитными органоидами. Они расположены в мембранных мешках и состоят из корпуса и наконечника.В ответ на раздражение (нагревание, столкновение с хищником) трикотеры отстреливаются — мембранный мешок срастается с наружной мембраной, а трикотант за тысячные доли секунды удлиняется в 8 раз. Предполагается, что трикотеры, набухая в воде, могут затруднять хищнику движения. Мутанты туфелей, лишенные трикоста и вполне жизнеспособные. Полотенца стоят 5-8 тысяч трико. Души имеют по 2 сокращающиеся вакуоли в передней и задней ячейках. Каждая состоит из резервуара и производных от него радиальных каналов.Резервуар иногда иногда открывается, каналы окружены сетью тонких трубочек, по которым в них поступает жидкость из цитоплазмы. Вся система держится на определенном участке цитоскелета из микротрубочек.

Туфельки имеют два различных по строению ядра — диплоидный микронуклеус (маленькое ядро) округлой формы и полиплоидный макронуклеус (крупное ядро) бобовидной формы.

Состоит из 6,8% сухого вещества, из которых 58.1% — белок, 31,7% — жиры, 3,4% — зола.

Операции ядер

Микронуклеус содержит полный геном, в его генах почти нет мРНК и, следовательно, его гены не экспрессируются. При созревании макромуклеуса происходят сложные перестройки генома, именно с генов, содержащихся в этом ядре, считываются почти все мРНК; Следовательно, именно макронуклеус «управляет» синтезом всех белков в клетке. Туфелька с удаленным или разрушенным микронуклеусом может жить и размножаться интимным путем, но теряет способность к половому размножению.При половом размножении макронуклеус разрушается, а затем восстанавливается при диплоидном поступлении.

Трафик

Совершая волнообразные движения ресничками, туфелька двигается (плывет тупым окончанием). Реснички двигаются в одной плоскости и совершают прямой (эффективный) удар в расправленном состоянии, а возвратный — в изогнутом. Каждая следующая по счету ресничка совершает удар с небольшой задержкой по сравнению с предыдущей. Плавая в толще воды, ботинок вращается вокруг продольной оси.Скорость движения — около 2 мм/с. Направление движения может меняться из-за изгибов тела. При столкновении с препятствием направление прямого удара меняется на противоположное, и башмак отскакивает назад. Затем она некоторое время «раскачивается» вперед-назад, а затем снова начинает двигаться вперед. При столкновении с преградой мембрана клетки деполяризуются, и в клетку включаются ионы кальция. В фазе «качания» кальций выкатывается из клетки.

Пища и пищеварение

На теле инфузории имеется углубление — устье клетки, переходящее в клеточный зев.Около рта располагаются специализированные реснички околоцилицитов, «склеенные» в сложные структуры. Вместе с током воды они загоняют в глотку основную пищу инфузорий — бактерии. Инфузория находит свою добычу, ощущая присутствие химических веществ, отличающих скопление бактерий.

Питание сгруппированных инфузорий зелеными водорослями

На дне глотки пища попадает в пищеварительный вакуоль. Пищеварительные вакуоли движутся в теле Кода из цитоплазмы по определенному «маршруту» — сначала к заднему концу клетки, затем к переднему и затем снова к заднему.В вакуолях переваривается пища, а переваренные продукты попадают в цитоплазму и используются для жизнедеятельности инфузорий. Сначала внутренняя среда в пищеварительной вакуоли становится кислой за счет слияния с ней лизосом, затем она становится более щелочной. В ходе миграции вакуоль от нее отделяется мелкими мембранными пузырьками (вероятно, тем самым увеличивается скорость всасывания переваренной пищи). Неперевариваемые пищеварительные вакуоли, оставшиеся внутри пищеварительных вакуолей, выбрасываются наружу в задней части тела через особый участок клеточной поверхности, лишенный развитой пелликулы, — цитопиг, или порошиз.После слияния с наружной мембраной пищеварительная вакуоль немедленно отделяется от нее, распадаясь на множество мелких пузырьков, которые мигрируют по поверхности микротрубочек на дно клеточного зева, образуя там очередную вакуоль.

Дыхание, выделение, осморегуляция

Обувь дышит всей поверхностью клетки. Он может существовать за счет гликолиза при низкой концентрации кислорода в воде. Продукты азотистого обмена удаляются также через поверхность клетки и частично через сократительную вакуоль.

Основная функция сократительных вакуолей – осморегуляторная. Они удаляют из клетки лишнюю воду, проникающую туда при осмосе. Сначала набухают ведущие каналы, затем вода из них перекачивается в бак. При уменьшении резервуара он отделяется от прикрепляющих каналов, и вода вовремя выбрасывается. Две вакуоли работают в противофазе, каждая в нормальных физиологических условиях сокращается один раз в 10-15 ч. В течение часа вакуоль выбрасывает из клетки объем воды, примерно равный объему клетки.

Репродукция

Туфли имеют выбраковку и половое размножение (половой процесс). Разное размножение представляет собой перекрестное деление в активном состоянии. Сопровождается сложными регенерационными процессами. Например, одна из особей переформирует клеточный рот с расположенной рядом ресничкой, каждая достраивает недостающий сократительный вакуум, воспроизводится базальный таир и образование новых ресничек и т. д.

Половой процесс, как и у других инфузорий, происходит в форме конъюгации.Обувь, принадлежащая разным клонам, временно «склеивается» устьем рта, и между клетками образуется цитоплазматический мостик. Затем макронуклеусы конъюгирующих инфузорий разрушаются, а микронуклеозы делятся мейозом. Три отмирают от четырех гаплоидных ядер, а остальные делятся митозом. В каждой инфузории теперь имеется два гаплоидных пронуклеуса — один из них женский (стационарный), а другой — мужской (мигрирующий). Инфузории обмениваются мужскими пронуклеусами, а женщины остаются в «своей» клетке.Затем в каждой инфузории «свой» женский и «чужой» мужской пронуклеусы сливаются, образуя диплоидное ядро ​​— синкарион. При разделении Синкариона образуются два ядра. Один из них становится диплоидным микронуклеусом, а второй превращается в полиплоидный макронуклеус. Действительно, этот процесс более сложен и сопровождается специальными пост-установочными подразделениями.

Ссылки

Примечания

Фонд Викимедиа. 2010.

  • 29 км (платформа, Пушкинский район)
  • Вирсавия

Смотреть что такое «инфузория-туфелька» в других словарях:

    Душ с инфузорией -? Инфузория Showingle Infusoria Shoe (Paramecium Caudatum) Научная классификация Царство: Protos Тип: Infusoria . .. Википедия

    инфузория-туфелька — Инфузории туфельки, инфузории туфельки … Орфографический словарь

    инфузории. — башмачок, параметион, обои, опалин, многожильный, хилодон, хонотрих, энтодиноморф, псаммон, СУВЛЯ словарь синонимов русского языка. Поддерживающая инфузория, Количество синонимов: 24 ацинет (1) … Словарь синонимов

Инфузория туфелька — простейший одноклеточный организм размером около 0,1 мм. Встречается в тех же водоемах, что и эвглен, и простейшая амеба.Он питается в основном бактериями и микроскопическими водорослями. Служит кормом для личинок, мелкой рыбы, раков.

Экстерьер Полотенце Инфузория

За сходство с подошвой женской обуви этот вид инфузории получил второе название — «туфелька». Форма этого одноклеточного организма постоянна и не изменяется при увеличении или других факторах. Все тело покрыто мельчайшими ресничками, похожими на жгучий Evglen. Удивительно, но этих ресничек на каждой особи насчитывается около 10 тысяч! С их помощью клетка передвигается в воде и захватывает пищу.

Инфузорий туфельки, строение которой так знакомо по учебникам биологии, невооруженным глазом не видно. Инфузории – мельчайшие одноклеточные организмы, но при большом скоплении их можно увидеть без увеличительных приборов. В мутной воде они будут иметь вид продолговатых белых точек, находящихся в постоянном движении.

Строение инфузории туфельки

Особенности строения инфузории туфельки заключаются не только во внешнем сходстве ее с подошвой туфельки.Внутренняя организация этого простейшего, на первый взгляд, органа всегда представляла большой интерес для науки. Одиночная клетка покрыта плотной оболочкой, внутри которой содержится цитоплазма. В этой журнальной жидкости помещаются два ядра, большое и малое. Крупный отвечает за питание клеток и обособление, мелкий — за размножение.

Отверстие, выполняющее роль устья, расположено с широкой стороны клетки. Она ведет к глотке, на конце которой образуются пищеварительные вакуоли.

В строении туфельки инфузорий тоже очень интересная особенность — наличие трико. Это особые органы, а точнее органеллы, клеточная служба по питанию и защите. Заметив пищу, инфузории бросают трикотаж и удерживают добычу. Они будут толкать их, когда он захочет защититься от хищников.

Питание туфельки инфузории

Одноклеточные организмы питаются бактериями, которые в больших количествах обитают в загрязненной мутной воде.Не исключение и инфузории туфельки, строение устья которых позволяет улавливать плавающие бактерии и быстро направлять их в пищеварительный вакуоль. Рот инфузории окружен ресничками, которые в этом месте длиннее, чем в других частях тела. Они образуют почти воровскую воронку, позволяющую захватить как можно больше еды. Вакуоли образуются в цитоплазме по мере необходимости. При этом пища может перевариваться сразу в нескольких вакуолях. Время переваривания около часа.

Инфузорий почти непрерывно питается при температуре воды выше 15 градусов. Еда останавливается до начала размножения.

Дыхание и выделение инфузорий

Что касается дыхания, то здесь инфузорный тоннель имеет строение, сходное с другими простейшими. Дыхание осуществляется всем корпусом тела. Этот процесс обеспечивают две сокращающиеся вакуоли. Выхлопной газ проходит по специальным канальцам и выбрасывается через одну из сократительных вакуолей.Выделение лишней жидкости, являющейся следствием жизнедеятельности, происходит каждые 20-25 секунд, также путем резания. При дисфункциональных состояниях инфузории перестают питаться, а сокращательные движения вакуолей значительно замедляются.

Размножение инфузории туфельки

Инфузория душистая размножается делением. Примерно раз в сутки ядра, большие и малые, расходятся в разные стороны, растягиваются и делятся. У каждой новой особи остается одно ядро ​​и одна сократительная вакуоль.Второй формируется за несколько часов. Каждая инфузория туфельки по строению идентична родительской.

У инфузорий, прошедших множественное деление, наблюдается такое явление, как половое размножение. Два человека связаны друг с другом. Внутри образовавшейся крупной клетки происходит образование ядер и обмен хромосомами. После завершения такого сложного химического процесса инфузории отсоединяются. Количество особей от этого не увеличивается, но они становятся более жизнеспособными в меняющихся внешних условиях.

Структура и жизнедеятельность инфузорий туфельки мало зависят от внешних факторов. Вся обувь выглядит одинаково, имеет одинаковую форму и размер вне зависимости от условий. Жизнедеятельность также протекает по одному сценарию. Имеет значение только температурный и световой факторы. Инфузории очень чувствительны к изменению освещенности. Можно провести небольшой эксперимент: затемнить сосуд, в котором живут инфузории, оставив небольшое светлое окошко. Через пару часов все особи затачиваются через пару часов.Также инфузории воспринимают и изменяют температуру. При ее снижении до 15 о С шиллоры перестают питаться и размножаться, впадая в своего рода анабиоз.

Пальцевые инфузории — вид простейших одноклеточных животных из класса реснитчатых инфузорий инфузорий. Свое название этот вид получил за внешнее сходство с подошвами туфель.

Инфузории-туфельки обитают в пресных водоемах любого типа со стоячей водой и наличием в воде массы разлагающихся органических веществ.Также эти организмы встречаются в аквариумах. В этом можно убедиться, покачивая пробы воды с илом из аквариума и рассматривая их под микроскопом.

В строении инфузорий-туфельки отмечают характерные признаки. Это относительно крупный организм, размеры тела достигают 0,5 мм. Минимальные размеры особей от 0,1 мм. Форма корпуса, как уже отмечалось, напоминает туфельку. Внешней оболочкой этого простейшего является наружная мембрана. Под ним находится пелликула — плотный слой цитоплазмы со сдавленными мембранными цистернами (альвеолами), микротрубочками и другими компонентами цитоскелета.

Всю поверхность клетки инфузорий-туфельки покрывают реснички, количество которых колеблется от 10 до 15 тысяч. На основании каждой реснички располагается так называемый базальный звонарь. Все базальные тельца составляют сложную систему цитоскелета инфузорий-туфельки. Между ресничками располагаются органеллы, выполняющие защитную функцию — веретеновидные тельца (трикоттеры). В их структуре есть корпус и наконечник, заключенные в мембранный мешочек. Реакцией трикотажа на раздражение (нагревание, контакт с хищником) является мгновенное удлинение (в 6-8 раз) при слиянии наружной оболочки трикотажа с мембраной сумки, что выглядит как «выстрел».В водной среде трикоттеры затрудняют передвижение приближенного к инфузории хищника. На одну особь этого вида может приходиться от 5 до 8 тысяч трико.

Движение инфузорий-туфельки возможно за счет волнообразных движений ресничек. Так и плывет тупым краем вперед со скоростью около 2 мм/с. В основном инфузория-туфелька передвигается в одной плоскости, тогда как в толще той же массы особь может вращаться вокруг продольной оси. Простейшие меняют направления движения, благодаря изгибам своего тела.Если инфузория сталкивается с препятствием, она мгновенно начинает двигаться в обратном направлении.

Чем питается топливный инфузор? Питание этого простейшего имеет характерные особенности. Основу пищевого рациона инфузорий-туфельки составляют бактерии, скопления которых привлекают инфузорий выделением специальных химических веществ. Также инфузории могут заглатывать и другие взвешенные в воде частицы, даже не имеющие особой пищевой ценности. В теле простейших клеточный рот выделяется в клеточный глоток.Возле рта расположены особые реснички, собранные в сложные комплексы. При волнообразных движениях ресничек этого вида пища с током воды попадает в глотку. В основании глотки образуется большая пищеварительная вакуоль. Эта вакуоль, как и все последующие новообразованные, мигрируют в цитоплазме организма особи по определенному «пути» — впереди спины, а затем позади копеды (как бы по кругу), при этом крупная вакуоль распадается на более мелкие. Таким образом, усвоение питательных веществ ускоряется.Наиболее вязкие вещества поступают в цитоплазму, где используются на нужды организма. Ненужные вещества выводятся во внешнюю среду через пороширы в задней части клетки — участок с недоразвитой пелликулой.

