Содержание

Какой должна быть парта для школьника?

Никуда не деться, годы не вернуть,

Покидает детство всех когда-нибудь.

Парта школьная мне снится и задачников страницы,

Помню всех учителей до одного.

Школьные годы – самая беззаботная и прекрасная пора, которая оставляет неизгладимый след в душе каждого человека. То и дело всплывают в памяти обрывки приятных воспоминаний и наивных школьных достижений — первые палочки и крючочки, позже уравнения с двумя неизвестными, а затем функции с интегралами. Неизменным спутником всех детских побед была, есть и будет школьная парта.

История парты Эрисмана

Конструкция рабочего места ученика была создана еще в XIX веке. Она явилась одним из важнейших изобретений человечества и плодом многолетних трудов Федора Эрисмана. Доктор медицины, занимавшийся изучением глазных болезней и детской физиологии, создал уникальный ученический стол с наклонной столешницей, получивший название – парта Эрисмана.

Она представляла собой цельную конструкцию наклонного стола с откидной крышкой и места для сиденья, изготовленную из массива дерева, и стала неотъемлемой частью учебного процесса. Сидя за ней, выросло не одно поколение учеников.

Парта Эрисмана

В советское время указом Комитета народного образования СССР было принято решение купить деревянные парты соответствующей конструкции для оснащения всех школ. Результатом такого шага стало резкое сокращение заболеваний сколиозом у детей и подростков. Кроме того, благодаря данной школьной мебели, значительные успехи были достигнуты в борьбе с близорукостью.

К сожалению, в погоне за удешевлением выпускаемой продукции в 70-х годах прошлого столетья началось повальное вытеснение деревянных моделей облегченными конструкциями парт из ДСП с плоской столешницей, которые не вполне соответствовали необходимым требованиям.

Прошло много лет, прежде чем светила медицины забили тревогу, констатируя небывалый рост таких заболеваний, как сколиоз и близорукость, особенно среди учеников.

Ученический стол с горизонтальной столешницей

Классическая парта — залог правильной осанки

Уже с шестилетнего возраста, а иногда и раньше, ребенок большую часть своего времени проводит, сидя за партой. Именно в этом возрасте происходит интенсивный рост и формирование опорно-двигательного аппарата. Для родителей, а также для руководителей школ, это должно послужить сильнейшей мотивацией при выборе модели для занятий.

Позвоночник ребенка, выполняющего учебные задания в школе и дома, должен находится в максимально естественном положении, при котором мышечная нагрузка минимальна. Поэтому, единственно правильным решением будет купить парту, конструкция которой в полной мере соответствует разработанным и утвержденным стандартам.

В изделии должны быть неукоснительно соблюдены основные параметры — высота парты и ее сиденья, угол наклона столешницы, дистанция между спинкой и краем столешницы и т.п. Они должны находиться в строгом соответствии с ростом ребенка и в пропорции между собой.

Стандартные размеры для классической парты

Функциональность и безопасность школьной мебели

Интернет-магазин «МебельОк» предлагает классические парты как с фиксированными размерами, так и с регулируемой высотой.

«Парта-растишка» представлена рядом моделей, способных менять свой размер по мере роста ребенка от 100 до 160 сантиметров. Они могут быть укомплектованы дополнительной надстройкой, ящичным блоком и пеналом, встроенным под откидной столешницей.

Детские парты изготовлены исключительно из натуральных материалов – древесины бука с покрытием льняным маслом, что обеспечивает высокую износоустойчивость и долгий срок службы. Наряду с экологической безопасностью, все модели имеют классическую конструкцию, способствующую физической безопасности ребенка – сглаженные края и отсутствие острых углов.

Парта с ящичным блоком и пеналом ТМ Абсолют-Мебель

Дорогие родители, также, как и Вы, свою первую парту Ваш ребенок будет вспоминать всю жизнь. Какими будут эти воспоминания – зависит только от Вас. Позаботьтесь о будущем своих детей уже сегодня! 

Школьная парта | Санитарно-гигиенические требования

Основным оборудованием класса является парта. Неправильно устроенная или не соответствующая росту парта может быть причиной ухудшения зрения, искривления позвоночника.

Наиболее распространена парта Эрисмана. Парты могут быть одноместными и двухместными, деревянными или на металлической основе (рис. 27).


Рис. 27. Основные элементы парты и их размеры:
А — горизонтальная доска крышки парты; Б, В — наклонная доска; Б — неподвижная часть; В — поднимающаяся часть; Г — спинка скамьи; Е —боковые стойки; Ж — полозья-бруски; ЦТ — центр тяжести; ТО — точка опоры.

Высота сиденья скамьи должна соответствовать величине длины голени от подколенной ямки до подошвы плюс 2 см на толщину каблука. При правильной посадке нога в коленном суставе должна быть согнута под прямым углом.

Глубина сиденья должна быть такова, чтобы большая часть бедра (2/3—3/4) опиралась на сиденье. Спинка парты делается из одного или двух брусков, лучше из двух, что обеспечивает пояснично-крестцовую и подлопаточную опору.

Дифференция — расстояние по вертикали от края стола до плоскости сиденья — должна быть равна расстоянию от локтя (при опущенной и согнутой в локтевом суставе руки) до сиденья плюс 2 см. В норме это 1/7— 1/8 часть роста.

Дистанция скамьи — расстояния по горизонтали между задним краем стола парты и передним краем сиденья — отражает соотношение между краем стола и краем скамьи.  Различают положительную, нулевую, отрицательную дистанцию. Дистанция скамьи должна быть отрицательной, т. е. край скамьи должен заходить под край стола на 3—4 см (рис.

28).


Рис. 28. Дистанция сиденья парты:
А — отрицательная; Б — нулевая; В — положительна

Оптимальная длина стола для различных номеров парт колеблется от 120 до 140 см. Крышка стола парты должна иметь наклон 15°. При таком наклоне ось зрения перпендикулярна плоскости книги, что создает при меньшем напряжении органа зрения хорошую видимость.

В настоящее время разработаны и разрабатываются новые модели парт (легкие, светлой окраски).

Путем сравнения величины отдельных частей стола и стула с соответствующими размерами тела учащегося устанавливают, соответствует ли стол и стул сидящему за ним.

Парта или стол и стул каждого номера служит для определенной ростовой группы. Ученические столы и стулья изготавливаются пяти групп:
А для учащихся, имеющих рост до 130 см;
Б      »      »      »      »      от 131 до 145 см;

В      »      »      »      »      » 146 » 160 »;
Г      »      »      »      »      » 161 » 175 »;
Д      »      »      »      »      более 176 см.

Каждая парта или ученический стол со стулом должны иметь маркировку: на внешней боковой поверхности парты или стола делают рельефную маркировку с обозначением номера стола в числителе и поста учащихся в знаменателе. Например, Г/161—175.

Кроме того, на обеих внешних боковых сторонах ученического стола должна быть нанесена дополнительная цветовая маркировка в виде круга диаметром 25 мм или горизонтальной полосы (кольца) шириной 20 мм.

На ученических стульях рельефная маркировка наносится на задней поверхности спинки, а цветовая — на ножках с обеих сторон стула.

Для ученических столов и стульев установлена следующая цветовая маркировка:

для группы А — желтая »   Б — красная
»      В — голубая
»      Г — зеленая
»      Д — белая
Согласно новому ГОСТ на школьную мебель, ученические столы и стулья изготовляют двух типов: I тип — с постоянными параметрами и II — с регулируемыми параметрами, причем ученические столы могут быть одно-и двухместными. Рабочая поверхность столов должна быть отделана прозрачными лаками или эмульсиями и другими материалами, отвечающими гигиеническим требованиям, иметь светлую окраску, ровный тон и цвет, допускать мытье теплой водой (60°) с применением моющих средств.

Классные доски длиной 3—3,5 м и шириной 1,2 м располагаются обычно посередине передней стенки класса.

Нижний край доски должен немного возвышаться над партами.

В начальной школе доску укрепляют на уровне 80—85 см от пола, а в средних и старших классах — 90— 95 см. По нижнему краю доски делают лоток для предупреждения загрязнения пола меловой пылью. По верхнему краю доски прикрепляют крючки для развешивания таблиц. Над досками должно быть добавочное местное освещение.

Поверхность доски должна быть ровной, гладкой, матовой. Для покрытия классных досок используют линолеум, пластмассу, резину. Цвет доски для кабинетов черчения рекомендуется черный, а в остальных случаях — темно-зеленый, коричневый.

Парты, столы ученические в Благовещенске, цены от 2450 руб.

×    

Чтобы учение было в радость, а выполнение домашних заданий не вызывало усталость и дискомфорт, каждый родитель должен обеспечить своему ребенку удобное рабочее место.
   Высота стола влияет на правильность осанки, и это доказано научно.
   Если вы ответственные родители, если вы не хотите, чтобы годы учебы стали годами испорченного здоровья – отнеситесь к выбору школьной парты серьезно.

   Взрослый письменный стол «на вырост» для школьника младших классов — худшее решение.
   Впервые конструкцию детской школьной парты разработал врач-гигиенист Федор Эрисман.
   В течение нескольких лет исследований он доказал связь между ростом случаев сколиоза и близорукости у петербургских школьников и плохой организацией учебного места.
   Основные принципы Эрисмана: поверхность должна быть наклонной (так меньше устают глаза).
   Причем для письма оптимальный наклон 15 градусов, а для рисования и чтения – 45-55.
   Поэтому лучше выбирать трансформер с регулировкой наклона столешницы.
   Еще один важный принцип – соответствие высоты стола росту ребенка (существуют специальные таблицы ростовых групп мебели, на них и надо ориентироваться).
   Очевидно, что ребенок растет, вместе с ним должен «расти» и его ученический стол.
   Также конструкция должна быть прочной и безопасной, без острых углов.
   Эти принципы вошли в ГОСТы для производства школьной мебели.
   Растущая парта (трансформер) сначала обойдется дороже обычного письменного стола, но со временем окупится, ведь не придется покупать новый, когда ребенок вырастет.
   На полезные мелочи тоже следует обратить внимание: комплектация приставной тумбочкой, наличие на парте крючка для портфеля.
   На портале ТУ Маркет вы можете подобрать растущие парты и ученические столы нужного размера.
   Учитесь с удовольствием!

Где купить, и кто продает в Благовещенске — лучший ответ в магазине Товаров и Услуг!

Кровать-чердак «Парта Эрисман»

Внимание! Товарный знак запатентован. Конструкция запатентована. 
Время купить парту наступило, если Вы записали малыша на курсы подготовки к школе! Наша парта из натурального дерева и рассчитана на детей в возрасте 6-8 лет. Такая парта приучит Вашего ребенка правильно сидеть за партой, настроиться на выполнение домашнего задания и делать его на своем рабочем месте. Представляем Вашему вниманию наш новый проект “Стол-парта «Эрисман”. Преимущества нашей парты:

  • Позволит малышу держать правильно спину, подарит ему величественную осанку!
  • Сохранит зрение вашему ребёнку!
  • Создаст индивидуальное рабочее место!
  • Натуральное дерево добавит комнате приятный и полезный аромат хвои!
  • Не займет много места, компактная парта-моноблок!
  • Позволит выкрасить парту в цвет Вашего интерьера!
  • Соответствует ГОСТу!
  • Доступная по цене!