В клетке инфузорий-туфельки имеются две сократительные вакуоли спереди и сзади тела. Строение такой вакуоли различают цистерна и канальцы. По канальцам вода поступает из цитоплазмы в цистерну, из которой через время выталкивается наружу.Благодаря цитоскелету из микротрубочек этот комплекс постоянно находится в определенной области клетки. Основная функция сократительных вакуолей – оцистраляторная. Потоком их из клетки удаляется избыточная вода, а также продукты азотистого обмена.

Дыхание инфузорий-туфельки происходит через всю поверхность тела. А при пониженной концентрации кислорода в воде инфузорий живет за счет гликолиза.

Две сердцевины инфузорий-туфельки имеют различное строение и выполняют различные функции.Мелкое ядро ​​диплоидное, имеет округлую форму; Ядро крупное полиплоидное, имеет бобовидную форму. Мелкое ядро ​​отвечает за половое размножение, а большое ядро ​​управляет синтезом всех белков клеточных клеток инфузории.

Разное размножение происходит путем деления клетки пополам. Половое размножение осуществляется путем конъюгации. Две туфельки соединяются и при сложных превращениях ядер образуются новые особи.

Инфузория туфелька — Фото, содержание, разведение

Дата: 12.09.2011

Инфузорий туфельки — отличный корм для мальков аквариумных рыбок.Без инфузорий не обойтись, если вы решили завести аквариумных рыбок. Новорожденных иждивенцев вам придется кормить самой что ни на есть мелкой едой. Летом опытные аквариумисты посоветуют такой корм поискать в ближайшем водоеме, взяв с собой.

Но, к сожалению, нынешнее состояние экологии в промышленных центрах почти гарантированно предопределяет несостоятельность такого времени. В черте больших городов все давно и безвозвратно отравлено и если даже не вымерло, то вряд ли годится для соседства нежного малолетки.Неудивительно, что специалисты по аквариумистике редко гоняются на собственных автомобилях по далекому Подмосковью в поисках «живых» лужиц. Я, конечно, посоветую вам что-нибудь попроще.

Photo Infusoria — Shoe

Как-то соседский мальчик подошел ко мне посмотреть на рыбок в аквариуме, а заодно рассказал историю, которая была на уроке. Учитель дал задание нарисовать жителей другой планеты, существ другой цивилизации. В итоге ничего оригинального никто не сделал, но наставник не огорчился.Он лишь еще раз убедился, что выполняя такие задания, дети используют в своей работе характерные образы тех или иных земных животных. Человеческая и даже детская фантазия не может родить существо, решительно отличающееся от земного. Эта школьная задача могла быть решена более успешно, если бы испытуемые были знакомы с миром протозоологии.

Жители этого мира, не считайте невооруженным глазом, в лучшем случае можно заметить в воде любые мельчайшие белесые материи, крошечные точки, воспринимаемые как мучение.Большинство людей об этих существах знают лишь то, что они чрезвычайно малы. Но для аквариумиста они могут иметь практический интерес.

На Земле существует премия простейших организмов, представляющих собой одну-единственную живую клетку. Среди них и инфузории. Размеры этих животных очень малы и колеблются от нескольких микрон до 2 миллиметров, так что практически с полной уверенностью их можно отнести к миру невидимого. Ученые насчитывают более 6000 видов инфузорий, и, скорее всего, далеко не всем удалось выявить и найти им место в зоологической номенклатуре.

Надо признать, что многие стороны биологии инфузорий для людей остаются загадкой. Исследование осложняется их небольшим объемом и тематикой. Что содержание и размножение подавляющего большинства одноклеточных «в неволе» еще не освоено.

Как они выглядят? Это уход из другого мира. Головы и хвоста у них не найдешь, хотя понятие «до-жопа» для них существует. Нет ног, лап, плавника, крыльев, глаз, ушей. У них нет голосов.

Отсутствуют сердце, легкие, печень, почки, кишечник и др. Отсутствуют нервная система и половые органы, характерные для животных, птиц, рыб и пресмыкающихся. И хоть что-то близкое к человеческим понятиям, привычное нашему глазу, есть? Только рото-дефекационный аппарат (пороширен), и то не все, некоторые питаются всем телом.

Однако инфузии живут и процветают и все биологические задачи решают своими, зачастую непонятными методами. Нас, аквариумистов, в основном интересует один из самых крупных представителей этого класса, а именно известный всем со школьной скамьи инфузор — Paramecium Caudatum.На ее примере я вкратце и расскажу, что это за зверь такой — инфузория.

Свое народное название эта инфузория получила за некоторое сходство с формой башмаков. Его обтекаемые контуры — результат приспособления к водному образу жизни. Размер взрослой особи достигает 0,3 миллиметра. Одноклеточное тело покрыто многослойной структурированной оболочкой, достаточно прочной и упругой.

Может двигаться со скоростью до 2,5 мм/с, преодолевая за это время расстояние, в 10 раз превышающее длину его собственного тела.Очень ловко маневрирует, мгновенно меняет направление движения, может плыть задом. Вся поверхность инфузории покрыта ресничками, скоординированные гребные движения которых и обеспечивают подвижность животного.

На всех изображениях обуви можно увидеть некий внутренний звездный орган. Это так называемая сократительная вакуоль с ампулами вокруг нее. Основным назначением этого устройства является постоянно поступающая через оболочку жидкость. Концентрация растворенных веществ в теле туфельки выше, чем во внешней среде, поэтому из-за разницы осмотического давления вода устремляется внутрь и, если ее не прокачать, инфузории просто лопаются.

Жидкость сначала заполняет ампулы, которые в какой-то момент опорожняются в сокращающуюся вакуоль, раздувающуюся в пузырек. Затем по специальному потоку выбрасывается вода. Туфельки имеют две сократительные вакуоли, они пульсируют попеременно с частотой один раз в 20-25 секунд. Предполагается, что с помощью этого устройства обувь также регулирует свой ионный состав, избавляясь, в частности, от избыточных ионов натрия. Возможно, функции дыхания имеют этот водообмен.

Внутри инфузории в особых вакуолях (пузырьках) обнаруживаются кристаллы, состоящие в основном из солей кальция и фосфора, в меньшем количестве присутствуют магний, хлор и органические компоненты. Назначение этих образований загадочно.

Чем питается инфузория

Инфузория-туфелька питается в основном бактериями, а также дрожжевыми грибами, водорослями, растворенными белковыми веществами, а рот ее находится на боку, в углублении на конце специального желоба, проходящего вдоль передней части тела.

Реснички интенсивно гонят воду вместе с едой в рот. Затем собранные частицы попадают в особый пищеварительный вакуоль — небольшую замкнутую емкость (пузырь) с пищеварительными ферментами, которая отделяется от «глотки» и циркулирует по определенному маршруту по определенному маршруту, распределяя пригодные для использования клетки.

При обилии пищи пищевые вакуоли могут образовываться с интервалом в 1,5-2 минуты, что свидетельствует о высокой интенсивности пищеварения. Несколько вакуолей с неперевариваемыми остатками сливаются, подходят для пористости и выходят наружу.

Можно предположить, что по случаю инфузории бактерии осуществляют своеобразное обеззараживание воды. Примечательно и то, что, хотя туфелька и обладает способностью различать корм, она не может не проглатывать какие-либо частицы, попавшие с ресничками в глотку.

Поэтому в ее «желудке» наряду с бактериями (полезной пищей) обнаруживаются мельчайшие частицы краски (кармин, уголь), пластика или металла (опилки) и т. д. Эта особенность помогает изучать в лабораторных условиях некоторые процессы жизнедеятельности инфузорий .Переключенные несъедобные вещества выбрасываются наружу заметно быстрее.

Как размножается инфузорий

При хорошем питании и оптимальных условиях инфузория-шилла размножается очень быстро. А.Микулин в брошюре «Живой корм» (Москва, Дельфин, 1994) сообщает, что для достижения максимально возможной концентрации туфельки в 40 тысяч экземпляров на кубический сантиметр воды от одной единственной особи требуется менее месяца. Туфелька использует два метода размножения: половой и половой.

При сотовом способе инфузорий размножается поперечным делением тела надвое. Это происходит 1-2 раза в день. В общих чертах процесс выглядит следующим образом. Инфузория-туфелька несет в своем теле два ядра — большое и малое.

Большое ядро ​​отвечает за правильность обмена веществ в клетке, малое является носителем наследственной информации. Перед делением набор хромосом в ядрах удваивается, а при делении каждое дочернее получает свой набор из двух ядер.Они также повторно оперируют все другие органы. Деление оставляет от 30 минут до 2-3 часов, в зависимости от температуры окружающей среды.

Половое размножение связано с временной связью двух особей (самцы и самки не имеют обуви). Инфузории прикладываются друг к другу сторонами, где расположены устья. В этом месте часть оболочки растворяется и клетки соединяются плазменным мостиком. В таком состоянии обувь плавает около 12 часов.

Photo Infusoria — Shoe

За это время в организме как инфузорий, так и происходит ряд изменений.Крупные ядра в середине процесса не участвуют и, кроме того, распадаются и растворяются в плазме. Но маленькие проходят через цепочку сложных изменений и в итоге удваиваются. Одно из новых ядер остается на старом месте, а второе через плазменный мостик переходит в соседнюю клетку и сливается там с другим, «чужим» ядром, после чего инфузории разъединяются. Таким образом, происходит обмен генетическим материалом.

Дело, однако, не заканчивается. Так как отделившийся инфузорий имеет только небольшое ядро, т.е.е. «Некомплект», то он начинает делиться на сложную программу, образуя как новые малые, так и большие ядра.

Для распределения полученных ядер сама инфузория последовательно дважды делится. В конечном итоге от каждого участника этого «полового акта» получаются четыре шаффл-инфузии с обновленным набором генов. Далее каждый из них умножается на простое деление, так как должно пройти определенное количество клеточных делений и самих клеток, чтобы достичь состояния зрелости.На их готовность влияют внешние факторы, такие как свет, температура и мощность.

Пока это остается загадкой, ливневая инфузория распространяется через водоемы. Подавляющее большинство простейших может впасть в состояние цисты при остановке жизненных процессов, клетка приучена к твердой оболочке, под защитой которой она способна переносить неблагоприятные условия, в частности пересыхание резервуара, после чего эти цисты переносятся ветром вместе с пылью.Когда киста снова падает в воду, тело пробуждается к жизни.

Проверено в лабораториях неоднократно, но… только не ботинком. Ни цистировать, ни рециркулировать у него не получается, хотя, казалось бы, эта инфузория настолько легко разводится в «неволе», что эксперименты можно повторять бесконечно и добиваться определенного результата. Существует только одна правдоподобная версия заселения: Параметион будет заниматься водоплавающими и другими водными животными, способными к миграции.

Теперь о поведении. Инфузории воспринимают различные внешние раздражители и соответственно реагируют на них. Как правило, ответом на раздражение является их пространственное перемещение. Раздражение может вызывать целенаправленное движение к источнику раздражения или от него. Ученые эту реакцию называют топотаксис, или таксис. Когда инфузория движется на раздражитель, говорят о положительном таксисе, если она его избегает — об отрицательном.

Это слово вы уже могли встретить в аквариумной литературе, когда автор, желая подвести знание научной терминологии, вместо того, чтобы просто написать «Новорожденные водопады прячутся от света», сообщает читателю, что они «обладают отрицательный фототаксис.

Вот несколько концептов из инфузорий-туннелей Taxis.

Реагирует на освещение. Как и чем она его воспринимает — сегодня непонятно. Лабораторные опыты показывают, что они не только имеют систему восприятия света, но и измеряют его интенсивность и даже длину его волны, т.е. цвет. Считается, что обычно туфли проявляют положительный фототаксис, но мой опыт разведения этой инфузории и кормления ею не подтверждает этого. Никогда не замечал, чтобы туфельки собирались у более освещенной стенки сосуда, где они живут со мной, или у освещенной сверху поверхности аквариума.

Обувь Photo Infusoria

Чаще всего в хороших жизненных условиях они просто равномерно разбросаны по объему, вне зависимости от направления и силы света. Замечено, что если ботинок питается водорослями, он ищет в темноте. Видимо, захваченные, но до конца еще не переваренные водоросли в мире до последнего момента занимаются фотосинтезом, и это как-то мешает пищеварению инфузорий.

Хемотаксис, или реакция на наличие химического раздражителя, не всегда проявляется в обуви явным образом, хотя считается, что хеморез, или чувствительность к различным химическим веществам, имеет большое значение в естественных условиях.Итак, совершенно точно известно, что готовые к половому размножению инфузории находят друг друга по выделению определенных химических веществ.

Механитаксис — это реакция на твердый субстрат или поток жидкости. В качестве примера отрицательного механотаксиса используется прикосновение к обуви, когда он шагает к барьеру, получив механическое раздражение. На воду инфузория реагирует положительно, т.е. пытается плыть против него. Считается, что механическое раздражение инфузорий в основном воспринимается их ресничками.

Были проведены интересные опыты с туфлями для определения их геотаксиса, то есть соотношения движений с силой тяжести. Предполагают, что они воспринимаются грозными через давление, сокращаемое пищевыми вакуолями или вакуолями с кристаллическими включениями.

Итак, башмаки накормили железными опилками, а затем поместили их в магнитное поле, и они стали плыть от магнита, показывая отрицательное руление. Эта имитация гравитации позволяет сделать вывод об отрицательном геотаксисе.Логика подсказывает, что иначе они были бы «тоновыми» и двигались преимущественно в нижнем слое.

Инфузория туфелька несомненно способна к восприятию температуры, но ни положительного, ни отрицательного термотаксиса пока не наблюдается. Просто происходит их накопление в области оптимальных температур. Для обуви 24-28°С.

Еще одна особенность поведения заключается в том, что в среде, через которую пропускается постоянный электрический ток, они совершенно целенаправленно плавают к катоду.И хотя в природе это явление вряд ли встретишь, его можно назвать гальванотаксисом.

Это просто проверить дома. На стекло на расстоянии нескольких сантиметров необходимо приклеить два зачищенных медных провода. Несколько капель густой культуры инфузорий помещают на стекло так, чтобы провода были покрыты водой, а затем подключают их к источнику постоянного тока 5-9 вольт (батареи типа Крона).