Материал:
Каркас изделия, ограждение и иные элементы изготовлены из массива сибирской сосны. Все детали шлифованы.
Покрытие:
Без покрытия.
Комплектация:

  • детали из массива;
  • фурнитура.

Габариты:

  • внешние размеры Д 0,8м х Ш 0,6м ;
  • высота 0,6м;

Вес:

  • общий вес 16 кг (+/- 2кг). 

Описание:
Товар упакован в гофрокартонные короба: 1 место. Товар поставляется в разобранном виде. Прилагается подробная инструкция по сборке. 
Изделие предназначено для круглогодичной эксплуатации как в помещениях, так и на улице при окружающей температуре воздуха от -30°С до + 40°С и относительной влажности воздуха не более 90%
При уличной эксплуатации Изделия для обеспечения наиболее длительного срока его службы деревянные элементы конструкции рекомендуется обработать защитным покрытием. В качестве покрытия рекомендуется использовать водоразбавленные защитные материалы (масла, грунты-пропитки, лаки и т. п.)
Гарантия:

Производство:

  • компания Самсон, Россия.

При оформлении заказа не забудьте, пожалуйста, указать в поле «примечания», нужна ли Вам доставка и сборка, указать выбранный Вами цвет товара.

История создания парты. Подобная парта была изобретена в 1870 году Федором Федоровичем Эрисманом, а побудила его создать данную конструкцию исследовательская работа, над которой он трудился в то время, это была работа по выявлению влияния школы на происхождение близорукости среди учащихся и дальнейшего ее развития до окончания школы. Опираясь на полученные данные Федор Федорович разрабатывал мероприятия по предупреждению близорукости у детей, и требования к освещению классных комнат. Так и появилась новая школьная одноместная “парта Эрисмана”.

В среднем ученик обычной школы в год просиживает за партой до 800 часов, а за 10 лет обучения до 8000!Сегодня положение меняется в основном в худшую сторону. Основным показателем для применения современной парты в обычной российской школе является ее дешевизна. Об удобстве, а тем более, пользе и безвредности думают мало.

19 ноября 2010 года в столице Польши Варшаве установлен памятник из бронзы школьной парте образца первой половины 20 века в натуральную величину.
Удачной покупки, уважаемые Клиенты!

Как школьную парту на Урале изобрели

Сен 2, 2019 / 1015 Просмотров

В 1887 году на Урало-Сибирской промышленной выставке своё изобретение — школьную парту — представил сельский учитель из села Бруснятское. Спустя несколько идею взяли на вооружение изготовители школьной мебели СССР.

В школах древности никаких особых парт и столов ученикам не полагалось. Они писали на покрытой воском дощечке, пристраивая ее у себя на коленях. В Средневековье и более поздние времена все ученики усаживались за один общий стол. До середины XIX века дети в школах сидели на неудобных скамьях или на стульях за самыми обычными столами.

Еще в XIX веке была отмечена связь между неправильной посадкой ученика за столом и состоянием его здоровья. Длительное прибывание в неудобной позе приводило к искривлению позвоночника, ухудшению зрения и нарушениям кровообращения. Специальную мебель для учащихся начали делать во многих странах. В России пионером подобных исследований стал основоположник отечественной гигиены, врач-офтальмолог, профессор Императорского Московского университета Фёдор Фёдорович Эрисман. В своей работе «Влияние школ на происхождение близорукости», опубликованной в 1870 году, он указал на рост числа близоруких детей и усиление болезни по мере приближения к окончанию школы и разработал мероприятия по предупреждению близорукости и гигиенические требования к освещению классных комнат. Эрисман предложил конструкцию парты и определил основные требования к ее конструкции и размеры. Эта парта представляла собой скрепленный между собой скамью и стол с наклонной столешницей и  подставкой для ног, что помогало сохранять правильную осанку.   Откидная крышка парты позволяла ученику вставать при ответе или приветствии учителя. Но парта Эрисмана оказалась очень дорогой: её делали почему-то только из дуба, что было очень дорого. К тому же она была одноместная, и от этого в классах парты занимали достаточно много места.

Еще одним русским изобретателем парты признан бывший студент Петербургского университета Петр Феоктистович Коротков, сосланный за революционную деятельность и работавший сельским учителем в селе Брусняты Белоярского района, что на Урале. В 1887 году он получил на Урало-Сибирской кустарно-промышленной выставке серебряную медаль и диплом за изобретение парты.

Мучил вопрос усовершенствования школьной мебели и одного учителя в уральской глубинке. Это был Петр Феоктистович Коротков. В молодости его, еще студента Петербургского университета, сослали в эти края за участие в партии «Земля и воля». Бог знает, как он оказался в селе Бруснятском, но именно там, работая в местной земской школе, он изобрел то лекало, по которому стали делать школьную мебель следующие сто лет.

Учитель Коротков взял за основу парту Эрисмана и придумал к ней массу улучшений. Его парты стали двухместными — так они занимали меньше пространства в тесных классах. Чтобы детям было удобнее вставать из-за стола, сделал часть столешницы откидной. Поскольку в деревенских классах у учеников не было собственных шкафчиков, Коротков заодно решил прикрутить к парте боковые крючки для портфелей, приделать под столом полочки для учебников, а на столешнице сделать углубления для перьев и для чернильницы. Ох и мучились же до этого ученики с этими чернилами, которые постоянно так и норовили от каждого неосторожного движения разлиться и испачкать столешницу и одежду ребят.

Так парты стали дешевле и легче. Проект сельского учителя  завоевал серебряную медаль на Сибирско-Уральской промышленной выставке летом в 1887 году. И именно эту дату считают у нас годом рождения парты.

Известность помогла Петру Короткову продвинуть идею постройки в селе Бруснятском новой школы взамен старой, которая была тесной и ветхой. Деревянное здание длиной 17 метров построили в 1888 году за 864 рубля и 10 копеек. Интересно, что Петр Коротков так и не вернулся в Петербург, из которого был сослан, и всю жизнь учил деревенских ребят грамоте. Как пишет белоярский краевед Аркадий Коровин, 13 лет Петр Коротков работал в Бруснятской школе, 7 лет – в Кунгурской земской школе Кисловской волости (ныне Каменский район). И там благодаря ему тоже построили новое здание земской школы. Умер Петр Феоктистович 26 января 1907 года, прослужив учителем 25 лет.


размеры, виды и правила выбора. Школьная парта размеры

Август — жаркая пора не только для школ, которые готовятся к новым ученикам, но и для родителей. Все продумать, все купить, все организовать. Сегодня поговорим о том, как выбрать правильную парту для будущего школьника

Источник фото: dailymail.co.uk

Выбор парты, что очевидно, это не только вопрос дизайна детской комнаты, но и вопрос здоровья ребенка, ведь за уроками ему предстоит провести не один час своего времени на протяжении долгих лет.

Родителям стоит помнить при этом, что неудобная парта запросто может привести ребенка к нежеланию сидеть за ней, и соответственно, к нежеланию учиться.

Проведенные в нескольких школах России исследования показали, что более 50% младших школьников испытывают дискомфорт и даже боль при использовании неподходящей мебели. Это вызвано несоответствием размера мебели и тела ребенка.


Источник фото: smarttutor.com

Анкетирование детей показало, что в классах с неправильной мебелью уставшими к концу урока себя чувствует порядка 40-60 % опрошенных, в то время, в классах, где мебель подобрана правильно, дети не устают даже к концу последнего урока.

Из-за неправильно подобранной парты у детей вырабатывается неправильная осанка и искривляется позвоночник, а это, как известно, необратимые последствия.

Рынок предлагает большое разнообразие парт для дома, как же среди прочих найти свою «правильную»?

1. Парта должна быть регулируемой

Ее нужно регулировать минимум два раза за учебный год в зависимости от скорости роста вашего ребенка.

Часто родители покупают или слишком высокий стул, что мешает ребенку поставить ноги на пол, или слишком низкую/высокую парту, которая не подходит к росту и покупается как бы «на вырост».

Делать этого нельзя! Правильные соотношения роста ребенка с высотой парты и стула (в мм) по ГОСТу 5994-93:

Рост ребенка/высота рабочей плоскости

1000 -1150/ 460
1150 -1300 / 520
1300 -1450 / 580
1450 -1600 / 640

Когда ребенок сидит на правильно отрегулированном по росту стуле, опустите столешницу парты на высоту локтя свободно свисающих рук ребенка.

Плечи не должны напрягаться. Если положить руки на парту, локти должны быть согнуты под углом 90 градусов.

Существует так называемое правило «трех углов»: колени под столом образуют один прямой угол, линия бедер и спина — второй, а руки, согнутые в локтевом суставе — третий.

Во время письма правильно сидеть — это значит держать голову слегка наклоненной вперед. При этом расстояние от тетради до головы должно быть достаточно большим — 35—40 см.

Плечи должны находиться на одном уровне, а оба локтя — лежать на крышке стола. Стул необходимо ставить так, чтобы его край заходил за крышку стола на 2—4 см. Обе стопы должны стоять на полу так, чтобы голени были расположены под прямым углом к бедрам.

При такой посадке тело имеет достаточно точек и площадей опоры, не наступает утомления от длительного сидения и не возникает никаких искривлений позвоночника.

Во время чтения посадка может быть более вольной в том отношении, что при желании стопы могут быть выдвинуты вперед и увеличена опора на спинку стула, можно несколько откинуться назад, но тоже только при условии, что край стула заходит за крышку стола.

Последнее правило должно соблюдаться всегда, сидишь ли ты во время занятий за партой или за столом во время еды. Только такое взаимное расположение стола и стула позволяет не сутулиться, хорошо видеть то, что пишется или рассматривается на столе.

2. Глубина стола должна быть не менее 50 см

3. Парта должна иметь регулируемую столешницу

Столешница должна регулироваться так, чтобы при выполнении различных задач угол ее наклона мог меняться.

Небольшой угол наклона (7-12 градусов) подойдет для письма. Для чтения и рисования наклон столешницы придется увеличивать.

Хомчик Алексей Владимирович, врач травматолог-ортопед ортопедического отделения 17-й городской детской клинической поликлиники:

Очень важно иметь возможность регулировать угол наклона столешницы, в зависимости от вида деятельности. Для того, чтобы взгляд на рабочую поверхность падал под правильным углом. Ведь у детей, в отличие от взрослых, расстояние до глаз при письме значительно меньше.

Поэтому тетрадь должна быть приближена к глазам, а не наоборот. Иначе это приводит к сутулости, болям в спине, головным болям или другим осложнениям. Установки, рекомендуемые для детских столов: рисование 0 — 5°; письмо 7-12°; чтение 30°.

4 .Материал должен быть экологически чистым и безопасным. Не стесняйтесь спросить продавца о наличии сертификата качества.

5. Дизайн парты должен устраивать не только вас, но и вашего ребенка, ведь именно ему предстоит пользоваться ей каждый день.

6. Парта не должна занимать основную часть комнаты. Это непрактично. Постарайтесь выбрать наиболее рациональный вариант исходя из размера детской комнаты.

7. Парта должна быть устойчивой и надежной .

Выбирая парту для школьника, стоит помнить, что неправильно организованное рабочее место — еще одно условие, провоцирующее нарушение осанки.