Беспорядочно движущиеся инфузии сразу устремятся к отрицательному электроду.Поменяйте полюса, и они повернутся обратно к катоду. Природа этого явления, как и многого другого в жизни инфузорий, сегодня не выяснена.

И, наконец, самое важное для аквариумистов таксис инфузорий-туфельки — положительное таксис кислорода. Инфузорий при недостатке кислорода энергично устремляется на поверхность, где газообмен на границе двух сред позволяет «дышать». Вопрос, как он дышит и как чувствует удушье, тоже не имеет однозначного ответа.А вот как этим такси пользуются аквариумисты, я расскажу далее достаточно подробно.

Не все аквариумисты решаются на выращивание башмачков в домашних условиях. Их пугает значительно преувеличенная, на мой взгляд, сложность его разведения и содержания. Конечно, придется приложить усилия, но, как известно, в квартире без выезда живут только тараканы. Тем не менее, «не так страшен, как его маленький»: внимательный и терпеливый любовник с этой задачей успешно справляется.

Обувь Photo Infusoria

Как установка для заваривания кормов, если верить публикациям, весьма привлекательна.В уже упомянутой работе А.Е.Микулина «Живые корма» приведена сравнительная таблица содержания аминокислотного состава белка различных кормовых водных беспозвоночных: инфузорий, сорняков и др. Так вот. Героиня этой статьи по некоторым показателям превосходит остальных.

В то же время среди аквариумистов-рейзеров бытует устойчивое мнение, что «инфузории дурака не растут». В этом утверждении есть доля правды. На мой взгляд, все дело в количестве или объеме пищи инфузорий.Пока Малек еще маленький, он быстро щиплет этим кормом свой животик, опять же, если его хватает на единицу воды в аквариуме, где сидят малыши. Правда, есть рыбки, новорожденные мальки которых настолько вялые и отборные, что скорость движения туфельки оказывается для них величавой, этот корм им может и не подойти: с голоду сдохнут, а поймать не смогут.

А когда через первые 3-4 дня кормления малыш дорастет до способности глотать что-то и больше, наполнение его увеличенной в объеме инфузории становится затруднительным, тем более, что в этот период Малек уже способен кушать постоянно (и в нужде).В природе все необходимое в качестве «кормового набора» закладывается вместе с пихтой, а в условиях нереста ей необходимо обеспечить аналогичное соседство – уход за аквариумом. Поэтому инфузория хороша первые 3-7 дней, а потом надо искать что-то более кормовое.

Однако большая часть неудач в размножении, если мальки уже свернулись, приходится на первичное (стартовое) кормление. Чаще всего корм не соответствует размерам мальков: они просто не могут его проглотить, им нужен живой предмет.Инфузория-туфелька в большинстве случаев годится как нельзя.

Проблемно разводить инфузорий для крупного экономиста-рыболова. А для любительских целей сосредоточить (точнее, «поднять») на собственных инфузориях две-три сотни мальков мелкой аквариумной рыбалки особого труда не составит.

Самая сложная задача – получить исходную чистую культуру парамеций. Лучше всего получить его у знакомого или купить на птичьем рынке. В книгах по аквариумистике можно встретить такой совет: нажимать на стеклянный пучок аквариумных растений и при хорошем увеличении (+5-7d) вылавливать эти инфузории тончайшей пипеткой.Подробности того, как это делается, смотрите в соответствующей книге. Попробовал — отпишусь о результате.

Бывают случаи, когда ботинок внезапно разводится на массовые количества при непредвиденных обстоятельствах. Как-то пришлось столкнуться с аквариумом, в котором жили крабы из Юго-Восточной Азии. Уровень воды был всего около 5 см, а их рацион в основном состоял из фруктов (вегетарианских крабов). Как попал туда башмачок — неизвестно, но там была тьма темная, и не было среди них иного простейшего: идеальной культуры.

Инфузории являются важным источником кислорода.Для обеспечения им таких условий больше всего подходит емкость с максимальной площадью поверхности. Для небольшого количества парамета можно использовать трехлитровую банку, наполовину наполненную водой, лучше – мягкой. Держу инфузории в кипяченой воде жесткостью 6-8 мг. Чтобы получить воду таких параметров, нужно прокипятить водопровод, дать ему отстояться и слить верхние 2/3 объема.

Температуру лучше поддерживать на уровне 15-18°С (я, например, зимой держу банки с инфузорией на подоконнике).Эта температура не оптимальна для обуви.

При 24-28°С культура хотя и быстро достигает максимальной плотности, но также быстро и погибает, полагаясь на продукты собственного метаболизма (то есть отходы жизнедеятельности) и не выдерживая дыхательной конкуренции с массово размножающимися бактериями , подавая обувь с едой.

Ванюшин И. Мытищи Московская область

Журнал Аквариум 2001 №4

Обновлено: 06.06.2021

103583

Если вы заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Международное научное название

Paramecium Caudatum Ehrenberg, 1838


Поиск изображений
на wikisklad

Знаете ли вы? Невероятные факты о карликовых гурами

Интересные факты о карликовых гурами

Что это за карликовые гурами?

Карликовый гурами – это вид гурами , который известен как обычная аквариумная рыбка.

К какому классу животных относится карликовый гурами?

Карликовый гурами принадлежит к классу Actinopterygii и семейству Osphronemidae.

Сколько карликовых гурами в мире?

Убедительных данных о точной популяции этого вида нет, но говорят, что значительная часть дикой популяции обитает в Ассаме, Индия.

Где живет карликовый гурами?

В дикой природе карликовый гурами встречается на Индийском субконтиненте, в основном в странах Индии, Пакистана и Бангладеш. Тем не менее, вы можете найти эту рыбу по всему миру из-за ее популярности в качестве аквариумной рыбы.

Что такое среда обитания карликового гурами?

Карликовый гурами — свободно плавающий вид рыб, предпочитающий пресноводные места обитания, такие как реки, ручьи, ручьи, озера с большим количеством растений и растительности. Когда вы держите рыбу в аквариуме, важно поддерживать параметры воды, близкие к ее естественной среде обитания. Первый шаг включает в себя выбор правильного размера аквариума для рыбы.

Минимальный размер аквариума для карликовых гурами должен составлять около 10 галлонов, после чего вы можете добавлять от четырех до пяти галлонов на каждую дополнительную рыбку.Некоторые люди выбирают минимальный размер аквариума в пять галлонов, что неправильно, и когда много рыб содержится в маленьком аквариуме, особи становятся агрессивными. Также позаботьтесь о том, чтобы в аквариуме было много живых растений, так как это поможет рыбам дышать воздухом и послужит дополнительным фильтром для воды.

Что касается условий содержания в аквариуме, вы должны стремиться поддерживать температуру воды в пределах 72–82° F (22–27° C). Уровень pH воды должен быть около 6-7,5, а уровень жесткости воды должен быть в пределах 4-10 dGH.Всегда помните об установке качественного фильтра, чтобы вода оставалась чистой и насыщенной кислородом. Каждую неделю вы должны усердно менять 10-20% воды в аквариуме, чтобы следить за уровнем аммиака.

С кем живет карликовый гурами?

В дикой природе гурами живут небольшими группами. Однако, поскольку это мирный вид аквариумных рыб, вы можете держать карликового гурами в общем аквариуме. Предпочитает занимать средний слой аквариума и даже прятаться за растениями.Просто убедитесь, что места достаточно для всех, чтобы все были здоровы и процветали.

Сколько живет карликовый гурами?

Продолжительность жизни карликового гурами составляет около четырех лет, и при хорошем уходе рыбка может жить полной жизнью. Продолжайте проверять уровень нитратов в аквариуме с гурами, так как чрезмерное количество нитратов может сократить продолжительность жизни этой рыбы.

Как они размножаются?

Одной из самых интересных особенностей карликового гурами является способ его разведения.Карликовых гурами легко разводить даже в аквариуме. Лучший способ сделать это – содержать несколько самцов и самок гурами в аквариуме с низким уровнем воды. И поддерживайте температуру около 82 F (27,7 C). Именно гурами-самцы строят знаменитые гнезда из пузырей, в которых размещаются яйца. Вы должны предоставить рыбам строительные материалы для гнезда, и лучший способ — установить в пространстве растения. Самцы также готовят гнездо еще до начала размножения.

Когда самец вида готов к размножению, он пытается ухаживать за самкой для спаривания.Если самке очень нравится самец, она тоже присоединится к танцу. Во время нереста самка может выпустить несколько десятков прозрачных икринок, а их количество составляет около 600 икринок. Как только самка выпускает яйца, самец выпускает свою сперму, чтобы оплодотворить яйца, которые затем всплывают на поверхность. Вы можете добавить в аквариум плавающие растения, чтобы помочь самцу сделать гнездо из пузырей. Пара для размножения может нереститься несколько раз, и самец может даже образовывать пары для размножения с другими самками в аквариуме. Самцы также подплывают к поверхности аквариума, чтобы запечатать дно пузырчатых гнезд, чтобы яйца не сбились с пути.

Важно удалить самок после окончания размножения, чтобы защитить яйца. Тем не менее, самцы остаются в аквариуме, чтобы заботиться об икре, которая вылупляется примерно через 12-24 часа. К третьему дню мальки плавают по аквариуму, и настало время удалить самца из аквариума. В рацион мальков могут входить корма для мальков и инфузории. А по истечении недели в рацион молоди рыбок гурами можно добавить артемии.

Каков их охранный статус?

Согласно наблюдениям, сделанным в Красном списке Международного союза охраны природы (МСОП), карликовые гурами классифицированы как вызывающие наименьшее беспокойство.

Интересные факты о карликовом гурами

Как выглядит карликовый гурами?

Первое, что нам нужно рассказать вам об этом виде рыбок гурами, это то, что существуют разные типы карликовых гурами, которые в основном определяются различными цветами, которые может иметь рыба. Обычные цветовые варианты включают неоново-синий карликовый гурами, порошково-синий карликовый гурами, огненный карликовый гурами, обычный синий карликовый гурами и многие другие. Все они довольно популярны на аквариумном рынке.Нам особенно нравятся огненные карликовые гурами из-за ярко-оранжевого цвета, который придает им сходство с янтарными тетрами. Есть также радужный карлик-гурами с ярко-синими и красными полосами на теле.

Карликовые гурами имеют маленькое уплощенное тело, а по бокам у рыбы большие широкие плавники. Анальный и спинной плавники этой рыбы срослись, а брюшные плавники мутировали и превратились в нитевидные выросты, помогающие первым в улавливании сенсорных сигналов. Один из способов отличить самца рыбы от самки — посмотреть на спинной плавник, поскольку у самцов карликовых гурами, как правило, более длинные и заостренные спинные плавники.В дикой природе цветовые схемы этих гурами сильно отличаются, так как самцы карликовых гурами могут иметь на теле чередующиеся синие и красные полосы, а самки более серебристые и тусклые.

Какие они милые?

Карликовые гурами такие же милые, как медовые гурами, и вы должны стремиться собирать цветовые морфы, которые вам нравятся больше всего.

Как они общаются?

Одна из самых загадочных вещей, которую нам еще предстоит раскрыть, — это то, как общаются рыбы.Было высказано предположение, что рыбы могут общаться с помощью запахов, электрических импульсов и даже с помощью различных условий освещения. Тем не менее, говорят, что у гурами действительно хороший слух, который позволяет рыбе воспринимать окружающую среду.

Насколько велик карликовый гурами?

Средний размер карликового гурами составляет около 2–4 дюймов (5–10 см). Считается одним из самых маленьких видов гурами. Для сравнения, трехточечный гурами достигает среднего размера около 5.9 дюймов (14,9 см), что делает его немного больше.

Как быстро может плавать карликовый гурами?

Мы мало что знаем о скорости этой свободно плавающей рыбы. Она не любит бурную воду, и рыбе потребуется время, чтобы акклиматизироваться к таким ситуациям. Но если вы заметили, что ваш питомец гурами беспорядочно плавает в аквариуме, то это может быть из-за стресса. Лучше сразу проконсультироваться с экспертом или ветеринаром, чтобы узнать больше об уходе за карликовым гурами.

Сколько весит карликовый гурами?

Нам неизвестен вес этого вида гурами, но можно предположить, что он невелик, так как у него маленькое тело.Но есть некоторые гурами, которые могут достигать среднего веса до 20 фунтов (9 кг).

Каковы мужские и женские названия вида?

Для самцов и самок этого вида рыб не существует половых названий. Самец карликового гурами, как правило, крупнее самки.

Как бы вы назвали детеныша карликового гурами?

Как и другие рыбы, детенышей карликового гурами называют мальками.

Что они едят?

Рацион карликового гурами в дикой природе может включать как растительную, так и животную пищу.При содержании в аквариуме карликовый гурами будет есть обычные гранулы и хлопья. И некоторые люди также любят давать ему живые продукты, такие как мотыль и артемия. Обязательно следите за рационом вашей рыбы, так как важно, чтобы все в аквариуме были здоровы. Рацион ваших карликовых гурами также может включать сублимированные корма, овощные гранулы и замороженные продукты. А если вы пытаетесь разводить пару карликовых гурами, то можно использовать живой корм, чтобы связать самца с самкой.

Опасны ли они?

Нет, эти маленькие аквариумные рыбки ни для кого не опасны, не вредят и не убивают других рыб.Некоторые виды гурами, особенно гигантские гурами, даже поедаются людьми.

Будут ли они хорошим питомцем?

Да, держать карликового гурами в качестве домашнего питомца — это прекрасно, и этот вид также легко доступен. Вы можете приобрести большой аквариум на 20–30 галлонов (75,7–113,5 л) и содержать в нем пять или более рыбок, так как карликовые гурами прекрасно себя чувствуют, если их держать вместе. Вы можете держать рыб парами, а можете и нет, но убедитесь, что у каждой рыбы достаточно места в аквариуме. Тем не менее, ваши рыбы в конечном итоге проведут немного времени в одиночестве, даже если их держат парами.Наряду с правильной температурой и жесткостью воды вы также должны убедиться, что поток воды в вашем аквариуме не слишком велик, так как карликовый гурами любит медленно текущую воду, которая позволяет ему подплыть к поверхности аквариума.

Кидадль Консультация: Все домашние животные должны покупаться только у надежных поставщиков. Рекомендуется в качестве потенциальному владельцу домашнего животного вы проводите собственное исследование, прежде чем принять решение о своем любимом питомце. Быть владельцем домашнего животного – это очень полезно, но это также требует обязательств, времени и денег.Убедитесь, что выбранный вами питомец соответствует законодательства вашего штата и/или страны. Вы никогда не должны брать животных из дикой природы или нарушать их среду обитания. Пожалуйста, убедитесь, что домашнее животное, которое вы планируете купить, не относится к исчезающим видам или не занесено в список СИТЕС. и не был взят из дикой природы для торговли домашними животными.