Хомчик Алексей Владимирович, врач травматолог-ортопед ортопедического отделения 17-й городской детской клинической поликлиники:

К сожалению нарушения осанки и сколиозы у детей школьного возраста встречаются все чаще. Тревогу вызывает и то, что эти заболевания «молодеют». Не редки случаи выявления сколиоза 2-й степени у детей 5-7 лет, что является тяжелой патологией для такого возраста. Основными причинами нарушения осанки, на мой взгляд, являются неправильная осанка при сидении и малоподвижный образ жизни.


Источник фото: dobre.stb.ua

Сейчас дети предпочитают провести время за компьютером, планшетом, телефоном, а не поиграть на улице со сверстниками в футбол, волейбол и другие подвижные игры. В результате отсутствует адекватное развитие мускулатуры, не формируется достаточный «мышечный корсет», что, в свою очередь, приводит к искривлению позвоночника.

А по каким критериям вы выбирали стол для школьника?

Школа: основное, среднее общее образование

V. Требования к помещениям и оборудованию общеобразовательных организаций.

5.1. Количество рабочих мест для обучающихся не должно превышать вместимости общеобразовательной организации, предусмотренной проектом, по которому построено (реконструировано) здание.

Каждый обучающийся обеспечивается рабочим местом (за партой или столом, игровыми модулями и другими) в соответствии с его ростом.

5.2. В зависимости от назначения учебных помещений могут быть использованы различные виды ученической мебели: школьная парта, столы ученические (одноместные и двухместные), столы аудиторные, чертежные или лабораторные в комплекте со стульями, конторки и другие. Табуретки или скамейки вместо стульев не используют.

Ученическая мебель должна быть изготовлена из материалов, безвредных для здоровья детей и соответствовать росто-возрастным особенностям детей и требованиям эргономики.

5.3. Основным видом ученической мебели для обучающихся I ступени образования должна быть школьная парта, обеспеченная регулятором наклона поверхности рабочей плоскости. Во время обучения письму и чтению, наклон рабочей поверхности плоскости школьной парты должен составлять 7–15?. Передний край поверхности сиденья должен заходить за передний край рабочей плоскости парты на 4 см у парт 1-го номера, на 5–6 см – 2-го и 3-го номеров и на 7–8 см у парт 4-го номера.

Размеры учебной мебели, в зависимости от роста обучающихся, должны соответствовать значениям, приведенным в таблице 1.

Таблица 1.

Размеры мебели и ее маркировка

Допускается совмещенный вариант использования разных видов ученической мебели (парты, конторки).

В зависимости от ростовой группы высота над полом переднего края столешницы конторки, обращенной к обучающемуся, должна иметь следующие значения: при длине тела 1150-1300 мм – 750 мм, 1300-1450 мм – 850 мм и 1450-1600 мм – 950 мм. Угол наклона столешницы составляет – 15-172.

Продолжительность непрерывной работы за конторкой для обучающихся I ступени образования не должна превышать 7–10 мин, а для обучающихся П-Ш ступени образования – 15 минут.

5.4. Для подбора учебной мебели соответственно росту обучающихся производится ее цветовая маркировка, которую наносят на видимую боковую наружную поверхность стола и стула в виде круга или полос.

5.5. Парты (столы) расставляются в учебных помещениях по номерам: меньшие — ближе к доске, большие — дальше. Для детей с нарушением слуха парты должны размещаться в первом ряду.

Детей, часто болеющих ОРЗ, ангинами, простудными заболеваниями, следует рассаживать дальше от наружной стены.

Не менее двух раз за учебный год обучающихся, сидящих на крайних рядах, 1 и 3 ряда (при трехрядной расстановке парт), меняют местами, не нарушая соответствия мебели их росту.

В целях профилактики нарушений осанки необходимо воспитывать правильную рабочую позу у обучающихся с первых дней посещения занятий в соответствии с рекомендациями приложения 1 настоящих санитарных правил.

5.6. При оборудовании учебных помещений соблюдаются следующие размеры проходов и расстояния в сантиметрах:

  • между рядами двухместных столов — не менее 60;
  • между рядом столов и наружной продольной стеной — не менее 50 — 70;
  • между рядом столов и внутренней продольной стеной (перегородкой) или шкафами, стоящими вдоль этой стены — не менее 50;
  • от последних столов до стены (перегородки), противоположной классной доске, — не менее 70, от задней стены, являющейся наружной – 100;
  • от демонстрационного стола до учебной доски — не менее 100;
  • от первой парты до учебной доски – не менее 240;
  • наибольшая удаленность последнего места обучающегося от учебной доски — 860;
  • высота нижнего края учебной доски над полом — 70 — 90;

Расстояние от классной доски до первого ряда столов в кабинетах квадратной или поперечной конфигурации при четырехрядной расстановке мебели — не менее 300;

Угол видимости доски от края доски длиной 3,0 м. до середины крайнего места обучающегося за передним столом должен быть не менее 35 градусов для обучающихся II — III ступени образования и не менее 45 градусов для обучающихся I ступени образования.

Самое удаленное от окон место занятий не должно находиться далее 6,0 м.

В общеобразовательных организациях первого климатического района расстояние столов (парт) от наружной стены должно быть не менее 1,0 м.

При установке конторок дополнительно к основной ученической мебели их располагают позади последнего ряда столов или первым рядом от стены, противоположной светонесущей, с соблюдением требований по размерам проходов и расстояний между оборудованием.

Данная расстановка мебели не распространяется на учебные помещения, оборудованные интерактивными досками. —- абз. 15 п. 5.6 иключен

Во вновь строящихся зданиях общеобразовательных организаций необходимо предусматривать прямоугольную конфигурацию учебных помещений и кабинетов с расположением ученических столов вдоль окон и левосторонним естественным освещением.

5.7. Классные доски (с использованием мела) должны быть изготовлены из материалов, имеющих высокую адгезию с материалами, используемыми для письма, хорошо очищаться влажной губкой, быть износостойкими, иметь темно-зеленый цвет и антибликовое покрытие.

Классные доски должны иметь лотки для задержания меловой пыли, хранения мела, тряпки, держателя для чертежных принадлежностей.

При использовании маркерной доски цвет маркера должен быть контрастным (черный, красный, коричневый, темные тона синего и зеленого).

Допускается оборудование учебных помещений и кабинетов интерактивными досками, отвечающих гигиеническим требованиям. При использовании интерактивной доски и проекционного экрана необходимо обеспечить равномерное ее освещение и отсутствие световых пятен повышенной яркости.

5.8. Кабинеты физики и химии должны быть оборудованы специальными демонстрационными столами. Для обеспечения лучшей видимости учебно-наглядных пособий демонстрационный стол устанавливается на подиуме. Ученические и демонстрационные столы должны иметь устойчивое к действию агрессивных химических веществ покрытие и защитные бортики по наружному краю стола.

Кабинет химии и лаборантская оборудуются вытяжными шкафами.

5.9. Оборудование кабинетов информатики должно соответствовать гигиеническим требованиям к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы.

5.10. Мастерские для трудового обучения должны иметь площадь из расчета 6,0 м2 на 1 рабочее место. Размещение в мастерских оборудования осуществляется с учетом создания благоприятных условий для зрительной работы и сохранения правильной рабочей позы.

Столярные мастерские оборудуются верстаками, расставленными либо под углом 450 к окну, либо в 3 ряда перпендикулярно светонесущей стене так, чтобы свет падал слева. Расстояние между верстаками должно быть не менее 0,8 м в передне-заднем направлении.

В слесарных мастерских допускается как левостороннее, так и правостороннее освещение с перпендикулярным расположением верстаков к светонесущей стене. Расстояние между рядами одноместных верстаков должно быть не менее 1,0 м, двухместных — 1,5 м. Тиски крепятся к верстакам на расстоянии 0,9 м между их осями. Слесарные верстаки должны быть оснащены предохранительной сеткой, высотой 0,65 — 0,7 м.

Сверлильные, точильные и другие станки должны устанавливаться на специальном фундаменте и оборудоваться предохранительными сетками, стеклами и местным освещением.

Столярные и слесарные верстаки должны соответствовать росту обучающихся и оснащаться подставками для ног.

Размеры инструментов, используемые для столярных и слесарных работ, должны соответствовать возрасту и росту обучающихся ( настоящих санитарных правил).

Слесарные и столярные мастерские и кабинеты обслуживающего труда оборудуются умывальными раковинами с подводкой холодной и горячей воды, электрополотенцами или бумажными полотенцами.

5.11. Во вновь строящихся и реконструируемых зданиях общеобразовательных организаций в кабинетах домоводства необходимо предусмотреть наличие не менее двух помещений: для обучения навыкам приготовления пищи и для кройки и шитья.

5.12. В кабинете домоводства, используемого для обучения навыкам приготовления пищи, предусматривается установка двухгнездных моечных раковин с подводкой холодной и горячей воды со смесителем, не менее 2-х столов с гигиеническим покрытием, холодильника, электроплиты и шкафа для хранения посуды. Около моечных раковин должны быть предусмотрены разрешенные моечные средства для мытья столовой посуды.

5.13. Кабинет домоводства, используемый для кройки и шитья, оборудуется столами для черчения выкроек и раскроя, швейными машинами.

Швейные машины устанавливают вдоль окон для обеспечения левостороннего естественного освещения на рабочую поверхность швейной машинки или напротив окна для прямого (спереди) естественного освещения рабочей поверхности.

5.14. В существующих зданиях общеобразовательных организаций при наличии одного кабинета домоводства предусматривается отдельное место для размещения электроплиты, разделочных столов, мойки для посуды и умывальника.

5. 15. Мастерские трудового обучения и кабинет домоводства, спортивные залы должны быть оснащены аптечками для оказания первой медицинской помощи.

5.16. Оборудование учебных помещений, предназначенных для занятий художественным творчеством, хореографией и музыкой, должно соответствовать санитарно-эпидемиологическим требованиям к учреждениям дополнительного образования детей.

5.17. В игровых комнатах мебель, игровое и спортивное оборудование должно соответствовать ростовым данным обучающихся. Мебель следует расставлять по периметру игровой комнаты, освобождая тем самым максимальную часть площади для подвижных игр.

При использовании мягкой мебели необходимо наличие съемных чехлов (не менее двух), с обязательной заменой их не реже 1 раза в месяц и по мере загрязнения. Для хранения игрушек и пособий устанавливают специальные шкафы.

Телевизоры устанавливают на специальных тумбах на высоте 1,0-1,3 м от пола. При просмотре телепередач размещение зрительских мест должно обеспечивать расстояние не менее 2 м от экрана до глаз обучающихся.

5.18. Спальные комнаты для первоклассников, посещающих группу продленного дня, должны быть раздельными для мальчиков и девочек. Их оборудуют подростковыми (размером 1600Х 700 мм) или встроенными одноярусными кроватями Кровати в спальных комнатах расставляют с соблюдением минимальных разрывов: от наружных стен – не менее 0,6 м, от отопительных приборов – 0,2 м, ширина прохода между кроватями – не менее 1,1 м, между изголовьями двух кроватей – 0,3-0,4 м.

Правильный стол и стул для домашних занятий

Правильная позиция при сидении для ребенка – условие выработки осанки, сохранения здоровья. Учеба, особенно в начальной школе, является нагрузкой, стрессом для организма. Поэтому необходимо создать комфортные условия для обучения. Как подобрать мебель для ребенка правильно?

Великолепный эргономичный письменный стол Direct 1200 M, в комплекте с которым идут надставки для компьютера

Письменный стол для школьника COMSTEP-01/BB – это простота дизайна и удобное положение ребенка


Стол-трансформер можно использовать очень долго, он позволяет регулировать высоту ножек, а также наклон столешницы

Правильная осанка

Детский ортопедический стол Conductor-03/Milk&B, позволяющий регулировать высоту стола и угол наклона столешницы

Приняты и правила расположения ребенка.


Детский письменный стол–трансформер moll Champion – прекрасный стол для маленького школьника

Ширина и глубина

Подбираем высоту детского стола и стула по росту

Однако значение имеет не только высота стола. Важны ширина стола и глубина рабочей поверхности стула. Столешница должна быть такой ширины, чтобы после размещения необходимых принадлежностей предплечьям ребенка оставалось не менее 10 см пространства.

Правильное рабочее место для школьника, позволяющее сохранить хорошую осанку и зрение ребенка

Глубина должна быть такой, чтобы при касании спины ребенка к спинке стула его ноги не касались сидения. На практике это не менее 0,3 метра. А оптимальной шириной стула считается величина, равная 2/3 поверхности бедра.

Растущая парта ДЭМИ подходит для школьников младших классов и для старшеклассников

Для письма и рисования нельзя отклоняться вперед более чем на 15°. Нельзя, чтобы сидящий касался грудью поверхности стола — это 100-процентное свидетельство того, что высота подобрана неправильно.

Правильное и неправильное положение при сидении ребенка за рабочим местом

Для разных видов деятельности столешницу нужно наклонять под определенным углом

Покупка на вырост

Детский стол Mealux BD-205 с подъемником Stabilus, с помощью которого можно легко регулировать высоту столешницы

Далеко не каждая семья может позволить себе часто совершать покупки — дети растут быстро. Многие приобретают детскую мебель на 5-6 лет учебы. Как правильно разместить сидящего в этом случае?

Деревянные регулируемые стол и стул

Выход из положения – покупка соответствующего стула.

Парты для школьников с регулируемыми стульями

Удобный стул, высота которых корректируется по мере роста ребенка

Чтобы ноги ребенка имели нормальную опору, приобретается или изготавливается самостоятельно специальная подставка, забирающая до 30% пространства. Ее можно сделать как постоянно установленной возле стола, так и переносной. В последнем случае им смогут удобно пользоваться 2-3 человека. По мере того, как рост ученика будет увеличиваться, подставку просто убирают.

Стол для ребенка для учебы и прочих занятий с высоким стулом по возрасту ребенка

Оптимальный вариант стола «на вырост» — регулируемая модель. Величина меняется с шагом в 5–6 сантиметров, так что можно подобрать параметры под любой рост. Стол, изготовленный из качественных материалов, прослужит весь период учебы.

Растущий стол, позволяет регулировать высоту стола и угол наклона столешницы в зависимости от роста и вида занятий

Размещение ПК

Удобный правильный компьютерный стол для занятий и игр

Когда ребенок пойдет в школу, ему придется немало времени проводить за уроками. Ортопедическая парта для школьника станет отличным решением для организации комфортного рабочего места. Основные требования к нему – минимальный вред здоровью и максимальное удобство. При соблюдении этих правил вы обеспечите все условия для хорошей успеваемости и профилактики заболеваний опорно-двигательного аппарата, которые, к сожалению, нередко встречаются в детском возрасте.

Нужна ли парта для школьника дома

Многие родители при организации рабочего места ребенку отдают предпочтение обычному письменному столу, но часто это выходит боком – из-за неправильно подобранных размеров и конфигурации мебели школьник вынужден находиться в неудобном положении, что приводит к развитию сколиоза, быстрой утомляемости и другим проблемам .

Ортопедические парты для детей призваны решить эту проблему. Сегодня особой популярностью пользуются так называемые растущие парты-трансформеры , высота которых может регулироваться по мере роста ребенка. Также регулируется и угол наклона столешницы, что очень удобно при занятиях различными видами деятельности.

Несмотря на то, что подобные модели стоят довольно дорого по сравнению с обычными письменными столами, родители избавлены от необходимости менять мебель, когда ребенок подрастет. Приобретая парту-трансформер в первом классе, она прослужит вплоть до окончания школы, позволит сохранить здоровье ребенка и обеспечить его хорошую успеваемость.

Как подобрать парту для школьника

При выборе ортопедической парты для школьника необходимо руководствоваться индивидуальными параметрами ребенка. Оптимальные размеры такой мебели для домашнего использования – 70х40 или 105-40 сантиметров. Обратите внимание на наличие следующих параметров:

  • возможность регулировки угла наклона столешницы;
  • возможность зафиксировать столешницу горизонтально;
  • оптимальная высота парты в зависимости от роста школьника – 52-56 сантиметров.

Сколиоз – частая проблема современных школьников. Искривление позвоночника становится следствием неправильного положения тела за письменным столом. Избежать патологии можно, если подобрать парту и стул к ней оптимальной высоты . Сориентироваться вам поможет таблица соответствия.

При выборе изделия также обратите внимание на такие важные нюансы:

  • столешница должна иметь достаточные размеры для комфортной работы;
  • углы парты должны быть закруглены, не должно быть никаких выступающих элементов, о которые ребенок мог бы пораниться;
  • механизм регулировки высоты стола и угла наклона должен быть максимально простым, но, в то же время, надежным;
  • наличие дополнительных ящичков для канцелярских принадлежностей.

Среди современных производителей и моделей мебели для школьников стоит выделить растущие ортопедические парты Moll. Модельный ряд этого немецкого производителя включает несколько моделей функциональных и комфортных парт, которые соответствуют всем приведенным выше требованиям и отлично подойдут для детей младшего школьного возраста, учеников средней школы и старшеклассников.

Внимание! Выбирайте парту с матовой столешницей неброского цвета. Глянцевые поверхности бликуют, что отвлекает школьника, также как и яркие цвета.

Подбор ортопедического стула к парте

Чтобы ортопедическая парта в полной мере выполняла свои функции, к ней необходимо подобрать правильный стул. Его также выбирают по росту в соответствии с вышеприведенной таблицей.

Для формирования и поддержания правильной осанки у ребенка, стул рекомендуется выбирать эргономичный. Лучше всего зарекомендовали себя модели с возможностью регулировки высоты сидения и наклона спинки , так называемые ортопедические растущие стулья . Современные ортопедические стулья выполняются с учетом анатомического строения позвоночника. Они могут иметь специальную раздоенную спинку или валики для комфортного положения спины во время сидения. Обратите внимание на уровень жесткости сидения – оно не должно быть слишком мягким.

Обратите внимание! Для безопасности школьника, рекомендуем выбирать устойчивое кресло или стул без колесиков. При сидении ноги ребенка должны быть согнуты под прямым углом и полностью упираться в поверхность пола. Спина должна плотно примыкать к спинке.

Что нужно учесть при работе за партой

Чтобы правильно организовать рабочее место для школьника, парту рекомендуется располагать так, чтобы ученик мог максимально сконцентрироваться на работе, не отвлекаясь на игрушки и компьютерную технику. Это позволит приучить малыша к дисциплине с самого раннего возраста.

При работе за партой желательно придерживаться следующих рекомендаций:

  • край столешницы должен быть расположен немного ниже уровня груди, чтобы школьнику было удобно опираться на стол локтями, сохраняя правильное положение позвоночника;
  • оптимальное расстояние между столешницей и грудью – 7-10 сантиметров;
  • размеры парты и стула должны быть подобраны по росту школьника;
  • необходимо обеспечить хорошее освещение во время работы – в вечернее время следует использовать не только настольную лампу, но и верхний свет.

Итак, ортопедическая парта для школьника – лучшее проявление заботы о его здоровье, на котором лучше не экономить. В благодарность чадо будет радовать ровной осанкой и отличными оценками. А чтобы осанка вашего ребенка не испортилась пока он носит не удобный портфель набитый учебниками, купите ему

Основным оборудованием класса является парта. Неправильно устроенная или не соответствующая росту парта может быть причиной ухудшения зрения, искривления позвоночника.

Наиболее распространена парта Эрисмана. Парты могут быть одноместными и двухместными, деревянными или на металлической основе (рис. 27).

Рис. 27. Основные элементы парты и их размеры:
А — горизонтальная доска крышки парты; Б, В — наклонная доска; Б — неподвижная часть; В — поднимающаяся часть; Г — спинка скамьи; Е -боковые стойки; Ж — полозья-бруски; ЦТ — центр тяжести; ТО — точка опоры.

Высота сиденья скамьи должна соответствовать величине длины голени от подколенной ямки до подошвы плюс 2 см на толщину каблука. При правильной посадке нога в коленном суставе должна быть согнута под прямым углом.

Глубина сиденья должна быть такова, чтобы большая часть бедра (2/3-3/4) опиралась на сиденье. Спинка парты делается из одного или двух брусков, лучше из двух, что обеспечивает пояснично-крестцовую и подлопаточную опору.

Дифференция — расстояние по вертикали от края стола до плоскости сиденья — должна быть равна расстоянию от локтя (при опущенной и согнутой в локтевом суставе руки) до сиденья плюс 2 см. В норме это 1/7- 1/8 часть роста.

Дистанция скамьи — расстояния по горизонтали между задним краем стола парты и передним краем сиденья — отражает соотношение между краем стола и краем скамьи. Различают положительную, нулевую, отрицательную дистанцию. Дистанция скамьи должна быть отрицательной, т. е. край скамьи должен заходить под край стола на 3-4 см (рис. 28).


Рис. 28. Дистанция сиденья парты:
А — отрицательная; Б — нулевая; В — положительна

Оптимальная длина стола для различных номеров парт колеблется от 120 до 140 см. Крышка стола парты должна иметь наклон 15°. При таком наклоне ось зрения перпендикулярна плоскости книги, что создает при меньшем напряжении органа зрения хорошую видимость.

В настоящее время разработаны и разрабатываются новые модели парт (легкие, светлой окраски).

Путем сравнения величины отдельных частей стола и стула с соответствующими размерами тела учащегося устанавливают, соответствует ли стол и стул сидящему за ним.

Парта или стол и стул каждого номера служит для определенной ростовой группы. Ученические столы и стулья изготавливаются пяти групп:
А для учащихся, имеющих рост до 130 см;
Б » » » » от 131 до 145 см;
В » » » » » 146 » 160 »;
Г » » » » » 161 » 175 »;
Д » » » » более 176 см.

Каждая парта или ученический стол со стулом должны иметь маркировку: на внешней боковой поверхности парты или стола делают рельефную маркировку с обозначением номера стола в числителе и поста учащихся в знаменателе. Например, Г/161-175.

Кроме того, на обеих внешних боковых сторонах ученического стола должна быть нанесена дополнительная цветовая маркировка в виде круга диаметром 25 мм или горизонтальной полосы (кольца) шириной 20 мм.

На ученических стульях рельефная маркировка наносится на задней поверхности спинки, а цветовая — на ножках с обеих сторон стула.