Знаете ли вы…

Карликовые гурами — это разновидность лабиринтных рыб, у которых есть специальный орган, позволяющий им поглощать кислород с поверхности аквариума.Этот лабиринтный орган очень похож на наши легкие.

Одной из неприятных вещей, наблюдаемых среди этих видов рыб, является карликовая болезнь гурами. Считается, что это вирусное заболевание, от которого нет лекарства. Это заболевание в основном встречается у выращиваемых в промышленных масштабах карликовых гурами и может быстро распространяться по аквариуму. В большинстве случаев состояние воды в аквариуме действительно плохое, что и приводит к этому заболеванию. Это заболевание возникает, когда иридовирус атакует селезенку и почки рыб, и через некоторое время после обнаружения ваш питомец может упасть замертво.Но на самом деле болезнь сохраняется в организме рыбы более месяца и приводит к ее разрушению. Верным признаком болезни является бледный вид вашей рыбы, а иногда она может лихорадочно плавать. Болезнь карликового гурами носит вирусный характер, поэтому вы должны обязательно вывести из воды других рыб, если есть подозрение на смерть. Поскольку это неизлечимо, лучший способ предотвратить это — содержать резервуар в чистоте и порядке.

В аквариум с карликовым гурами следует добавить много растений, так как эти рыбки часто пугаются и нуждаются в укрытии.

Какой темперамент у карликового гурами?

Гном-гурами известен своим миролюбивым характером и не особо беспокоит своих соседей по аквариуму. При этом, если в одном аквариуме содержится слишком много самцов, это может привести к агрессии. Поэтому убедитесь, что размер аквариума соответствует количеству гурами, которое вы планируете завести.

С какой рыбой уживаются карликовые гурами?

Карликовый гурами — мирная рыба, поэтому ее можно содержать в общем аквариуме.Но вам следует знать, что некоторые виды рыб могут в конечном итоге издеваться над карликовым гурами. Следовательно, при настройке танка вы должны быть осторожны в выборе правильных товарищей по танку. Подходящими соседями по аквариуму для карликовых гурами являются тетры, гольцы, сомы, меченосцы, расборы и моллинезии. И, во что бы то ни стало, вы должны избегать размещения рыбы с товарищами по аквариуму, такими как Оскары, петушки, африканские цихлиды и арованы.

Здесь, в Kidadl, мы тщательно подготовили множество интересных семейных фактов о животных, которые каждый может открыть для себя! Узнайте больше о некоторых других рыбах на наших страницах с фактами о камбале и об арапайме.

Вы даже можете занять себя дома, раскрашивая одну из наших бесплатных раскрасок Easy Fish, которые можно распечатать.

Основное изображение Джварсеги.

Второе изображение Дебиворта.

Рыболовный колледж и научно-исследовательский институт (FC & RI), Thoothukudi

ТЕОРИЯ Блок – I

Рыбная ферма — определение, цели, виды ферм; пресная вода, солоноватая вода и морские фермы. Выбор площадки для аквафермы – критерии выбора площадки, прединвестиционное обследование, т.е., доступность, физические характеристики земли, детальное обследование, а именно состояние участка, топография, характеристики почвы. Геодезия — определение, принципы съемки, классификация съемки, инструменты, используемые для сцепки, сцепка на неровной или наклонной поверхности и ошибка из-за неправильной длины цепи. Цепная съемка — определения, инструменты, используемые для определения прямых углов, основные проблемы при цепной съемке, перекрестный опрос персонала. Компасная съемка — определения, азимут, меридианы, азимутальная система полного круга, редуцированная азимутальная система, теория магнитного компаса, призматический компас.

Блок – II

Нивелирование — определения, методы нивелирования, нивелирные инструменты, термины и сокращения, виды спиртового нивелирования. Планшетная съемка — необходимые инструменты, работа, методы. Контурная съемка — определение, контурный интервал, характеристики контура, методы оконтуривания и использование контура. Расчет площади правильной и неправильной плоских поверхностей, правило трапеций и Симпсона, объем правильной и неправильной формы применительно к штабелям и кучам, расчет объема пруда.Расчеты земляных работ — земляные работы, насыпь, продольный и поперечный уклоны, расчет объемов земляных работ применительно к дорогам и каналам.

Блок – III

Почва и ее свойства — классификация почв; методы отбора проб почвы; трехфазная система грунта, определения свойств грунта и водопроницаемости грунта. Пруды — классификация прудов; выемочные пруды, насыпные пруды, заградительные и отводные пруды; система розария и параллельная система. Планирование рыбных прудов, планировка, планирование материалов, ручное планирование, сравнение квадратных и прямоугольных прудов, больших и малых прудов; Типы прудов; пруды для выкармливания, пруды для выращивания и пруды для зарыбления. Дизайн прудов, геометрия прудов; форма, размер, уклон дна пруда и т. д., строительство прудов, а именно разметка, выемка грунта и т. д., дамбы, типы дамб, а именно периферийные дамбы, вторичные дамбы, проектирование дамб, строительство дамб.

Блок – IV

Водопровод-канал, виды каналов; питающий канал, отводной канал и т. д., Система трубопроводов, Водоохранные сооружения — типы входов и выходов и их конструкция. Уравнение водного баланса, дренажная система пруда; просачивание и методы борьбы с просачиванием, испарение; факторы, влияющие на испарение, эрозию почвы в дамбах и ее контроль. Выбор участка, планирование и строительство прибрежных акваферм. Рыбоводческие фермы с солоноватой водой — приливное, насосное, выбор места — топография, амплитуда приливов, почва и источники воды и т. д.,

Блок – В

Инкубаторы — выбор площадки, объекты инфраструктуры; система водоснабжения, главный инкубаторный комплекс, т.е., План размещения и проектирование инкубаториев — пруды для выращивания маточного стада, выводные резервуары для артемии, навесы и т. Д., Система культивирования каналов — выбор места, план расположения, типы системы культивирования каналов, а именно, параллельная система, последовательная система и т. Д., Аэраторы — принципы, классификация аэраторов и размещения аэраторов. Насосы — назначение перекачки, типы, выбор насоса, общий напор, расчет мощности. Фильтры — типы и конструкции.

Федор Достоевский — Бесы (гл. 1.4)

Калека

Шатов НЕ БЫЛ ИЗВОРЕН, но поступил по моей записке и в полдень зашел к Лизавете Николаевне.Мы вошли почти вместе; Я тоже собирался сделать свой первый звонок. Все они, то есть Лиза, ее мать и Маврикий Николаевич, сидели в большой гостиной и спорили. Мать просила Лизу сыграть какой-нибудь вальс на фортепиано, и как только Лиза начала играть запрошенную пьесу, заявила, что она не та. Маврикий Николаевич по простоте душевной принял сторону Лизы, утверждая, что это правильный вальс. Старушка так разозлилась, что заплакала. Она была больна и ходила с трудом.Ноги у нее распухли, и в последние дни она беспрестанно капризничала, ссорилась со всеми, хотя всегда довольно благоговела перед Лизой. Они были рады нас видеть. Лиза вспыхнула от удовольствия и, сказав мне «merci», разумеется, за счет Шатова, пошла ему навстречу, с интересом глядя на него.

Шатов неловко остановился в дверях. Поблагодарив его за то, что он пришел, она подвела его к матери.

«Это господин Шатов, о котором я вам говорил, а это господинГ—в, большой друг мой и Степана Трофимовича. Маврикий Николаевич тоже вчера познакомился.»

«А профессор какой?»

«Профессора нет, маман.»

«А есть. Вы сами сказали, что будет профессор. Вот этот, наверное. — Она пренебрежительно указала на Шатова.

— Я вам не говорила, что будет профессор. Г-н Г—в на службе, а г-н Шатов бывший студент».

«Студент или профессор, все они из университета все равно.Вы только хотите поспорить. А у швейцарца были усы и борода.

— Это сына Степана Трофимовича maman всегда называет профессором, — сказала Лиза и увела Шатова на диван в другой конец гостиной.

— Когда ноги опухают, она всегда такая, понимаешь, больна, — шепнула она Шатову, все с тем же подчеркнутым любопытством, разглядывая его, особенно его копну волос.

— Ты офицер? — спросила меня дама.Лиза безжалостно бросила меня ей.

— Н-нет.— Я на службе…

— Господин Г—в — большой друг Степана Трофимовича, — тут же вмешалась Лиза.

— Вы у Степана Трофимовича служили? Да, и он ведь тоже профессор?

— Ах, maman, вам должны по ночам сниться профессора, — с досадой вскричала Лиза.

«Я слишком много вижу, когда бодрствую. Но вы всегда будете противоречить своей матери. Вы были здесь четыре года назад, когда Николай Всеволодович был по соседству?»

Я ответил, что был.

«А с вами был какой-то англичанин?»

«Нет, не было.»

Лиза засмеялась.

— Ну, видите ли, англичанина не было, значит, это были пустые сплетни. И Варвара Петровна, и Степан Трофимович оба врут. И все врут.

— Тетя и Степан Трофимович вчера думали, что между Николаем Всеволодовичем и принцем Гарри в шекспировском «Генрихе IV» есть сходство, а в ответ на это maman говорит, что англичанина здесь не было, — объяснила нам Лиза.

«Если бы Гарри не было здесь, не было бы и англичанина. Это был никто, кроме Николая Всеволодовича, на его фокусах.»

— Уверяю вас, маман делает это нарочно, — сочла нужным объяснить Шатову Лиза. — Она действительно слышала о Шекспире. Я сам читал ей первый акт «Отелло». Но ей теперь очень больно.

— Доктор пришел, — объявила служанка в дверях.

Старушка встала и стала звать свою собаку: «Земирка, Земирка, ты хоть со мной пойди.

Земирка, противная старая собачонка, вместо того, чтобы повиноваться, залезла под диван, где сидела Лиза.

«Не хочешь? Тогда я не хочу тебя. Прощайте, батюшка, я не знаю ни вашего имени, ни вашего отца, — сказала она, обращаясь ко мне.

— Антон Лаврентьевич… в одно ухо и из другого. Не ходите со мной, Маврикий Николаевич, я Земирку звал. Слава Богу, я еще могу ходить без посторонней помощи, а завтра поеду кататься.

Она сердито вышла из гостиной.

«Антон Лаврентьевич, поговорите ли вы пока что с Маврикием Николаевичем; Уверяю вас, вы оба выиграете, если узнаете друг друга лучше, — сказала Лиза и дружески улыбнулась Маврикию Николаевичу, который весь просиял, глядя на него. Ничего не поделаешь, я остался поговорить с Маврикием Николаевичем.Я вообразил, сам не знаю почему, что она попросила его прийти с каким-то другим предметом. Мы, то есть Маврикий Николаевич и я, видя, что они говорят вслух и ничего от нас не утаивая, стали прислушиваться и, наконец, спросили нашего совета. Оказалось, что Лизавета Николаевна подумывала выпустить книгу, которая, по ее мнению, была бы полезной, но, будучи совсем неопытной, нуждалась в помощи. Серьезность, с которой она стала излагать свой план Шатову, весьма удивила меня.

«Должно быть, она из новых людей», — подумал я. «Она не зря была в Швейцарии».

Шатов слушал со вниманием, опустив глаза в землю, не выказывая ни малейшего удивления, что легкомысленная светская барышня берется за работу, которая казалась ей столь неуместной.

Ее литературная схема была следующей. Ряд газет и журналов издается в столицах и губерниях России, и каждый день в них сообщается о ряде событий.Проходит год, газеты повсюду сворачиваются и убираются в шкафы, или рвутся и становятся мусором, или используются для изготовления посылок или обертывания вещей. Многие из этих фактов производят впечатление и запоминаются общественностью, но с годами забываются. Многие люди хотели бы найти их, но им приходится пускаться в это море бумаги, часто ничего не зная ни о дне, ни о месте, ни даже о годе, когда произошел инцидент. А между тем, если бы все факты за целый год собрать в одну книгу, по определенному плану и с определенной целью, под рубриками со ссылками, расставленными по месяцам и дням, то такая подборка могла бы отразить особенности русской жизни за весь год, хотя опубликованные факты — лишь малая часть происходящих событий.

— Вместо ряда газет было бы несколько толстых книг, вот и все, — заметил Шатов.

Но Лизавета Николаевна уцепилась за свою мысль, несмотря на трудность ее осуществления и неумение ее описать. «Это должна быть одна книга, и даже не очень толстая», — утверждала она. Но даже если бы он был толстым, он был бы ясен, ибо главным был бы план и характер изложения фактов. Конечно, не все будет собрано и перепечатано.Декреты и акты правительства, местные постановления, законы — все подобные факты, как бы важны они ни были, могли бы быть вовсе исключены из предполагаемой публикации. Они могли многое опустить и ограничиться подборкой событий, более или менее характерных для нравственной жизни народа, для личного характера русского народа в данный момент. Конечно, можно было бы положить все: странные происшествия, пожары, общественные подписки, все хорошее и дурное, всякую речь или слово, может быть, даже разливы рек, может быть, даже какие-нибудь правительственные постановления, но выбирать только такие вещи, которые характерны для Период; все было бы помещено с определенным видом, с особым значением и намерением, с идеей, которая освещала бы факты, рассматриваемые в совокупности, как целое.И, наконец, книга должна быть интересна даже для легкого чтения, помимо ее ценности как справочника. Это была бы, так сказать, презентация духовной, нравственной, внутренней жизни России за целый год.

— Мы хотим, чтобы ее купили все, мы хотим, чтобы это была книга, которая будет на каждом столе, — заявила Лиза. «Я понимаю, что все кроется в плане, и поэтому обращаюсь к вам», — заключила она. Она очень горячилась, и хотя ее объяснение было неясным и неполным, Шатов начал понимать.

— Значит, получится что-то с политической тенденцией, подборка фактов с особой тенденцией, — пробормотал он, все еще не поднимая головы.

«Вовсе нет, мы не должны выбирать с особым пристрастием, и мы не должны иметь в нем никакой политической тенденции. Ничего, кроме беспристрастности — это будет единственная тенденция».

— А тенденция не повредит, — сказал Шатов с легким движением, — и едва ли можно избежать ее, если есть вообще отбор. Самый подбор фактов подскажет, как их следует понимать.Ваша идея неплоха.»

«Так возможна ли такая книга?» воскликнула восхищенно Лиза.

«Надо посмотреть и подумать. Это грандиозное предприятие. Нельзя решить это под влиянием момента. Нам нужен опыт. И когда мы издадим книгу, я сомневаюсь, что мы узнаем, как это сделать. Возможно, после многих испытаний; но мысль заманчивая. Это полезная идея.

Он наконец поднял глаза, и они прямо засверкали от удовольствия, настолько он был заинтересован.

«Это была ваша собственная идея?» — спросил он Лизу дружески и как бы застенчиво.

— Идея не беда, знаешь, беда в плане, — улыбнулась Лиза. — Я очень мало понимаю. Я не очень умен и преследую только то, что ясно мне самому…

— Преследовать?

«Возможно, это не то слово?» — быстро спросила Лиза.

«Со словом все в порядке, я ничего не имел в виду.»

«Я думал, пока был за границей, что даже я могу быть полезен.У меня есть собственные деньги, лежащие без дела. Почему бы мне — даже мне — не работать на общее дело? Кроме того, эта мысль как-то сразу пришла мне в голову сама собой. Я его вовсе не изобретал и был в восторге от него. Но я сразу понял, что мне не обойтись без чьей-либо помощи, потому что я не в состоянии сделать что-либо сам. Моим помощником, конечно же, был бы соредактор книги. Мы пошли бы наполовину. Вы бы дали план и работу. Моим будет оригинальная идея и средства для ее публикации.Как вы думаете, окупит ли книга свои расходы?»

«Если мы найдем хороший план, книга пойдет.»

«Предупреждаю вас, что я делаю это не ради прибыли; но я очень хочу, чтобы книга распространилась, и я очень горжусь тем, что приношу прибыль». идти половинками. Ты придумаешь план.»

«Откуда ты знаешь, что я способен придумать план?»

«Мне про тебя говорили, и вот я услышал … Я знаю, что вы очень умны и… работаете на дело… и много думаете. Петр Степанович Верховенский говорил о вас в Швейцарии, — поспешно прибавила она. — Он очень умный человек, не правда ли? про вас тоже много рассказывал.

Шатов вдруг покраснел.

— А вот газеты.— Я пытался пометить здесь факты для отбора, рассортировать их и сложил бумаги… вот увидишь.

Шатов взял сверток.

«Возьми их домой и посмотри на них. Где ты живешь?»

«На улице Богоявленского, дом Филипова».

— Знаю. Я думаю, что и там, мне сказали, живет капитан, рядом с вами, господин Лебядкин, — так же торопливо сказала Лиза.

Шатов целую минуту просидел с узелком в протянутой руке, ничего не отвечая и глядя в пол.

— Вы бы лучше на эти работы кого-нибудь другого подыскали. Я вам совсем не подхожу, — выговорил он наконец, ужасно странно понизив голос, почти до шепота.

Лиза покраснела.

— О каких работах вы говорите? Маврикий Николаевич, — закричала она, — пожалуйста, принесите сюда это письмо.

Я тоже проследовал за Маврикием Николаевичем к столу.

«Посмотрите на это», она вдруг повернулась ко мне, разворачивая письмо в большом волнении. «Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное.Пожалуйста, прочитайте это вслух. Я хочу, чтобы это услышал и г-н Шатов».

С немалым удивлением прочел вслух следующее послание:

       &nbsp       &nbsp «В совершенстве, мисс Тушина.
       &nbsp»Милостивая Госпожа
       &nbsp       &nbsp «Лизавета Николаевна!

& NBSP & NBSP «Ой, она сладкая королева,
& NBSP & NBSP Lizaveta Tushin!
& NBSP & NBSP, когда на боковом седле она галочках,
& NBSP & NBSP и на ветру ее справедливые пролецы летают!
& NBSP & NBSP или когда с ней мать в церкви она кланяется низко
      &nbsp       &nbsp И на лица благочестивых румянец течет!

«Сочинено неученым человеком в разгар дискуссии.

«Милостивая Госпожа!

«Я жалею себя больше всех людей, что не потеряла руки в Севастополе, вообще там не побывав, а отслужила весь поход, доставляя мизерные провизии, на что смотрю как на унижение. Ты богиня древности, а я ничто, но видел бесконечность, смотри на это как на поэму и не более, ибо ведь поэзия есть вздор и оправдывает то, что в прозе сочли бы дерзостью.Может ли солнце злиться на инфузорию, если последняя слагает ей стихи из капли воды, где их множество, если смотреть в микроскоп? Даже клуб повышения гуманности до крупных животных в высшем обществе Петербурга, справедливо питающий жалость к собакам и лошадям, презирает краткую инфузорию, никак не упоминая о ней, потому что она недостаточно велика. Я тоже не достаточно большой. Мысль о женитьбе может показаться забавной, но вскоре я получу имущество на двести душ благодаря человеконенавистнику, которого вам следует презирать.Я могу многое рассказать и могу взяться предъявить документы, которые означали бы Сибирь. Не пренебрегайте моим предложением. Письмо от инфузории, конечно, в стихах.

«Капитан Лебядкин ваш покорнейший друг.

«И времени у него нет конца».

«Это написал человек в пьяном виде, никчемный малый, — возмутился я. — Я его знаю».

— То письмо, которое я получила вчера, — начала объяснять Лиза, краснея и говоря торопливо, — я тотчас же сама увидела, что оно от какой-то глупой твари, и маман еще не показывала его, боясь огорчает ее больше.Но если он собирается продолжать в том же духе, я не знаю, как поступить. Маврикий Николаевич хочет выйти и запретить ему это делать. Так как я смотрела на вас как на сослуживца, — обратилась она к Шатову, — и так как вы там живете, то я хотела расспросить вас, чтобы судить, чего еще от него ожидать. никчёмный малый, — пробормотал Шатов с явной неохотой.

— Он всегда такой глупый? это, — заметил я, смеясь.

— Из письма видно, что он достаточно умен для своих целей, — неожиданно вставил молчавший до сих пор Маврикий Николаевич.

«Он живет с какой-то сестрой?» — спросила Лиза.

«Да, с сестрой.»

«Говорят, он тиранит ее, это правда?»

Шатов опять посмотрел на Лизу, нахмурился и пробормотал: — Какое мне дело? двинулся к двери.

«Ах, стой!» — вскричала Лиза, трепеща. «Куда ты идешь? Нам так много еще нужно обсудить….»

«О чем тут говорить? Я дам вам знать завтра.

«Да ведь самое главное — печатный станок! Поверьте мне, что я не шучу, что я действительно хочу серьезно работать! — уверяла его Лиза с нарастающим волнением. — Если мы решим напечатать, то где же напечатать? Вы знаете, это важнейший вопрос, ибо в Москву за ним мы не поедем, а о типографии здесь не может быть и речи для такого издания. Я давно решил устроить собственную типографию, может быть, на ваше имя, и знаю, что maman позволит, лишь бы она была на ваше имя….»

«Откуда вы знаете, что я могу быть печатником?» угрюмо спросил Шатов.

«Да ведь Петр Степанович рассказывал мне о вас в Швейцарии и отсылал к вам как к знающему дело и способному установить типографию. Он даже хотел передать мне записку от себя, но я ее забыл».

Лицо Шатова изменилось, насколько я сейчас припоминаю. Он постоял еще несколько секунд, потом вышел из комнаты.

Лиза рассердилась.

«Он всегда так выходит?» — спросила она, повернувшись ко мне.

Я только пожал плечами, как вдруг вернулся Шатов, подошел прямо к столу и положил взятую им пачку бумаг.

«Я не собираюсь быть твоим помощником, у меня нет времени…»

«Почему? Почему? Я думаю, ты сердишься!» — спросила его Лиза огорченным и умоляющим голосом.

Звук ее голоса, казалось, поразил его; несколько мгновений он пристально смотрел на нее, как бы стараясь проникнуть в самую ее душу.

«Неважно, — тихо пробормотал он, — я не хочу…. «

И он ушел в целом.

Лиза была полностью ошеломлена, вполне непропорционально непропорционально, поэтому мне казалось.

» Удивительно странный человек «,» Mavriky Nikolaevitch наблюдал вслух.

& NBSP & NBSP & NBSP & NBSP & NBSPIII

Он, конечно, был чудаком, но во всем этом мне было очень многое непонятно. Что-то лежало в основе всего этого. Я просто не верил в эту публикацию, потом это дурацкое письмо, в котором было предложение, только слишком неприкрыто, чтобы давать сведения и предъявлять «документы», хотя об этом все молчали, а говорили совсем о другом, наконец, о типографии и о внезапном уходе Шатова именно потому, что говорили о типографии.Все это заставило меня вообразить, что до того, как я вошел, произошло что-то, о чем я ничего не знал; и, следовательно, что это не мое дело и что я мешаю. И действительно, пора было прощаться, я задержался до первого звонка. Я подошел проститься с Лизаветой Николаевной.

Она как будто забыла, что я был в комнате, и все стояла на том же месте у стола с опущенной головой, погруженная в размышления, пристально глядя в одно место на ковре.

— А, ты тоже идешь, до свидания, — пробормотала она обычным дружелюбным тоном. — Передайте мой привет Степану Трофимовичу и уговорите его приехать ко мне, как только он сможет. Маврикий Николаевич, Антон Лаврентьевич идет. Извините, что maman не в состоянии выйти проститься с вами…

Я вышел и дошел до подножия лестницы, когда лакей внезапно настиг меня у уличной двери.

«Богородица просит вас вернуться…»

«Хозяйка или Лизавета Николаевна?»

«Юная леди.»

Я нашел Лизу не в большой комнате, где мы сидели, а в соседней с ней приемной. Дверь между ней и гостиной, где остался один Маврикий Николаевич, была закрыта.

Лиза улыбнулась мне, но была бледна. Она стояла посреди комнаты в явной нерешительности, видимо борясь с собой; но вдруг взяла меня за руку и быстро повела к окну.

«Я хочу ее видеть тотчас же, — прошептала она, бросив на меня жгучий, страстный, нетерпеливый взгляд, не допускавший и намека на сопротивление.«Я должен увидеть ее своими глазами и прошу вас помочь мне».

Она была в совершенном исступлении и — в отчаянии.

«Кого вы хотите видеть, Лизавета Николаевна?» — спросил я в смятении.

«Эта сестра Лебядкина, эта хромая. .. Правда ли, что она хромая?»

Я был поражен.

— Я ее никогда не видел, но слышал, что она хромая. Я вчера слышал, — сказал я с поспешной готовностью и тоже шепотом.

«Я обязательно должен увидеть ее.Не могли бы вы устроить это сегодня?»

Мне стало ее ужасно жаль.

«Это совершенно невозможно, и, кроме того, я бы совсем не знал, как взяться за это, — начал я ее уговаривать. поеду к Шатову…»

«Если вы не устроите к завтрашнему дню, я поеду к ней один, один, ибо Маврикий Николаевич отказался. На тебя я возлагаю все свои надежды и больше ни на кого; Я глупо говорил с Шатовым… Я уверен, что вы совершенно честны и, может быть, готовы сделать для меня все, что угодно, только устройте.

Я почувствовал страстное желание помочь ей во всем.

— Вот что я сделаю, — сказал я, подумав. , для уверенности. Я успею увидеть ее. Даю вам честное слово. Только позвольте мне довериться Шатову.

«Скажите ему, что я этого хочу и что я не могу больше ждать, но что я не обманывал его сейчас. Он ушел, может быть, потому, что он очень честный и ему не понравилось, что я как будто обманываю его.Я его не обманывал, я действительно хочу издавать книги и нашел типографию…»

— Он честный, очень честный, — горячо согласился я.

а завтра я сам поеду, что бы ни случилось, и даже если бы все знали.

«Тогда в три часа. Значит, верно то, что я вчера вообразила у Степана Трофимовича, что вы… довольно преданы мне? — сказала она с улыбкой, торопливо пожимая мне руку на прощание и торопясь обратно к покинутому Маврикию Николаевичу.

Я вышел, отягощенный своим обещанием, и не в силах понять, что произошло. Я видел женщину в настоящем отчаянии, которая не колеблясь скомпрометировала себя, доверившись человеку, которого едва знала. Ее женская улыбка в такую ​​страшную для нее минуту и ​​ее намек на то, что она заметила мое чувство накануне, заставили мое сердце сжаться; но мне стало ее жалко, очень жаль, вот и все! Ее секреты сразу стали для меня чем-то святым, и если бы кто-нибудь стал открывать мне их сейчас, я думаю, что я бы заткнул уши и отказался бы слышать что-либо еще. Я только что-то предчувствовал… но совершенно не понимал, как я могу что-нибудь сделать. Более того, я еще даже не понял точно, что я должен был устроить; интервью, но какое интервью? И как я мог собрать их вместе? Единственной моей надеждой был Шатов, хотя я был уверен, что он ничем мне не поможет. Но все же я поспешил к нему.

           &nbsp          &nbsp           &nbsp           &nbsp           &nbspIV

В тот вечер я не застал его дома до семи часов вечера.К моему удивлению, с ним были гости — Алексей Нилыч и еще один господин, которого я почти не знал, некто Шигалов, брат жены Виргинского.

Этот джентльмен, должно быть, прожил в городе около двух месяцев; Я не знаю, откуда он взялся. Я только слышал, что он написал какую-то статью в прогрессивный петербургский журнал. Виргинский случайно представил меня ему на улице. Я никогда в жизни не видел в мужском лице столько уныния, угрюмости и угрюмости.Он выглядел так, как будто ожидал гибели мира, и не в какое-то неопределенное время по пророчествам, которые, может быть, никогда не сбудутся, а совершенно определенно, как будто это должно было быть послезавтра в двадцать пять. минут одиннадцатого. Мы почти не сказали друг другу ни слова в тот раз, а просто пожали друг другу руки, как два заговорщика. Больше всего меня поразили его уши, неестественной величины, длинные, широкие и толстые, своеобразно торчащие. Его жесты были медленными и неуклюжими.

Если Липутин воображал, что в нашей губернии может быть учреждена фаланстера, то этот господин наверняка знал день и час, когда она будет учреждена. Он произвел на меня зловещее впечатление. Я тем более удивился, застав его здесь, что Шатов не любил гостей.