Для ученических столов и стульев установлена следующая цветовая маркировка:
для группы А — желтая » Б — красная
» В — голубая
» Г — зеленая
» Д — белая
Согласно новому ГОСТ на школьную мебель, ученические столы и стулья изготовляют двух типов: I тип — с постоянными параметрами и II — с регулируемыми параметрами, причем ученические столы могут быть одно-и двухместными. Рабочая поверхность столов должна быть отделана прозрачными лаками или эмульсиями и другими материалами, отвечающими гигиеническим требованиям, иметь светлую окраску, ровный тон и цвет, допускать мытье теплой водой (60°) с применением моющих средств.

Классные доски длиной 3-3,5 м и шириной 1,2 м располагаются обычно посередине передней стенки класса.

Нижний край доски должен немного возвышаться над партами.

В начальной школе доску укрепляют на уровне 80-85 см от пола, а в средних и старших классах — 90- 95 см. По нижнему краю доски делают лоток для предупреждения загрязнения пола меловой пылью. По верхнему краю доски прикрепляют крючки для развешивания таблиц. Над досками должно быть добавочное местное освещение.

Поверхность доски должна быть ровной, гладкой, матовой. Для покрытия классных досок используют линолеум, пластмассу, резину. Цвет доски для кабинетов черчения рекомендуется черный, а в остальных случаях — темно-зеленый, коричневый.

Рекомендуем также

Советские школьные парты / Назад в СССР / Back in USSR

В советское время во всех школах вместо обычных столов и стульев классы были оснащены специальными учебными местами: партами Короткова и Эрисмана. К сожалению, не так давно школы от них отказались, потому что по современным нормам СанПина учебная мебель должна лишь соответствовать росту ребенка. Остальные параметры теперь не учитываются. Открытка «После уроков», художник Д. Пускин, 1955 год.

От автора: На мой взгляд, современные парты имеют существенный недостаток. Никто даже не задумывается о том, что горизонтальное положение столешницы вынуждает ребенка перегибаться во время чтения или письма. Потому что удобнее всего воспринимать зрительную информацию под прямым углом.
Обратите внимание, как прямо сидит ученица. Это благодаря спинке, расположенной под прямым углом к посадочной части. Еще осанку помогает контролировать оптимальное удаление скамьи от края столешницы. А благодаря правильному уклону девочке не приходится тянуться вперед, чтобы читать.

Часть столешницы у конструкции Эрисмана была горизонтальной: специально под ручки, карандаши и необходимые на уроке принадлежности. На этом фото изображена модель, в которой предусмотрена ниша под чернильницу. В конструкции Короткова ее уже не было.

Отличие задумки Короткова от конструкции Эрисмана еще и в том, что она предусматривала парную посадку. А причина заключалась в бедности сельских школ, поэтому нормальной практикой было делить один учебник на двоих.

Кроме того, это лучший вариант размещения учеников в классе с точки зрения свободного перемещения. На мой взгляд, ширина стола для двоих оптимальна. Дети не сильно удалены друг от друга, в то же время не толкаются локтями.

Когда-то я сам учился за похожим столом. Их делали из дерева твердых пород, и перекрашивали раз в два-три года.

Обратите внимание, что на них нет ничего лишнего. А все потому, что часть столешницы, которая располагалась под локтями, открывалась как крышка сундука, на петлях. Под ней была просторная ниша.

Таким образом, на рабочих местах находилось только то, что необходимо на уроке. Портфели же убирались вниз, на специальную полку с бортиком, расположенную перед коленями.
Всего этого очень не хватает современным школьным столам. Вместо ниш и полок по бокам прямо к ножкам прикручены крючки, чтобы дети вешали на них свои ранцы. Но неудобство в том, что они мешают детям свободно перемещаться по проходам.

Вот она, классическая парта Короткова. Конструкция Эрисмана грамотно доработана и вместе с этим заметно упрощена. Это было сделано для снижения стоимости производства и простоты изготовления.

Резные и фигурные детали заменены на простые прямоугольные, которые можно было изготовить даже с помощью ручного инструмента. Так школьная парта стала доступной даже в самых бедных сельских школах.

Для большинства школ их стали делать из хвойных пород дерева, что также удешевляет производство. Но обратите внимание на толщину древесины. Такую невозможно сломать, даже прыгая на ней. А массивная скамья выдержит вес любого человека.

При проектировании сохранены все важнейшие анатомические параметры, влияющие на здоровье ученика: расстояние скамьи от парты, угол наклона ее поверхности, глубина посадки, высота столешницы относительно скамьи и многое другое.

С медицинской точки зрения это лучшая конструкция школьной парты. Учтены даже такие элементы, как перекладина для размещения ног и вырез в боковой стенке для того, чтобы при посадке ребенок не бился коленями об стол. Сидеть за ним можно было только прямо, ссутулиться было невозможно: ровная спинка не давала позвоночнику «уехать» назад.

Мой отец, инженер-технолог мебельного производства, всегда говорил, что это единственная грамотная конструкция, которая помогает школьникам отучиться 10 классов, не заработав при этом сколиоз.


опровержение Karkarey et al. «Альтернативная репродуктивная тактика и инверсный размерный ассортимент в нерестовом скоплении рыб с высокой плотностью»

Реферат

Ухаживание и нерест рыбы коралловых рифов очень сложны, и требуются достаточные усилия по отбору проб и надлежащие методы, чтобы сделать обоснованные выводы об их системы спаривания, основанные на современных теориях выбора партнера и полового отбора. Мы рассмотрели недавнее исследование Karkarey et al. (BMC Ecol 17:10, 2017) о нерестовом поведении кораллового группера Squaretail ( Plectropomus areolatus ) из Индии и не нашли доказательств, подтверждающих их выводы об альтернативной репродуктивной тактике, уникальном стайном нересте с участием одного самца и нескольких самок, или обратный размерный ряд. Этому исследованию не хватает научной достоверности из-за отсутствия строгости используемой методологии, неправильной интерпретации наблюдаемого поведения, неправильной интерпретации литературы и недостаточности данных. Их подход привел авторов к ложным результатам и глубоким, неверным выводам, которые нарушают самые основные предположения о выборе партнера и теории полового отбора применительно к системам спаривания у морских рыб.

Ключевые слова: Нерестовое скопление, Высокая плотность спаривания, Альтернативная репродуктивная тактика, Тактика ухаживания стайкой и парами, Обратный размерный ассортимент, Коралловый группер Squaretail

Основной текст

В недавнем выпуске этого журнала Karkarey et al.[1] провели наблюдательное исследование системы спаривания прямохвостого кораллового группера ( Plectropomus areolatus ) на «нетронутом» участке недалеко от Битры, отдаленного атолла в северной части архипелага Лакшадвип у берегов Индии. В рамках своих основных выводов Karkarey et al. [1] описал необычное брачное поведение, называемое «уникальной тактикой косячного нереста», при которой несколько самок нерестятся группами с одним самцом. Об этом стиле спаривания никогда не сообщалось ни у одного из видов морских рыб, нерестящихся в эфире, и поэтому это было бы уникальным и важным открытием.Точно так же они также сообщили, что P. areolatus в Битре демонстрировал специфическую для среды обитания, обратную размерную вариацию по отношению к ухаживанию, при котором «крупные самцы ухаживали за маленькими самками на склоне рифа, в то время как маленькие самцы ухаживали за самками такого же размера или более крупного размера на склоне рифа». полка.» Оба этих зарегистрированных брачных поведения, по-видимому, нарушают самые основные предположения о выборе партнера и теории полового отбора применительно к морским рыбам, и поэтому исследование требовало дальнейшего изучения.

После тщательного рассмотрения мы сообщаем, что результаты Karkarey et al.[1] не подтверждаются, а их выводы недействительны, поскольку оба были основаны на ложных интерпретациях поведенческих наблюдений, отсутствии строгости в выбранных методах и отсутствии данных, подтверждающих их выводы. Обсуждая свои выводы, авторы не смогли предоставить никаких объяснений непосредственных или конечных причин такого уникального поведения, которое было основано или подтверждено эмпирическими данными современных теорий полового отбора, выбора партнера и систем спаривания у морских рыб.Легитимность исследования была еще больше подорвана исключением, неправильным толкованием и неправильным цитированием предыдущих исследований брачного поведения P. areolatus и других морских рыб, а также основополагающей литературы по системам спаривания и половому отбору. Основываясь на серьезных проблемах, содержащихся в исследовании, которые мы сгруппировали в пять категорий, описанных ниже, мы пришли к выводу, что исследование Karkarey et al. [1] не имеет научной ценности и должна быть изъята из литературы.

(1) Ложные наблюдения за нерестом одного самца с несколькими самками

Karkarey et al.[1] утверждают, что наблюдали два случая (по одному разу в 2013 и 2014 гг.) уникального и нового «школьного ухаживания, завершающегося выбросом гамет», в каждом из которых участвовали один самец и от 4 до 5 самок P. areolatus из более крупного школа жен. В подтверждение своего утверждения они приводят в рукопись фотографию (рис. 2г в [1]), взятую из видеоклипа первого предполагаемого нереста, наблюдавшегося в 2013 г., который также включен в публикацию в качестве дополнительной информации (Дополнительный файл 2). в 1]).Авторы утверждают, что фотография и видеоклип раскрывают «тактику нереста косяков», которая «предполагает устремление нереста вверх внутри косяка в толще воды, что обычно наблюдается у рыб, нерестящихся в массовом порядке». Они также объясняют, что самки, участвующие в наблюдаемом нересте, могут быть «четко идентифицированы по их вздутым животам» и «одновременно выпущенным гаметам как единой единице».

Каждый из нас много раз просматривал видеофайл, как в реальном времени, так и в замедленном темпе, и мы не можем найти правдоподобных доказательств нереста или какого-либо поведения, описанного Karkarey et al.[1]. В отличие от описания нереста в статье на видео, морские окуни быстро плывут вниз к рифу, а не вверх, при этом особи ненадолго сталкиваются в очень неорганизованной манере, прежде чем рассеяться. Событие заканчивается тем, что ведущая особь (маленькая, с темной фазой окраски, типичной для самок; см. стр. 44 в [2]), участвующая в событии, быстро плывет вниз и в риф, поскольку ее преследует более крупная особь, демонстрирующая фазу камуфляжной окраски. (который может быть как мужчиной, так и женщиной [2]).Большинство людей, вовлеченных в инцидент, по-видимому, демонстрируют темную фазу окраски, типичную для стайных самок [2]. Событие «нереста» происходит далеко, без видимых особей с вздутыми животами, что позволяет предположить, что эти особи не являются самками, готовыми к нересту.

Дальнейшее изучение предполагаемого «облака гамет» (обведено кружком на рис. 2d в [1]) послужило наиболее убедительным доказательством того, что событие, показанное на видео и фотографии, не было связано с нерестом.Вопреки описаниям, данным Karkarey et al. [1], ни в одном месте видео не видно одновременного выпуска яиц самками. Примечательно, что овулировавшая икра морского окуня, выбрасываемая в толщу воды во время массовых нерестов, почти полностью прозрачна и ее трудно увидеть с любого расстояния (BEE, KLR, JPB, RRW, личные наблюдения). Просмотрев видео в замедленном режиме, мы подтвердили, что объект, обведенный кружком на рис. 2d Каркарея и др. [1] — это вовсе не облако гамет, а небольшая белая частица, дрейфующая в толще воды очень близко к объективу камеры.Частица четко видна в клипе на 0:14 с во время замедленной съемки, где она находится в открытой воде чуть ниже центра скопления. Затем он движется слева направо и быстро проходит через объектив камеры и оказывается прямо перед группой рыб, когда они собираются вместе (0:15 с), создавая ложное впечатление возможного, слабого, маленького облака гамет, когда смотрел невнимательно на нормальной скорости. Сразу после этого становится ясно, что «облако гамет» — это частица, так как объект полностью меняет направление и быстро движется справа налево в другом направлении, в другой плоскости и с гораздо большей скоростью, чем любая из рыбок. связанные с событием.Частица покидает экран на 0:18 секунде видеоклипа, проходя перед другими рыбами, видимыми на экране. Мы предоставляем неподвижные кадры частицы и ее движения на рис.  и призываем читателей внимательно сравнить эту последовательность с рис. 2d и дополнительным видео, предоставленным Karkarey et al. [1] сделать собственные выводы.