Я слышал с лестницы, что они очень громко разговаривали, все трое сразу, и мне кажется, что они спорили; но как только я вошел, все они замолчали. Спорили, вставали, а тут вдруг все сели, так что и мне пришлось сесть.Наступило дурацкое молчание, которое не нарушалось целых три минуты. Хотя Шигалов и знал меня, но делал вид, что не знает меня, вероятно, не из враждебных чувств, а без особой причины. Мы с Алексеем Нилычем молча поклонились друг другу и почему-то не пожали друг другу руки. Шигалов начал, наконец, смотреть на меня строго и нахмуренно, с самой наивной уверенностью, что я должен немедленно встать и уйти. Наконец Шатов встал со стула, и все тотчас же вскочили. Они ушли, не попрощавшись.Шигалов только в дверях сказал провожавшему его Шатову:

— Помните, что вы обязаны дать объяснение.

«Повесьте ваше объяснение, и к кому я, черт возьми, привязан?» — сказал Шатов. Он выпроводил их и запер дверь на засов.

«Снайпсы!» — сказал он, глядя на меня с какой-то кривой улыбкой.

Его лицо выглядело сердитым, и мне показалось странным, что он заговорил первым. Когда я бывал у него прежде (что случалось нечасто), то обыкновенно случалось, что он сидел, хмурясь, в уголке, отвечал угрюмо и только через значительное время совсем оттаивал и начинал с удовольствием говорить.И все же, прощаясь, он всегда хмурился и отпускал, как будто избавлялся от личного врага.

— Я вчера пил чай с этим Алексеем Нилычем, — заметил я. «Я думаю, что он без ума от атеизма».

— Русский атеизм никогда не шел дальше шутки, — проворчал Шатов, ставя новую свечу взамен перегоревшей.

«Нет, этот мне не кажется шутником, я думаю, он не умеет говорить, не говоря уже о том, чтобы шутить.»

«Мужчины из бумаги! Все это от лакейства мысли, — спокойно заметил Шатов, присаживаясь на стул в углу и прижимая ладони обеих рук к коленям. минутная пауза. «Они первые были бы ужасно несчастны, если бы Россия вдруг реформировалась, хотя бы по их собственным представлениям, и стала необыкновенно благополучной и счастливой. Тогда им будет некого ненавидеть, некого проклинать, не к чему придираться.В этом нет ничего, кроме безмерной животной ненависти к России, въевшейся в их организм… И дело тут не в невидимых миру слезах под прикрытием улыбки! Никогда в России не было сказано более лживого слова, чем про эти невидимые слезы, — вскричал он почти с яростью. умеренный либерал, — сказал Шатов, тоже улыбаясь. — Знаете ли, — продолжал он вдруг, — я, может быть, наговорил чепухи о «холуйстве мысли». Вы мне, наверное, прямо скажете: это ты сын лакея, а я не лакей. говоря!»

«Вам не нужно извиняться. Я тебя не боюсь. Когда-то я был только сыном лакея, а теперь сам стал лакеем, как и ты. Наш русский либерал прежде всего лакей и только ищет, кому сапоги почистить.

«Какие сапоги? Что это за аллегория?»

«Да ведь аллегория! Вы смеетесь, я вижу…. Степан Трофимович верно сказал, что я лежу под камнем, раздавленный, но не убитый, и только и делаю, что корчусь. Хорошее сравнение у него было.

«Степан Трофимович заявляет, что вы без ума от немцев, — засмеялся я. — Мы и так у них кое-что взяли». сто рублей наших».

Мы помолчали минуту.

«Он получил эту болячку, лежащую в Америке».

«Кто? Какая болячка?»

«Я имею в виду Кириллова.Я пролежал с ним четыре месяца, лежа на полу барака».

«Ты что, был в Америке?» — спросил я удивленно. «Ты никогда мне об этом не говорил». В позапрошлом году мы потратили свой последний грош, втроем, отправившись в Америку на эмигрантском пароходе, чтобы испытать на себе жизнь американского рабочего и проверить на личном опыте состояние человека в тяжелейших общественных условиях. Именно с этой целью мы и отправились туда.»

«Боже мой!» Я рассмеялся.— Лучше бы ты уехал куда-нибудь в нашу провинцию во время жатвы, если бы хотел «поставить личный опыт», чем бежать в Америку.

«Мы нанялись в рабочие к эксплуататору; нас, русских, у него работало шестеро, студенты, даже помещики из имений, кое-кто и офицеры, и все с той же грандиозной целью. , потели, изнемогали; мы с Кирилловым изнемогли наконец; заболели — ушли — не выдержали. Хозяин нас обманул, когда расплачивался с нами: вместо тридцати долларов, как он договорился, он заплатил мне восемь, а Кириллову пятнадцать, он нас тоже бил не раз.Так мы и остались без работы, Кириллов и я, и пролежали четыре месяца на полу в этом городишке. Он думал об одном, а я думал о другом.»

«Вы хотите сказать, что ваш работодатель вас бил? В Америке? Как ты, должно быть, ругался на него!»

«Ничего подобного. Наоборот, мы с Кирилловым с самого начала решили, что мы, русские, как дети рядом с американцами, и что надо родиться в Америке или хотя бы прожить много лет с американцами, чтобы быть с ними наравне. .И знаете ли, если у нас просили доллар за вещь, стоящую грош, мы платили с удовольствием, даже с энтузиазмом. Мы одобряли все: спиритизм, линчевание, револьверы, бродяг. Однажды, когда мы ехали, какой-то парень сунул руку мне в карман, взял мою расческу и стал расчесывать ею волосы. Мы с Кирилловым только переглянулись и решили, что это правильно и что нам это очень понравилось…»

«Странно то, что у нас все это не только в мозгу но осуществляется на практике, — заметил я.

— Люди из бумаги, — повторил Шатов.

— Но ведь пересечь океан на эмигрантском пароходе, отправиться в неизвестную страну, даже поставить личный опыт и все такое — ей-богу… в этом действительно есть великодушная стойкость… .Но как вы вышли из этого?»

«Я написал одному человеку в Европу, и он прислал мне сто рублей.»

Говоря, Шатов упрямо смотрел в землю, как всегда, даже когда был возбужден. В этот момент он вдруг поднял голову.

«Хотите узнать имя этого человека?»

«Кто это был?»

«Николай Ставрогин».

Он вдруг встал, повернулся к своему липовому письменному столу и стал что-то на нем искать. У нас ходил смутный, хотя и вполне достоверный слух, что жена Шатова имела одно время связь с Николаем Ставрогиным, в Париже, и как раз года два тому назад, то есть когда Шатов был в Америке. Правда, это было много времени спустя после того, как его жена оставила его в Женеве.

«Если так, то что движет им сейчас, чтобы выдвинуть свое имя и сделать на нем акцент?» Я думал.

— Я ему еще не отдал, — сказал он, вдруг опять повернувшись ко мне, и, пристально глядя на меня, сел на прежнее место в угол и вдруг спросил совсем другим голосом:

«Вы, несомненно, пришли с какой-то целью. Что вам нужно?»

Я рассказал ему все сразу, в точном историческом порядке, и добавил, что хотя у меня было время хладнокровно все обдумать после того, как прошло первое волнение, я был еще более озадачен, чем когда-либо.Я видел, что это значило для Лизаветы Николаевны что-то очень важное. Мне очень хотелось ей помочь, но беда была в том, что я не знал, как сдержать данное ей обещание, и даже не вполне понял теперь, что я ей обещал. Тогда я убедительно еще раз уверил его, что она не хотела его обмануть и не помышляла об этом; что произошло какое-то недоразумение и что она была очень огорчена необычайным образом, которым он ушел в то утро.

Он слушал очень внимательно.

«Возможно, я был глуп сегодня утром, как обычно… Ну, если она не поняла, почему я так ушел… тем лучше для нее.»

Он встал, подошел к двери, открыл ее и стал прислушиваться на лестнице.

«Вы сами хотите увидеть этого человека?»

«Это как раз то, что я хотел, но как это сделать?» Я плакала, обрадовалась.

«Давай просто спустимся вниз, пока она одна. Когда он войдет, он ее ужасно избьет, если узнает, что мы были там.Я часто захожу тайком. Я пошел за ним сегодня утром, когда он снова начал ее бить.»

«Что ты имеешь в виду?»

«Я оттащил его от нее за волосы. Он пытался меня бить, но я его напугал, и на этом все закончилось. Боюсь, он вернется пьяным и не забудет — он ее за это поколотит».

Мы тотчас же спустились вниз. , и мы смогли войти. Жилище их состояло из двух противных комнатек, с прокопченными стенами, на которых буквально клочьями висели грязные обои.Несколько лет он служил трактиром, пока Филипов, трактирщик, не переехал в другой дом. Другие комнаты ниже бывшей столовой были теперь заперты, и эти две были всем, что было у Лебядкиных. Мебель состояла из простых скамеек и деревянных столов, за исключением старого кресла, у которого не было подлокотников. Во второй комнате стояла кровать, принадлежавшая m-lle. Лебядкин стоит в углу, покрытый ситцевым одеялом; сам капитан ложился спать где угодно на полу, часто не раздеваясь.Все было в беспорядке, мокро и грязно; в первой комнате посреди пола валялась огромная промокшая тряпка, а рядом валялся на мокрой дороге старый побитый башмак. Видно было, что здесь никто ни за чем не следил. Печка не топилась, пища не готовилась; у них не было даже самовара, как мне сказал Шатов. Капитан приехал в город с сестрой совершенно нищей и, по словам Липутина, сперва действительно ходил по домам просить милостыню. Но, получив неожиданно деньги, он тотчас же запил и так одурел, что не в силах был следить за вещами.

мадемуазель. Лебядкин, которого мне так хотелось увидеть, тихо сидел за сосновым кухонным столом на скамейке в углу внутренней комнаты, не производя ни звука. Когда мы открыли дверь, она не окликнула нас и даже не двинулась с места. Шатов сказал, что дверь в переднюю не запиралась и однажды всю ночь простояла нараспашку. При тусклом свете тонкой свечи в железном подсвечнике я разглядел женщину лет тридцати, может быть, болезненную и исхудавшую, в старом платье из темного хлопчатобумажного материала, с непокрытой длинной шеей, с редкими темными волосами, закрученными в косу. узел на затылке, не больше кулака двухлетнего ребенка.Она посмотрела на нас довольно весело. Кроме подсвечника, перед нею на столе лежало крестьянское зеркальце, старая колода карт, ободранная книжка песен и белая булка немецкого хлеба, от которой откусили два-три кусочка. Было заметно, что мадемуазель. Лебядкин использовал пудру и румяна, накрасил ей губы. Она также подчернила брови, которые и без того были красивыми, длинными и достаточно черными. На ее высоком узком лбу, несмотря на пудру, резко выделялись три длинные морщины.Я уже знал, что она хромая, но в этот раз она не пыталась встать или пойти. Когда-нибудь, может быть, в ранней юности, это изможденное лицо могло быть хорошеньким; но ее мягкие, кроткие серые глаза и теперь были замечательны. Было что-то мечтательное и искреннее в ее нежном, почти радостном выражении лица. Эта кроткая безмятежная радость, отражавшаяся и в ее улыбке, поразила меня после всего, что я слышал о казацкой нагайке и насилии ее брата. Странно сказать, что вместо того гнетущего отвращения и почти ужаса, который обычно ощущаешь в присутствии этих огорченных Богом созданий, мне с первого мгновения стало почти приятно смотреть на нее, а сердце мое наполнилось впоследствии жалостью, в которой не было и следа отвращения.

— Вот так она и сидит буквально целыми днями вместе, совсем одна, не двигаясь; в карты гадает или в зеркало смотрит, — сказал Шатов, указывая мне на нее с порога. — Он ее, знаете ли, не кормит. Старуха во флигеле ей иногда из благотворительности что-то приносит; как же ее вот так одну со свечкой оставят!

К моему удивлению, Шатова говорила громко, как будто ее не было в комнате.

«Добрый день, Шатушка!» мадемуазель— весело сказал Лебядкин.

— Я к вам пришел в гости, Марья Тимофеевна, — сказал Шатов.

«Гость очень желанный. Не знаю, кого вы привели, кажется, я его не помню.» Она пристально посмотрела на меня из-за свечи и тотчас же повернулась опять к Шатову (и в продолжение всего разговора уже не обращала на меня внимания, как будто меня и не было около нее).

«Тебе надоело ходить взад-вперед по чердаку?» она рассмеялась, показывая два ряда великолепных зубов.

«Мне это надоело, и я хотел зайти к вам.»

Шатов пододвинул к столу скамейку, сел на нее и усадил меня рядом с собой.

«Всегда рад поболтать, хоть ты и забавный человек, Шатушка, совсем как монах. Когда ты в последний раз причесывалась? Позволь мне сделать это за тебя.» И вытащила из кармана расческу. «Я не верю, что ты прикасался к ней с тех пор, как я расчесывал ее в последний раз».

— Ну нет у меня гребня, — тоже засмеялся Шатов.

«Правда? Тогда я дам тебе свой, только напомни, не этот, а другой.»

С самым серьезным выражением лица она принялась расчесывать ему волосы. Она даже раздвинула его с одной стороны; отодвинулась немного назад, посмотрела, правильно ли это, и положила гребень обратно в карман.

«Знаешь что, Шатушка?» Она покачала головой. — Ты, может быть, и очень разумный человек, но ты тупой. Мне странно на всех вас смотреть. Я не понимаю, как это люди тупые. Грусть — не тупость.Я счастлив.»

«А ты счастлив, когда твой брат здесь?»

«Вы имеете в виду Лебядкина? Он мой лакей. И мне все равно, здесь он или нет. Кричу ему: «Лебядкин, дай воды!» или «Лебядкин, принеси мои ботинки!» и он бежит. Иногда человек поступает неправильно и не может не смеяться над ним.

— Вот именно, — сказал Шатов, обращаясь ко мне вслух без церемоний. — Она обращается с ним, как с лакеем. Я сам слышал, как она звала его: «Лебядкин, дай воды!» И она рассмеялась, когда сказала это.С той лишь разницей, что он не приносит воду, а бьет ее за это; но она ни капельки его не боится. У нее какие-то нервные припадки, чуть ли не каждый день, и память ей портят, так что потом она забывает все, что только что было, и вечно путается во времени. Вы воображаете, что она помнит, как вы вошли; может быть, и помнит, но, верно, все переделала в угоду себе и принимает нас теперь за других людей, не то, что мы есть, хотя знает, что я Шатушка.Что бы я ни говорил вслух, она скоро перестает слушать людей, которые с ней разговаривают, и погружается в сны. Да, ныряет. Она необыкновенный человек для мечтаний; она будет сидеть по восемь часов, целыми днями вместе на одном месте. Видишь, там лежит булка, может быть, она с утра только раз откусила, а завтра доест. Теперь стала гадать на картах…»

– Я все гадаю, Шатушка, да не выходит, – вставила вдруг Марья Тимофеевна, уловив последнее слово и не глядя на него. она протянула левую руку за булкой (вероятно, она тоже что-то слышала о булке).Она взяла, наконец, свиток и, подержав его некоторое время в левой руке, пока внимание ее было отвлечено вновь возникшим разговором, бессознательно положила его снова на стол, так и не откусив.

«Всегда выходит одно и то же, путешествие, злой человек, чье-то предательство, смертное ложе, письмо, неожиданное известие. Я думаю, все это вздор. Шатушка, как ты думаешь? Если люди умеют лгать, то зачем разве карта не должна?» Она вдруг снова сложила карты вместе.— Я и матушке Прасковье говорила то же, она очень почтенная женщина, бывало, прибегала ко мне в келью гадать на картах, не давая знать игуменье. Да и не одна она приходила. мне. Они вздыхают и качают головами на меня, переговариваются, а я смеюсь. «Откуда же, говорю, матушка Прасковья, письмо возьмешь, когда у тебя его двенадцать лет нет». ? Ее дочь была увезена в Турцию мужем, и двенадцать лет ее не видели и не слышали.Только я сидела на следующий вечер за чаем с игуменьей (она была княгиней по происхождению), там тоже была какая-то дама, гостья, великая мечтательница, и там сидел еще афонский монахик, довольно нелепый человек на мой взгляд. Как ты думаешь, Шатушка, этот монах с Афона принес матушке Прасковье письмо от ее дочери в Турцию, в это утро — вот бубновому валету — неожиданное известие! Мы пили чай, и монах с Афона сказал игуменье: «Блаженная игуменья, Бог благословил твой монастырь более всего тем, что ты хранишь в его стенах такое великое сокровище», — сказал он.— Что это за сокровище? — спросила настоятельница. «Мать Лизавета Блаженная». Эта Лизавета Блаженная была замурована в монастырской стене, в клетке семи футов длины и пяти футов вышины, и сидела там семнадцать лет в одной конопляной смене, и летом, и зимой, и всегда клевала пеньки. тканью с соломинкой или какой-нибудь веткой, и она не сказала ни слова, и никогда не причесывалась и не мылась в течение семнадцати лет. На зиму ей подкладывали тулуп, а каждый день кусок хлеба и кувшин воды.Паломники смотрят на нее, вздыхают и восклицают, делают подношения деньгами. — Сокровище, на которое вы накинулись, — отвечала игуменья (она сердилась, ужасно не любила Лизавету), — Лизавета сидит только назло, из чистого упрямства, одно лицемерие. мне это не понравилось; Я тоже думал тогда заткнуться. «Я думаю, — сказал я, — что Бог и природа — одно и то же». Все в один голос закричали мне: «Ну, теперь!» Игуменья засмеялась, что-то шепнула барыне и подозвала меня, погладила, а барыня дала мне розовую ленточку.Хочешь, я тебе его покажу? И монах стал увещевать меня. Но он говорил так любезно, так смиренно и так мудро, я полагаю. Я сидел и слушал. ‘Вы понимаете?’ он спросил. «Нет, — сказал я, — я ни слова не понимаю, но оставьте меня в покое». С тех пор и оставили меня в покое, Шатушка. И в это время одна старуха, жившая в монастыре, каявшаяся за предсказание будущего, шепнула мне, выходя из церкви: «Что есть Матерь Божия? Как вы думаете?’ «Великая мать, — отвечаю я, — надежда рода человеческого. «Да, — отвечала она, — божья мать есть великая мать — сырая земля, и в ней великая радость для людей». И всякое земное горе и всякая земная слеза нам в радость; а когда будешь орошать землю своими слезами на фут глубиной, то сразу всему возрадуешься, и печали твоей уже не будет, таково пророчество». Это слово запало мне тогда в душу. С тех пор, когда я кланяюсь до земли в своих молитвах, я стал целовать землю. Целую и плачу. И позвольте мне сказать вам, Шатушка, что в этих слезах нет ничего плохого; а если и нет горя, то слезы текут от радости.Слезы текут сами собой, это правда. Я выходил на берег озера; с одной стороны был наш монастырь, а с другой остроконечная гора, они называли ее Пик. Я взбирался на эту гору лицом на восток, падал на землю и плакал, плакал, и не знаю, сколько я плакал, и ничего об этом не помню и не знаю. Я встану и вернусь, когда солнце садится, оно такое большое, и прекрасное, и славное, — любишь ли ты смотреть на солнце, Шатушка? Красиво, но грустно.Повернусь я опять на восток, и тень, тень нашей горы летела стрелою над нашим озером, длинная, длинная и узкая, тянущаяся на версту дальше, вплоть до острова на озере и разрезающего тот скалистый остров прямо надвое, и когда он разрезал его надвое, солнце полностью зашло бы, и вдруг все погрузилось бы во тьму. А то мне было совсем грустно, вдруг вспомнилось, я боюсь темноты, Шатушка. А больше всего я плакала о своем ребенке…»

«А что, у тебя был?» И Шатов, который все время внимательно слушал, толкнул меня локтем.

«Ну конечно. Маленький румяный малыш с крохотными ноготочками, и единственное огорчение, что я не могу вспомнить, был ли это мальчик или девочка. Иногда я помню, что это был мальчик, а иногда и девочка. А когда он родился, я завернула его в батист и кружево, И розовые ленточки надела, Цветами усыпала, подготовила, помолилась над ним, Унесла его некрещеного и через лес понесла, и я боялась леса, и мне было страшно, и больше всего я плачу о том, что у меня был ребенок, а у меня никогда не было мужа.

«Может быть, был у тебя?» осторожно осведомился Шатов.

«Нелепы ты, Шатушка, со своими размышлениями. У меня был, может быть, был, но какой толк от того, что у меня был, если это все равно, что и не было. Вот вам простая загадка. Угадай! — засмеялась она.

— Куда ты взяла своего ребенка? родила и все это только дикий сон?»

«Трудный вопрос ты мне задаешь, Шатушка», — мечтательно ответила она, ничуть не удивившись такому вопросу.— Я ничего не могу вам сказать об этом, может быть, и не говорил; я думаю, это только ваше любопытство. Я все равно не перестану плакать по нему, мне это и присниться не могло. И большие слезы блестели в ее глазах. «Шатушка, Шатушка, это правда, что жена от тебя сбежала?»

Она вдруг положила обе руки ему на плечи и с жалостью посмотрела на него. — Не сердись, мне самому тошно. Знаешь, Шатушка, мне приснился сон: опять пришел ко мне, поманил, позвал. — Киска моя, — крикнул он мне, — котенок, иди ко мне! И больше всего я обрадовался этому «котенку»: он любит меня, подумал я.

«Может быть, он придет наяву», — пробормотал Шатов вполголоса.

«Нет, Шатушка, это сон… Он не может прийти наяву. Вы знаете эту песню:

           &nbsp ‘Новый прекрасный дом, которого я не жажду,
           &nbsp Мне достаточно этой крошечной кельи;
           &nbsp Там я буду жить душой моей, чтобы спасти
           &nbsp И всегда молить Бога о тебе.

Ах, Шатушка, Шатушка, дорогая, почему ты никогда ни о чем меня не спрашиваешь?Вот почему я не спрашиваю.»

«Я не скажу, я не скажу,» быстро ответила она. «Вы можете убить меня, я не скажу. Ты можешь сжечь меня, я не скажу. И что бы мне ни пришлось вынести, я никогда не расскажу, люди не узнают!»

«Вот, видите. У каждого есть что-то свое, — сказал Шатов еще тише, опуская голову все ниже и ниже. ты спрашиваешь? Спроси, спроси хорошенько, Шатушка, может быть, я тебе скажу.Умоли меня, Шатушка, чтобы я согласилась сама. Шатушка, Шатушка! что мне до того, а то грех». Шатов вдруг встал со скамейки.

«Вставай!» Он сердито выдернул из-под меня скамейку и поставил ее на прежнее место.

«Он скоро придет, так что мы должны помнить, что он не догадается. Нам пора идти.»

— Ах, вы про моего лакея, — вдруг засмеялась Марья Тимофеевна. — Вы его боитесь. Ну, прощайте, милые гости, а послушайте минутку, я вам кое-что скажу. Этот Нилыч приехал сюда с Филиповым, хозяином, рыжебородым, а мой товарищ прилетел на меня как раз тогда, поэтому хозяин схватил его и потащил по комнате, а он кричал: «Я не виноват, я страдаю за чужой грех!» Так что вы не поверите, мы все расхохотались. …»

«Ах, Тимофеевна, почему это я, а не рыжая борода, это я его от вас за волосы сегодня утром оттащила; помещик приходил позавчера поскандалить; ты перепутал.»

«Стой, я действительно перепутал. Возможно, это был ты. Зачем спорить по пустякам? Какая ему разница, кто его бьет?» Она засмеялась.

«Пошли!» Шатов дернул меня. «Калитка скрипит, он нас найдет и побьет». время выбегать на лестницу, мы услышали пьяный крик и поток ругательств у ворот.

Шатов впустил меня в свою комнату и запер дверь.

«Вы должны остаться на минуту, если не хотите сцены. Он визжит, как поросенок, он, должно быть, снова споткнулся о ворота. Он каждый раз падает плашмя.»

Однако без сцены не обошлось.

          &nbsp          &nbsp           &nbsp           &nbsp           &nbspVI

Шатов стоял у закрытой двери своей комнаты и прислушивался; вдруг он отпрыгнул назад.

«Он идет сюда, я знал, что он придет», яростно прошептал он. — Теперь до полуночи от него не отделаешься.

Последовали несколько сильных ударов кулаком в дверь.

«Шатов, Шатов, открой!» — крикнул капитан. «Шатов, друг!

& NBSP« Я пришел к тебе, чтобы сказать Thee
& NBSP, что Sun Doth R-R-RESE APACE,
& NBSP, что лесные светильники и Tr-R-Rembles
и NBSP… огонь… его… объятий.
           &nbsp Скажите, что я проснулся, черт тебя побери,
           &nbsp Проснулся под березками….’

         («Как бы под березками, ха-ха!») маленькая птичка… хочет пить,
           &nbsp Говорит, что я собираюсь…выпить,
           &nbsp Но я не… знаю, что пить….’

«Черт возьми его глупое любопытство! Шатов, ты понимаешь, как хорошо жить!

«Не отвечай!» — снова шепнул мне Шатов.

«Открой дверь! Ты понимаешь, что есть что-то выше драки… в человечестве; есть моменты го-го-честного человека…. Шатов, я хороший, я тебя прощу. … Шатов, к черту манифесты, а?»

Тишина.

«Понимаешь ли ты, осел, что я влюблен, что я купил фрак, смотри, наряд любви, пятнадцать рублей; капитанская любовь требует тонкостей стиля. .. Открой дверь!» — заревел он вдруг дико и снова стал яростно стучать кулаками.

«Иди к черту!» — взревел вдруг Шатов.

«И ты продал свою сестру.»

«Это ложь! Я, однако, смирился с клеветой. Я мог бы одним словом… ты понимаешь, что она такое?»

«Что?» Шатов тотчас же с любопытством подошел к двери.

«Но ты поймешь?»

«Да, я пойму, скажи мне что?»

«Я не боюсь говорить! Я никогда не боюсь говорить что-либо публично!»…»

«Ты не боишься? Вероятная история, — поддразнивая его, сказал Шатов, кивая на меня, чтобы я слушал.

— Боюсь? прочь, если барского кнута не боишься… Трус ты, хоть и капитан!»

— Я… я… она… она… — дрожащим от волнения голосом.

«Ну?» Шатов приложил ухо к двери.

«Sc-ou-undrel!» донесся наконец из-за двери, и капитан торопливо побежал вниз по лестнице, пыхтя, как самовар, спотыкаясь на каждом шагу.

«Да хитрый, даже пьяный не выдаст.»

Шатов отошел от двери.

«Что это такое?» Я попросил.

Шатов отмахнулся от вопроса, открыл дверь и снова стал прислушиваться на лестнице. Он долго слушал и даже украдкой спустился на несколько ступенек.Наконец он вернулся.

«Ничего не слышно, он ее не бьет, он, должно быть, сразу плюхнулся спать. Вам пора».

«Слушай, Шатов, что мне из всего этого извлечь?»

«О, собери что хочешь!» — ответил он усталым и брезгливым голосом и сел за письменный стол.

Я ушел. Невероятная мысль становилась все сильнее и сильнее в моей голове. Я подумал о следующем дне с бедствием ….

& NBSP & NBSP & NBSP & NBSP & NBSPVII

Это «на следующий день», самое воскресенье, которое должно было решить судьбу Степана Трофимовича, был одним из самых запоминающихся дней в моей хронике.Это был день неожиданностей, день, разгадывавший прошлые загадки и загадывавший новые, день поразительных открытий и еще более безнадежных недоумений. Утром, как уже известно читателю, я должен был по особой просьбе Варвары Петровны сопровождать моего друга в его посещении ее, а в три часа пополудни я должен был быть у Лизаветы Николаевны, чтобы сказать ей: Я не знал, что — и помочь ей — я не знал, как. А между тем все закончилось так, как никто не мог ожидать.Одним словом, это был день удивительных совпадений.

Во-первых, когда мы со Степаном Трофимовичем приехали к Варваре Петровне ровно в двенадцать часов, в назначенное ею время, мы не застали ее дома; она еще не вернулась из церкви. Бедный мой друг был так расположен или, вернее, так не расположен, что это обстоятельство тотчас же сразило его; он почти беспомощно опустился в кресло в гостиной. Я предложил стакан воды; но, несмотря на бледность и дрожь рук, он с достоинством отказался.Наряд его по этому случаю был, между прочим, в высшей степени изысканным: батистовая рубашка с вышивкой, почти что на бал, белый галстук, новая шляпа в руке, новые соломенного цвета перчатки и даже подозрение запаха. Не успели мы сесть, как дворецкий впустил Шатова, очевидно, тоже по официальному приглашению. Степан Трофимович поднялся, чтобы пожать ему руку, но Шатов, внимательно посмотрев на нас обоих, отвернулся в угол и сел там, даже не кивнув нам. Степан Трофимович опять испуганно посмотрел на меня.