Последовательность неподвижных кадров ( a f ), извлеченная из дополнительного файла 2 Karkarey et al. [1] показывает местоположение (белый кружок) и общее направление движения (белая стрелка) частицы, ошибочно представленной как облако гамет.Обратите внимание, что на рис. 2d в Karkarey et al. [1] может происходить между неподвижными кадрами в ( c ) и ( d )

(2) Нет эмпирических данных о нересте одного самца и нескольких самок в

P. areolatus , групперах или любом другом коралловом рифе рыба

Karkarey et al. [1] искажает новизну женских школ P. areolatus . Еще в 1999 г. Johannes et al. [2] сообщили, что «косяки самок P. areolatus , плавающие к нерестовым скоплениям, из них или внутри них, кажутся единственным известным нам примером однополого стайного поведения среди груперов этого рода». Йоханнес и др. [2] также очень подробно описал, что, когда бродячие стаи самок проходили над самцами, занимающими территории на рифе, самцы «быстро врывались в косяк [самок], энергично отталкиваясь боком от самок, по-видимому, пытаясь отделить их от них». их из школы… Очевидно, в ответ на эти усилия отдельные женщины покидали школу и опускались на дно». Йоханнес и др. [2] предложили несколько правдоподобных объяснений образования женских школ, включая меры против хищников и защиту от преследований и моббинга со стороны самцов.Каркарей и др. [1] ссылаются на работу Johannes et al. [2], но не смогли обсудить эти выводы в своей рукописи.

Каркарей и др. [1] также наблюдали, как самцы совершали набеги на стаи (см. рис. 2c в [1]), что, по их заключению, представляло собой акт ухаживания между действующим самцом и несколькими самками. Авторы также заявили, что эти наблюдения «выявляют дополнительную тактику ухаживания, связанную со школой, отличную от более ранних сообщений в литературе для этого вида». Это объяснение сильно отличается от объяснения Johannes et al.[2] и перечисленных там отдельных авторов, которые основывали свое объяснение на многолетнем совместном опыте спаривания груперов из многочисленных нерестовых скоплений в разных местах по всему миру, в дополнение к нескольким годам непрерывных исследований и наблюдений за P. areolatus на сайт их исследований. Описания Johannes et al. [2] взаимодействия между территориальными самцами и бродячими косяками самок очень напоминают последовательность поведения, которую можно увидеть в видеоклипе, предоставленном Karkarey et al.[1] и послужили дополнительным доказательством, опровергающим заявления об уникальной тактике нереста косяков с участием одного самца и нескольких самок. В частности, можно наблюдать несколько случаев, когда предполагаемые самцы устремляются вверх от рифа к косяку, в том числе случай ложного нереста, который заканчивается тем, что свинцовая рыба (демонстрирующая типичную цветовую фазу стайных самок [2]) плывет вниз от косяка и в риф, преследуемый предполагаемым самцом (на основе двухцветной фазы; см. [2]).

Последовательность действий на видео, предоставленном Karkarey et al.[1] не имеет ничего общего с проверенными групповыми ухаживаниями и нерестом, описанными у других видов морских окуней. У всех видов, изученных на сегодняшний день, в период ухаживания и перед нерестом участвуют несколько самцов, которые преследуют, беспокоят, нападают и, в конечном итоге, окружают одну беременную самку в строго заданной цилиндрической ориентации [3–5]. Такое поведение в конечном итоге приводит к скоординированному нерестовому броску группы вверх к поверхности и заканчивается одновременным выбросом больших объемов гамет, что заметно по большому облаку молок.Подобное поведение также было зарегистрировано у многих видов губанов, рыб-попугаев, луцианов, рыб-хирургов и других рифовых рыб с системами группового нереста [6–10].

Предыдущие исследования P. areolatus свидетельствуют о том, что этот вид действительно демонстрирует два типа ВРТ, как и многие другие коралловые рифовые рыбы с внешним оплодотворением (обзор [11]), но не описанные Karkarey et al. [1]. Йоханнес и др. [2] описали один случай непроверенного нереста пар, а Pet et al.[12] описали четыре случая парного нереста между территориальным самцом и отдельной самкой, указывая на то, что самец P. areolatus действительно использует типичную для крупных самцов тактику монополизации самок других груперов и рыб коралловых рифов. Точно так же описания ухаживания, сделанные Johannes et al. [2] указывают на то, что P. areolatus , вероятно, нерестятся в группах из одной самки и нескольких самцов при высокой плотности с интенсивной конкуренцией сперматозоидов. На двух участках в Палау, в дни пиковых скоплений, когда численность рыбы и нерестовая активность (по данным гистологического анализа пойманной рыбы) были самыми высокими, они сообщили, что соотношение полов было сильно смещено в сторону самцов в центре скопления.Авторы исследования сообщили, что «поведение ухаживания… казалось, отражало нехватку самок. Самки часто подвергались преследованиям (подталкиванию, преследованию, столкновению) со стороны нескольких самцов одновременно и часто убегали от них». В районах с наибольшей плотностью рыбы наблюдалось до 40 самцов, занимающихся таким поведением. Йоханнес и др. [2] отметили, что интенсивность и продолжительность межсамцовых взаимодействий и изменения окраски были выше в эти периоды и в этих местах, и что преследование самок отдельными и группами самцов было более обычным в этих местах, чем где-либо в пределах скоплений и скоплений. в других местах скопления, где соотношение полов было менее смещено в сторону самцов.В совокупности все описания ухаживания нескольких мужчин и одиноких женщин, описанные Johannes et al. [2] соответствуют задокументированным у других видов груперов с системами группового нереста [4, 5, 13].

(3) Отсутствие теоретического подтверждения нереста одного самца и нескольких самок у разбросанных нерестящихся рыб

С более широкой точки зрения выводы Karkarey et al. [1] тот факт, что P. areolatus в Битре демонстрируют уникальную тактику нереста, при которой отдельные самцы одновременно спариваются с несколькими самками, имеет серьезные последствия для теории полового отбора и систем спаривания морских окуней и других морских рыб. Анизогамия (мужские и женские гаметы разного размера) обычно приводит к ситуациям, когда мужские гаметы и отдельные самцы конкурируют друг с другом за доступ и оплодотворение яйцеклеток, производимых самками [14–16]. Эта конкуренция может принимать различные формы, включая конкуренцию сперматозоидов при нересте нескольких самцов с отдельными самками, когда сперма и яйцеклетки выбрасываются наружу [11, 17, 18]. Более того, обзоры брачного поведения груперов выявили замечательную поддержку этих преобладающих теорий полового отбора и конкуренции сперматозоидов: в соответствии с этими предсказаниями, груперы, образующие большие нерестовые скопления с высокой плотностью особей, конкурирующих за спаривание с самками, все участвуют в групповых процессах. -нерестовые события с участием нескольких самцов и беременной самки [13, 19].

Хотя общий вывод Karkarey et al. [1] утверждение о том, что «косячное ухаживание» может привести к «косячному нересту» в скоплениях рифовых рыб с высокой плотностью, подтверждается, их описание тактики спаривания в популяциях морских рыб с высокой плотностью является неточным. Авторы утверждают, что в условиях высокой плотности, если несколько особей способны монополизировать спаривания, то у других не будет большого успеха. Напротив, исследования брачного поведения у нерестящихся рифовых рыб в одностороннем порядке продемонстрировали, что монополизация самок отрицательно коррелирует с плотностью популяции [20–22].То есть вероятность успеха территориальных самцов снижается по мере увеличения плотности популяции более мелких самцов. В условиях высокой плотности территориальность и парный нерест сменяются тактикой группового нереста и большими затратами на спермопродукцию из-за усиления конкуренции спермы [7, 21, 22], сценарий, который был продемонстрирован как в эмпирических исследованиях отдельных популяций рыб, так и в филогенетических исследованиях. исследования эволюции системы спаривания у рыб [19]. Следовательно, утверждение о том, что высокая плотность популяции «требует от особей принятия инновационных стратегий спаривания» [1], является неточным и игнорирует существенную литературу о влиянии плотности на системы спаривания у рифовых рыб.

Вопреки преобладающим теориям, подкрепленным обширными эмпирическими данными и многочисленными исследованиями рыб коралловых рифов, Karkarey et al. [1], по-видимому, вызывает некий тип «конкуренции яиц», когда несколько самок соревнуются за то, чтобы их яйца были оплодотворены одним самцом. Как это оправдывается или объясняется в контексте репродуктивной приспособленности? Почему несколько самок решили рисковать своими яйцеклетками из-за выброса спермы одного самца, когда присутствует множество других самцов? Если Каркарей и др.[1] собираются выдвинуть теорию, которая нарушает самые основные предположения о выборе партнера и теории полового отбора применительно к морским рыбам, по крайней мере, необходимо предоставить правдоподобное объяснение, изложенное в надлежащем теоретическом контексте — мы уж точно не умеет. Вместо этого они не предоставляют никаких теоретических объяснений или каких-либо эмпирических доказательств в поддержку своих выводов о новой тактике образования стай у P. areolatus , излагая основной вывод своего исследования и все связанные с ним выводы относительно существования, затрат и преимуществ альтернативных методов. репродуктивную тактику у вида как неприемлемую и не имеющую научной ценности.

(4) Недостаточно доказательств того, что наблюдения проводились в период фактического нереста

Karkarey et al. [1] не предоставили подробностей о точных датах или времени суток их наблюдений, но, судя по представленным свидетельствам, их поведенческие исследования, вероятно, проводились до фактического периода нереста. Обширная работа Johannes et al. [2] в Palau и Rhodes et al. [23–25] на Понпеи показали, что бродячие косяки самок P. areolatus чаще всего наблюдаются на рифе за несколько дней до нереста.За это время ооциты не достигли точки гидратации [2, 23, 25]. Женские стаи представляют собой первое вхождение самок в скопление, при этом самцы обосновались на территории за несколько дней до этого [23]. После этого косяки самок довольно быстро рассеиваются, при этом отдельные самки рассредоточиваются по всему ареалу скопления, где они заняты отдельными самцами в пределах установленных самцами территорий [2, 23–25]. Самцы проявляют агрессию по отношению к самкам в эти начальные периоды взаимодействия, при этом довольно часто преследуют их.По мере приближения времени нереста самки смешиваются с территориями самцов, и начинается ухаживание. Ухаживание приводит к конечному парному нересту, при этом нерест в период скопления происходит в течение 2–3 дней, о чем свидетельствует снижение плотности после периодов пиковой численности [12, 25].