Мы просидели так еще несколько минут в полной тишине. Степан Трофимович вдруг начал мне что-то очень быстро шептать, но я не мог уловить; и в самом деле, он сам так заволновался, что замолчал, не договорив. Снова вошел дворецкий, якобы для того, чтобы что-то поправить на столе, а скорее для того, чтобы взглянуть на нас.

Шатов вдруг обратился к нему с громким вопросом:

— Алексей Егорыч, вы не знаете, поехала ли с ней Дарья Павловна?

— Варвара Петровна изволила ехать в собор одна, а Дарья Павловна изволила остаться в своей комнате наверху, нездоровая, — официально и укоризненно объявил Алексей Егорыч.

Мой бедный друг опять украдкой и взволнованно взглянул на меня, так что я наконец отвернулся от него. Вдруг у подъезда загрохотала карета, и какое-то движение вдали в доме дало нам знать о возвращении дамы. Мы все вскочили с наших кресел, но нас опять ждал сюрприз; мы слышали шум многих шагов, значит, наша хозяйка вернулась не одна, и это, конечно, было довольно странно, так как она сама назначала это время. Наконец мы услышали, что кто-то вошел с какой-то странной быстротой, как будто бежал, так, как не могла войти Варвара Петровна.И вдруг она чуть не влетела в комнату, тяжело дыша и чрезвычайно взволнованная. За ней, несколько позже и гораздо скорее, вошла Лизавета Николаевна, а с нею, рука об руку, Марья Тимофеевна Лебядкина! Если бы я увидел это во сне, то и тогда не поверил бы.

Чтобы объяснить их совершенно неожиданное появление, я должен вернуться на час назад и описать более подробно необыкновенное приключение, приключившееся с Варварой Петровной в церкви.

Во-первых, в соборе собрался почти весь город, то есть, конечно, весь высший слой общества.Было известно, что жена губернатора должна была явиться туда в первый раз после ее приезда к нам. Надо сказать, что уже ходили слухи, что она вольнодумка, последовательница «новых принципов». Все дамы также знали, что она будет одета с великолепием и необычайной элегантностью. И поэтому костюмы наших дам были тщательно продуманы и великолепны по этому случаю.

Только Варвара Петровна была скромно одета в черное, как всегда и последние четыре года.Она заняла свое обычное место в церкви в первом ряду слева, и лакей в ливрее поставил ей на колени бархатную подушку; на самом деле все было как обычно. Но было замечено и то, что всю службу она молилась с чрезвычайным усердием. Утверждали даже потом, когда вспоминали, что у нее были слезы на глазах. Служба, наконец, закончилась, и наш настоятель, отец Павел, вышел, чтобы произнести торжественную проповедь. Нам нравились его проповеди, и мы высоко ценили их.Мы даже уговаривали его напечатать их, но он никак не решался. В этом случае проповедь была особенно длинной.

И вот, во время проповеди к храму подъехала дама на старинных наемных дрожках, то есть на таких, в которых дама могла сидеть только боком, держась за кучерскую створку, трясясь от каждого толчка, как лезвие трава на ветру. Такие дрожки еще можно увидеть в нашем городе. Остановившись на углу собора, — ибо у ворот было несколько экипажей и конная полиция, — барыня выскочила из дрожек и подала кучеру четыре копейки серебром.

«Мало, Ваня?» — воскликнула она, увидев его гримасу. — Это все, что у меня есть, — жалобно добавила она.

«Ну, там, благослови вас. Я взял вас, не назначив цены», сказал шофер с безнадежным жестом и, глядя на нее, добавил, как бы размышляя:

«И грех было бы воспользоваться ты тоже.»

Потом, сунув кожаный кошель за пазуху, подправил коня и поехал под насмешки стоявших рядом извозчиков.Насмешки и удивление сопровождали даму, пока она шла к воротам собора, между каретами и лакеями, ожидавшими выхода своих хозяев. И в самом деле, несомненно, было что-то необыкновенное и удивительное для всех в том, что такой человек вдруг появился на улице среди людей. Она была болезненно худа и хромала, сильно напудрена и нарумянена; длинная шея ее была совершенно обнажена, на ней не было ни платка, ни накидки; на ней не было ничего, кроме старого темного платья, несмотря на холодный и ветреный, хотя и ясный сентябрьский день.Голова у нее была непокрытая, а волосы собраны в крошечный узел, а с правой стороны торчала искусственная роза, вроде тех, которыми посвящают херувимов, продаваемых на Вербной неделе. Именно такую, с венком из бумажных роз, я заметил в углу под образами, когда был накануне у Марьи Тимофеевны. В довершение всего, хотя дама и шла со скромно опущенными глазами, на лице ее играла лукавая и веселая улыбка. Если бы она задержалась еще на мгновение, ее, возможно, не пустили бы в собор.Но ей удалось проскользнуть и, войдя в здание, постепенно продвигаться вперед.

Хотя проповедь была в середине, и густая толпа, заполнявшая собор, слушала ее с поглощенным и молчаливым вниманием, все же несколько пар глаз с любопытством и изумлением взглянули на вошедшего. Она опустилась на пол, склонила к нему раскрашенное лицо, долго лежала, несомненно плача; но, снова подняв голову и встав с колен, она скоро оправилась и отвлеклась.Весело и с явным и сильным наслаждением она окинула взглядом лица и стены собора. Она с особым любопытством смотрела на некоторых дам, даже становясь на цыпочки, чтобы посмотреть на них, и даже смеялась раз или два, странно хихикая. Но проповедь кончилась, и вынесли крест. Губернаторша первая подошла к кресту, но остановилась в двух шагах от него, видимо желая уступить место Варваре Петровне, которая с своей стороны двинулась к нему совершенно прямо, как будто никого впереди не замечая. ее.В этом необыкновенном акте почтительности со стороны губернаторши заключалась очевидная и по-своему умная злоба; каждый чувствовал это; Должно быть, это чувствовала и Варвара Петровна; но она пошла по-прежнему, видимо, никого не замечая, и с тем же неуклонным видом достоинства приложила крест и тотчас же повернулась, чтобы выйти из собора. Лакей в ливрее расчистил ей дорогу, хотя все спонтанно отступили назад, чтобы пропустить ее. Но как только она выходила, на крыльце тесная масса людей на мгновение преградила ей путь.Варвара Петровна остановилась, и вдруг странное, необыкновенное существо, женщина с бумагой, поднялась на голову, протиснулась сквозь народ и упала перед нею на колени. Варвара Петровна, которую трудно было смутить, особенно на людях, смотрела на нее строго и с достоинством.

Спешу заметить здесь как можно короче, что Варвара Петровна, хотя и стала, говорят, чересчур осторожной и даже скупой, но иногда не жалела денег, особенно на благодеяния.Она была членом благотворительного общества в столице. В последний голодный год она прислала пятьсот рублей в главный комитет помощи страждущим, и об этом говорили в городе. К тому же, как раз перед назначением нового губернатора она как раз собиралась основать местный комитет дам для помощи беднейшим матерям в городе и в губернии. Ее сурово порицали у нас за честолюбие; но известное усилие Варвары Петровны и в то же время настойчивость ее почти победили все препятствия.Общество было почти сформировано, и первоначальная идея все шире и шире распространялась в восторженном уме основательницы. Она уже мечтала об основании подобного общества в Москве и постепенном расширении его влияния на все губернии России. А теперь, с внезапной сменой губернатора, все замерло; а новая губернаторша, говорят, уже произнесла в свете несколько колких и, что еще хуже, метких и дельных замечаний о неосуществимости основной идеи такого комитета, которые были, разумеется, с дополнениями, повторены в Варвара Петровна. Только Бог знает тайны человеческих сердец; но я воображаю, что Варвара Петровна остановилась теперь у самых соборных ворот даже с некоторым удовольствием, зная, что губернаторша, а за нею и вся паства должны будут сейчас же пройти мимо, и «пусть сама увидит, как мало Меня волнует, что она думает и какие резкие вещи говорит о тщеславии моей благосклонности. Вот вам и все!

«Что такое, моя дорогая? О чем ты спрашиваешь?» — сказала Варвара Петровна, вглядевшись внимательнее в коленопреклоненную женщину перед нею, которая смотрела на нее с испуганно-испуганным, стыдливым, но почти благоговейным выражением и вдруг залилась тем же странным смешком.

«Чего она хочет? Кто она?»

Варвара Петровна устремила властный и вопрошающий взор на все вокруг себя. Все молчали.

«Вы несчастны? Вам нужна помощь?»

«Я нуждаюсь… Я пришел…», — пробормотало «несчастное» существо срывающимся от волнения голосом. «Я пришла только поцеловать твою руку…»

Она опять хихикнула. С тем детским видом, с каким маленькие дети ласкают кого-нибудь, выпрашивая милость, она потянулась вперед, чтобы схватить руку Варвары Петровны, но, как бы в испуге, отдернула руки.

«Это все, за чем вы пришли?» — сказала Варвара Петровна с сострадательной улыбкой; но тотчас же вынула из кармана свой перламутровый кошелек, вынула червонку и подала неизвестному. Последний взял. Варвара Петровна очень интересовалась и, видимо, не смотрела на нее, как на обыкновенную мещанскую попрошайку.

«Говорите, десять рублей дала!» — сказал кто-то в толпе.

— Позволь мне поцеловать твою руку, — пролепетала незнакомка, крепко сжимая в пальцах левой руки угол трепещущей на сквозняке десятирублевой бумажки.Варвара Петровна слегка нахмурилась и с серьезным, почти строгим лицом протянула руку. Калека поцеловал его с благоговением. Ее благодарные глаза сияли положительным экстазом. В это время подошла губернаторша, и за нею устремилась целая толпа дам и высоких чиновников. Губернаторша принуждена была на мгновение замереть в давке; многие люди остановились.

«Ты дрожишь. Тебе холодно?» — заметила вдруг Варвара Петровна и, сбросив с себя мантилью, пойманную на лету лакеем, сняла с плеч очень дорогую черную шаль и своими руками обернула ее вокруг голой шеи все еще стоявшей на коленях женщины.

«Но встань, встань с колен умоляю!»

Женщина встала.

«Где ты живешь? Неужели никто не знает, где она живет?» Варвара Петровна опять нетерпеливо оглянулась. Но толпа была теперь иная: она видела только лица знакомых, светских людей, обозревавших сцену, одних с суровым удивлением, других с лукавым любопытством и в то же время бесхитростным рвением к сенсации, а иные положительно смеялись.

— Кажется, Лебядкина фамилия, — вызвался, наконец, добродушный человек в ответ Варваре Петровне.Это был наш почтенный и уважаемый купец Андреев, человек в очках, с седой бородой, в русской одежде и с высокой круглой шляпой в руках. «Они живут в доме Филиповых на Богоявленской улице».

«Лебядкин? Дом Филипповых? Я что-то слышал. .. Спасибо, Никон Семеныч. Но кто этот Лебядкин?»

– Он называет себя капитаном, человек, надо сказать, не слишком осторожный в обращении. и многозначительно взглянув на Варвару Петровну.

«Я понял. Спасибо, Никон Семеныч. Ваша фамилия мадемуазель Лебядкина?»

«Нет, меня зовут не Лебядкин.»

«Тогда, может быть, твоего брата зовут Лебядкин?»

«Моего брата зовут Лебядкин.»

«Вот что я сделаю, я сейчас возьму тебя с собой, моя дорогая, и ты уедешь от меня к своей семье. Хочешь пойти со мной?»

«Ах, надо бы!» — воскликнула мадемуазель. Лебядкин, сложив ей руки.

«Тетя, тетя, возьми и меня с собой!» — закричал вдруг голос Лизаветы Николаевны.

Должен заметить, что Лизавета Николаевна приехала в собор с губернаторшей, а Прасковья Ивановна по указанию доктора поехала кататься в карете, взяв с собой Маврикия Николаевича для развлечения. Лиза вдруг бросила губернаторшу и подбежала к Варваре Петровне.

«Дорогая, ты знаешь, я всегда рада тебе, но что скажет твоя мать?» Варвара Петровна начала было величаво, но вдруг сконфузилась, заметив необыкновенное волнение Лизы.

«Тетя, тетушка, я должен пойти с вами!» — умоляла Лиза, целуя Варвару Петровну.

«Mais qu’avez vous donc, Lise?» — с выразительным удивлением спросила губернаторша.

«Ах, простите меня, дорогая, дорогая кузина, я иду к тетушке».

Лиза повернулась мимоходом к своей неприятно удивленной chère cumine и дважды поцеловала ее.

— А маман скажи, чтобы прямо за мной к тетке шла; мама имела в виду, в самом деле собиралась к тебе приехать, она сама сегодня утром так сказала, я забыла тебе сказать, — забарабанила Лиза.— Прошу прощения, не сердитесь, Жюли, дорогая… кузина… Тетя, я готова!

— Если вы меня с собой не возьмете, тетенька, я побегу за вашей коляской, с криком, — прошептала она быстро и отчаянно на ухо Варваре Петровне; повезло, что никто не услышал. Варвара Петровна даже отшатнулась назад и устремила свой проницательный взгляд на сумасшедшую. Этот взгляд решил все. Она решила взять с собой Лизу.

«Мы должны положить этому конец!» сорвалось с ее губ. — Хорошо, я вас с удовольствием возьму, Лиза, — прибавила она вслух, — если, конечно, Юлия Михайловна позволит вам приехать. С искренним видом и прямым достоинством она обратилась прямо к губернаторше.

— О, конечно, я не хочу лишать ее такого удовольствия, тем более что я сама… — прошептала Юлия Михайловна с удивительной любезностью, — я сама… хорошо знаю, какая фантастическая, своенравная головка это!» Юлия Михайловна очаровательно улыбнулась.

— Премного вам благодарна, — сказала Варвара Петровна с учтивым и величавым поклоном.

— И мне тем более приятно, — продолжала Юлия Михайловна, почти восторженно шепелявя, вся краснея от приятного волнения, — что, кроме удовольствия быть с вами, Лиза увлеклась таким прекрасным, скажем, высокое, чувство… сострадания…» (она взглянула на «несчастное существо») «и… и на самые ворота храма…»

«Такое чувство делает вам честь — великолепно одобрила Варвара Петровна. Юлия Михайловна порывисто протянула руку, и Варвара Петровна с полной готовностью коснулась ее пальцами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.