В течение дня (дней) фактического нереста у P. areolatus брюшко самок значительно раздувается гидратированной икрой (рис. ). Процесс овуляции, который происходит непосредственно перед нерестом, заставляет самок плавать странно и вяло и позволяет легко определить, что нерест неизбежен (BEE, KLR, RRW pers.обс.). Поразительно, но ни на фотографиях, ни на видео, представленных в Karkarey et al., среди «бродячих косяков самок» не было видно ни одной высокобеременной (гидратированной или овулировавшей) самки. [1]. Аналогичным образом, фотография, предоставленная Karkarey et al. [1] в качестве примера парного ухаживания (рис. 2c в [1]) не дает окончательных доказательств того, что какая-либо особь является беременной самкой, предполагая, что взаимодействие не отражает ухаживания.

Фотографии беременной самки P. areolatus с: a сильно вздутым брюшком, указывающим на приближение нереста; и с b гонад, вскрытых для проверки того, что процесс овуляции (о чем свидетельствуют просочившиеся на стол чистые ооциты) начался во время сбора

(Фото предоставлено Ричардом Гамильтоном)

(5) Нет доказательств «обратный размер-ассортимент» из-за недействительных методов, используемых для оценки частоты ухаживания

Karkarey et al.[1] утверждают, что они провели многочисленные наблюдения, чтобы описать поведение ухаживания и сделать выводы о преимуществах различных наблюдаемых типов ухаживания (например, частота ассоциации маленьких и крупных самцов с самками; парный или групповой нерест и т. д.). Основываясь на своих результатах, они установили, что P. areolatus демонстрировали «обратный размерный ассортимент для конкретной среды обитания», в котором «крупные самцы ухаживали за маленькими самками на склоне, в то время как маленькие самцы ухаживали за самками такого же или более крупного размера на шельфе. ».Однако их методы и результаты страдают серьезным недостатком: авторы не могут утверждать, что поведение, которое они наблюдали, на самом деле было ухаживанием или представителем ассортативного спаривания обратного размера, если только оно хотя бы иногда не сопровождалось нерестом. Сами авторы заявляют, что ни разу не наблюдали нерест между парой самцов и самок рыб. Единственным доказательством, которое они представили в подтверждение своих выводов, было то, что такое поведение наблюдалось в нерестовых скоплениях P.areolatus в предыдущих исследованиях [2, 12].

Хотя неясно, измерялось ли ухаживание вообще, никогда не уместно измерять ухаживание (т.е. количество ухаживающих самок) как «выгоду», получаемую самцами, потому что неизвестно, привело ли это поведение к успешному нересту или оставались ли эти особи в зоне наблюдения до начала нереста. Авторы не наблюдали спаривания ни у крупных, ни у мелких особей, поэтому делать выводы об обратном размерно-ассортативном спаривании также неразумно.Кроме того, локальное соотношение полов (также потенциально неправильно измеренное, см. ниже) искажает измерения скорости ухаживания, потому что «выгода» умножается на количество находящихся поблизости самок; это приводит к оценке более высокой «пользы» для самцов на шельфе, даже несмотря на то, что время, проведенное в «ухаживании», было заявлено как одинаковое в обоих местообитаниях. Это подход, использованный Karkarey et al. [1], как показано на рис. 3 их исследования. Результаты, представленные на рисунке, не показывают различий в частоте «ухаживания» при любой комбинации размера или типа местообитания, за исключением случаев, когда крупные самцы со стаями мелких самок находятся на склоне.Это различие является артефактом авторов, которые подсчитывают всех самок поблизости от самцов (т.е. в расчете на каждую самку) как за которыми одновременно ухаживает этот отдельный самец, а не считают взаимодействие как единое событие.

Неправдоподобно делать обоснованные выводы о частоте спаривания, потенциальных возможностях спаривания или затратах, связанных с внутриполовым отбором, если ни одно из измерений, использованных для их получения, не было основано на подтвержденной репродуктивной активности. Наблюдения Karkarey et al.[1] столкновений самцов и самок могут представлять возможности для спаривания, но только если мы предположим, что столкновения имели место в период нереста. К сожалению, представленные выше данные свидетельствуют о том, что это не так, и авторы могут делать заявления только о степени связи между людьми, возможно, между мужчинами и женщинами, но без ссылки на какой-либо измеряемый компонент приспособленности. Они не могут делать никаких заявлений о возможностях спаривания, потому что нет понимания того, как меняется пространственная динамика мелких или крупных особей, территориальных самцов или косяков самок по мере приближения сроков нереста.Поскольку нереста не наблюдалось ни у крупных, ни у мелких самцов, утверждения, связанные с альтернативной репродуктивной тактикой (АРТ), спариванием с обратной размерной сортировкой, успехом спаривания, скоростью спаривания и «максимальным увеличением количества самцов», представляют собой не более чем необоснованные предположения. Фактически, даже выводы, сделанные Karkarey et al. [1] о частоте ассоциаций сомнительны, поскольку все их данные были собраны из наблюдений, проведенных всего за два дня исследования в течение 2 лет (см. Таблицу 3 в [1]).

Ким Андерсон-Эрисман из MetroHealth удостоена премии Neilsen Visionary Prize

Ким_Андерсон_Эрисман

Ким Андерсон-Эрисман, доктор медицинских наук, профессор кафедры физической медицины и реабилитации в Медицинском центре MetroHealth и Медицинской школе Университета Кейс Вестерн Резерв, получила премию Neilsen Visionary Prize 2021, присуждаемую Премией Крейга Х.Фонд Нильсена.

Она является одним из трех человек, награжденных в этом году фондом, который является крупнейшим частным спонсором исследований, образования, клинической подготовки и программной поддержки травм спинного мозга (SCI) в США и Канаде.

Премия Neilsen Visionary Prize «награждает влиятельных людей, которые демонстрируют большой потенциал для расширения или отстаивания новых идей для людей с инвалидностью», и ее лауреаты демонстрируют качества «от бесстрашия идти на смелые риски до безграничной решимости и страсти, чтобы способность вдохновлять других», — говорится в заявлении фонда от 20 октября.

Эта честь сопровождается неограниченным призом в размере 1 миллиона долларов.

«Чистый шок», — сказала д-р Андерсон-Эрисман, когда лидеры фонда сообщили эту новость во время встречи в Zoom в начале этого месяца, а затем попросили ее сохранить это в тайне, пока объявление не будет опубликовано.

«Для меня очень унизительно, когда меня считают провидцем в своей области», — сказала д-р Андерсон-Эрисман, которая присоединилась к MetroHealth в 2018 году. Она является директором региональной системы SCI Северо-Восточного Огайо, базирующейся в Реабилитационном институте MetroHealth.

«Последние 16 или 17 лет моих исследований большая часть была посвящена тому, чтобы привнести в эти исследования голоса людей с ТСМ и сделать их лучше. Я хотел постоянно формировать область исследований, чтобы выполнять важную и потенциально эффективную работу».

Двумя другими лауреатами премии Neilsen Visionary Prize 2021 года являются Уэсли Гамильтон, чей некоммерческий фонд Disabled But Not Really (DBNR) занимается фитнесом и питанием, поддержкой адаптивных спортсменов и программами общественных работ, которые освещают недостаточно обслуживаемое сообщество «инвалидов»; и Элис Шеппард, всемирно известная танцовщица, отмеченный наградами хореограф и основатель ансамбля искусств для людей с ограниченными возможностями Kinetic Light.

«Это часть чудес этой премии», — сказал доктор Андерсон-Эрисман. «В сообществе SCI есть много людей, которые делают такую ​​замечательную работу.

«Все это я делала не в надежде, что кто-то даст мне денег», — сказала она. «Я сделал их, потому что это правильно, это так необходимо в сообществе SCI».

Доктору Андерсон-Эрисман было 17 лет, когда она получила травму спинного мозга в автокатастрофе. Ее исследования были сосредоточены на трансляционных исследованиях и преодолении разрыва между фундаментальной наукой, клинической наукой и людьми, живущими с травмой спинного мозга.И это сообщается с ее собственным взглядом на жизнь с травмой спинного мозга.

«Недостаточно просто проводить исследования», — сказала она. «Неужели это действительно изменит чью-то жизнь? Это точка зрения, из которой я исходю, и почему я иду против течения. Моя цель заключалась в том, что в своей жизни я хочу сделать жизнь других людей с ТСМ лучше».

В одном из таких исследований наблюдают за ветеранами и гражданскими лицами с травмой спинного мозга, а также за членом семьи или лицом, оказывающим поддержку, в течение первого года после травмы. Цель состоит в том, чтобы лучше понять их опыт — как они определяют выздоровление и успех, а также трудности, с которыми им приходится сталкиваться. Это исследование является результатом сотрудничества исследователей из MetroHealth, CWRU и системы здравоохранения Северо-Восточного Огайо по делам ветеранов.

В другом исследовании изучается вопрос о том, является ли электрическая стимуляция более эффективной, чем физиотерапия, помогая людям с травмой спинного мозга научиться использовать свои руки. Доктор Андерсон в сотрудничестве с доктором Джеймсом Уилсоном возглавляет исследование в Институте реабилитации MetroHealth (MRI).Другие участвующие центры включают Хьюстон, Торонто и Ванкувер.

Помимо поддержки программы стипендий MetroHealth SCI в течение последних нескольких лет, Фонд Крейга Х. Нильсена оказывает финансовую поддержку программе MetroHealth по реабилитации водителей. В 2020 году, в разгар пандемии COVID-19, Фонд экстренной помощи фонда также помог MetroHealth удовлетворить потребности более 200 человек с травмой спинного мозга, подверженных высокому риску заражения COVID-19.

(PDF) Долгосрочные тенденции популяций ламинарии и полосатого песчаного окуня в Южной Калифорнии: независимая от промысла оценка

МИЛЛЕР И ЭРИСМАН: ДОЛГОСРОЧНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ НАСЕЛЕНИЯ КЕЛПА И ПЛОСКОСТНОГО СИКУСА

CalCOFI Rep., Vol. 55, 2014

8

увеличение CPUE, вряд ли произойдет в течение десятилетия или более Поэтому продолжение независимого мониторинга будет иметь решающее значение для оценки этих новых правил.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Мы хотели бы поблагодарить операторов электростанций

за их длительную поддержку мониторинга захвата

и использование данных здесь в этом анализе. Долг в размере

благодарности К. Хербинсону за то, что он начал использовать здесь долгосрочную базу данных

, прежде чем передать ее Э. Миллеру

до его выхода на пенсию. Эта рукопись была значительно улучшена благодаря комментариям J. Field, J. Froeschke и

трех анонимных рецензентов.

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Абурто-Оропеза, О. , Г. Паредес, И. Маскареньяс-Озорио, Э. Сала. 2010.

Влияние климата на пополнение рифовой рыбы и промысел. Мар. Экол. прог.

Сер. 410: 283–287.

Аллен, Л., Т. Хови. 2001а. Полосатый песчаный окунь. В Leet, W., C. Dewees,

R.-Klingbeil, E. Larson (ред.) «Живые морские ресурсы Калифорнии: отчет о состоянии

», SG01-11. Калифорнийский университет сельского хозяйства и природных ресурсов

Ресурсы, Беркли, Калифорния, стр. 224–225.

Аллен, Л., Т. Хови. 2001б. Келп Басс. In Leet, W., C. Dewees, R. Klingbeil,

E. Larson (eds) «Живые морские ресурсы Калифорнии: отчет о состоянии»,

SG01-11. Калифорнийский университет сельского хозяйства и природных ресурсов,

Беркли, Калифорния, стр. 222–223.

Anderson, C.N.K., C. Hsieh, S.A. Sandin, R. Hewitt, A. Hollowed, J. Bed-

dington, RM May, G. Sugihara. 2008. Почему рыболовство увеличивает колебания

численности рыбы.Природа 452: 835–839.

Asch, R. G., D. M. Checkley Jr. 2013. Динамическая высота: ключевая переменная для

, определяющая место нереста мелких пелагических рыб. Глубокое море Res.

Часть I 71:79–91.

Beaugrand, G., K.M. Brander, A.L.J., S. Souissi, P.C. Reid. 2003. Влияние планктона

на пополнение запасов трески в Северном море. Природа 426: 661–664.

Богран Г., Р. Р. Кирби. 2010а. Климат, планктон и треска. Global

Изменить биол. 16:1268–1280.

Богран Г., Р. Р. Кирби. 2010б. Пространственные изменения чувствительности атлантической

трески к климатическим воздействиям на планктон. Климат Рез. 41:15–19.

Бедфорд, Д., К. Райан. 2002. Сибасы. В Райан, К. и М. Патитен (ред.).

Ежегодный отчет о состоянии рыболовства, стр. 11-11–1-18. Калифорнийский департамент —

Департамент рыбы и дичи.

Браун, К., А. Хобдей, П. Циглер, Д. Уэлсфорд. 2008. Дарвиновская наука о рыбном хозяйстве должна учитывать реалистичное давление рыболовства в масштабах эволюционного времени

. Мар. Экол. прог. сер. 369: 257–266.

Беркли, С.А., М.А. Хиксон, Р.Дж. Ларсон, М.С. Лав. 2004. Устойчивость рыболовства через защиту возрастной структуры и пространственного распределения рыбных

популяций. Рыболовство 29: 23–32.

Биркеланд, К., П. К. Дейтон. 2005. Важность в управлении рыболовством

, оставляя крупные. ДЕРЕВО 20:356–358.

Брюн, А. К., П. Х. Димберг. 2011. Оперативное определение статистически

значимого тренда.ПЛОС ОДИН 6:e19241.

Калифорнийская комиссия по рыболовству и дичи. 2012 г. Первоначальное изложение причин для постановления регулирующих органов: внести поправки в разделы 27.65 и 28.30 раздела 14,

Свод правил Калифорнии, касающиеся басов. doi: http://www.fgc.ca.gov/

rules/2012/27 65isor.pdf.

Коулман, Ф. К., В. Ф. Фигейра, Дж. С. Уеланд, Л. Б. Краудер. 2004. Воздействие

любительского рыболовства в США на популяции морских рыб. Наука

305:1958–1960.

Коновер, Д. О., С. Б. Мунк. 2002. Поддержание урожаев рыболовства в эволюционных временных масштабах. Наука 297: 94–96.

Кук, С.Дж., И.Г. Коукс. 2004. Роль любительского рыболовства в глобальном рыбном

кризисе. Бионаука 54: 857–859.

Cushing, D.H. 1980. Сокращение запасов сельди и рост количества тресковых

. Журнал дю Совет 39: 70–81.

год крупного Эль-Ниньо (1983 и 1998 гг.), когда температура прибрежной

воды оставалась выше средней.Более того, недавние исследования показывают, что модели численности

прибрежных рыб южной Калифорнии отреагировали на океанографический сдвиг

(1989 г.) независимо от типичных

тепловых/холодных характеристик (Miller and McGowan

2013). Аналогичная работа по океанографическому сдвигу

1989 г. показала изменения продуктивности берегов, моделей течений

и других температурно-независимых процессов

(Polovina 2005; Di Lorenzo et al.2008). Численность популяций двух

видов морского окуня с течением времени (Hill and

Schneider 1999; Moser et al. 2001) свидетельствует о различных

условиях (окружающая среда, давление рыболовства и т. д.), которые были

благоприятными для каждого вида. . Дополнительные исследования с использованием более

надежных моделей, связывающих биологические и физические процессы, могут оказаться плодотворными для определения набора

условий, благоприятных для каждого вида (Asch and Check-

ley Jr.2013).

Используя индексы обилия силовых растений (ER,

NYFI и YOYI), в популяциях была очевидна тенденция к снижению расселения личинок

и пополнения. Кросс-

корреляционный анализ показал, что ER снизились примерно за семь лет до промысла, или примерно на

воспринимаемый возраст пополнения для обоих видов (Love

et al. 1996). Разница в связи каждого вида

между CPUE и данными, независимыми от рыбных ресурсов, составила

, что указывает на различные уровни гиперстабильности в рыбных

ареалах, с более выраженными эффектами, проявляющимися в пересыпанном песке

бас-шери. Такое несоответствие между численностью популяции и уловами рыбы представляет собой крайнюю форму гиперстабильности (Erisman et al. 2011). Таким образом, незначительная корреляция между песчаным окунем CPUE

и NYFI неудивительна, учитывая предшествующие данные о гиперстабильности, о которых сообщалось в литературе.

К сожалению, эти результаты не возлагают четко

ответственности за снижение численности ни на окружающую среду, ни на рыболовство.Они просто и неоднократно повторяют

, что наблюдаемое значительное сокращение промысла было

следствием истощения популяций. Наши анализы не позволили

определить общеизмеряемую экологическую метрику или индекс, который можно было бы использовать в качестве разумного прокси-

для силы годового класса любого вида окуня. Эти исследования подтвердили предыдущие выводы; Численность

двух доминирующих видов морского окуня в Южной Калифорнии резко сократилась за последние десятилетия.Новые стратегии управления

были реализованы в надежде восстановить запасы

. Несмотря на эти действия, как текущее исследование, так и предыдущие исследования, документирующие гиперстабильность в двух популяциях

, подчеркивают явную необходимость детальной оценки запаса

. В отсутствие такой оценки

адаптивное управление для восстановления и поддержания здоровых

запасов перед лицом океанографических изменений может быть

недостижимым.Учитывая медленный рост, наблюдаемый у обоих видов

(Love et al. 1996), влияние новых правил,

Эволюционные изменения в поведении при спаривании влияют на потерю смены пола в линии рыб на JSTOR

Перейти к основному содержанию Есть доступ к библиотеке? Войдите через свою библиотеку

Весь контент Картинки

Поиск JSTOR Регистрация Вход
  • Поиск
    • Расширенный поиск
    • Изображения
  • Просматривать
    • По тематике
      Журналы и книги
    • По названию
      Журналы и книги
    • Издатели
    • Коллекции
    • Изображения
  • Инструменты
    • Рабочее пространство
    • Анализатор текста
    • Серия JSTOR Understanding
    • Данные для исследований
О Служба поддержки

Филогенетический тест модели преимущества размера: эволюционные изменения в поведении при спаривании влияют на потерю смены пола в линии рыб

  • Allsop, D. J. и С. А. Вест. 2004. Эволюция соотношения полов у животных, меняющих пол. Эволюция 58: 1019–1027.

  • Альтманн, С. А. 1974. Бабуины, пространство, время и энергия. Американский зоолог 14: 221–248.

  • Антес Н., Х. Шуленберг и Н. К. Михилс. 2008. Эволюционные связи между репродуктивной морфологией, экологией и брачным поведением у заднежаберных брюхоногих моллюсков. Эволюция 62: 900–916.

  • Атц, Дж. В. 1964. Интерсексуальность у рыб. Страницы 45–232 в C.Н. Армстронг и А. Дж. Маршалл, ред. Интерсексуальность у позвоночных, включая человека. Академик Пресс, Лондон.

  • Баеза, Дж. А. и Р. Т. Бауэр. 2004. Экспериментальный тест социально опосредованной смены пола у протандрического одновременного гермафродита, морской креветки Lysmata wurdemanni (Caridea: Hippolytidae). Поведенческая экология и социобиология 55: 554–550.

  • Бауэр, Р. Т. 2000. Одновременный гермафродитизм у каридских креветок: уникальная и загадочная половая система десятиногих. Журнал биологии ракообразных 20: 116–128.

  • Беркхед Т. Р. и А. П. Меллер. 1998. Конкуренция сперматозоидов и половой отбор. Академик Пресс, Нью-Йорк.

  • Chan, STH 1970. Естественная смена пола у позвоночных. Философские труды Королевского общества B: Биологическая наука 259: 59–71.

  • Чарнов Е.Л. 1982. Теория распределения полов. Издательство Принстонского университета, Принстон, Нью-Джерси.

  • Коллин Р.2005. Соотношение полов, инварианты жизненного цикла и закономерности смены пола в семействе протандрообразных брюхоногих моллюсков. Эволюция 60: 735–745.

  • Крейг, М. Т. и П. А. Гастингс. 2007. Молекулярная филогения морских окуней подсемейства Epinephelinae (Serranidae) с пересмотренной классификацией трибы Epinephelini. Ихтиологические исследования 54: 1–17.

  • Крук, Дж. Х. 1972. Половой отбор у приматов. Страницы 231–281 в до н.э. Кэмпбелл, изд. Половой отбор и происхождение человека: 1871–1971 гг. Альдин-Атертон, Чикаго.

  • Девлин Р. Х. и Ю. Нагахама. 2002. Определение пола и дифференциация пола у рыб: обзор генетических, физиологических и экологических влияний. Аквакультура 208:191–364.

  • Домейер М. Л. и П. Л. Колин. 1997. Нерестовые скопления тропических рифовых рыб: определение и обзор. Бюллетень морской науки 60: 698–726.

  • Дональдсон, Т. Дж. 1995. Ухаживание и нерестовое поведение карликового морского окуня, Cephalopholis spiloparaea (Serranidae: Epinephelinae), с примечаниями C.argus и C. urodeta . Экологическая биология рыб 43:363–370.

  • Эмлен, С. Т. и Л. В. Оринг. 1977. Экология, половой отбор и эволюция систем спаривания. Наука 197: 215–223.

  • Эппли, С. М. и Л. К. Джессон. 2008. Переход к спариванию: эволюция раздельнополых и смешанных полов у многоклеточных организмов. Журнал эволюционной биологии 21: 727–736.

  • Эрисман, Б.Е. 2008. Репродуктивная биология и эволюция морских окуней и морских окуней. Кандидатская диссертация. Институт океанографии Скриппса, Калифорнийский университет, Сан-Диего.

  • Эрисман, Б. Э. и Л. Г. Аллен. 2006. Репродуктивное поведение серранидной рыбы умеренного пояса, Paralabrax clathratus (Girard), с острова Санта-Каталина, Калифорния, США. Журнал биологии рыб 68: 157–184.

  • Эрисман, Б. Э., М. Л. Бакхорн и П. А. Гастингс. 2007. Схемы нереста леопардового морского окуня Mycteroperca rosacea в сравнении с другими группирующимися груперами.Морская биология 151: 1849–1861.

  • Эрисман, Б. Е., Дж. А. Росалес-Касиан и П. А. Гастингс. 2008. Доказательства гонохоризма у морского окуня Mycteroperca rosacea из Калифорнийского залива, Мексика. Экологическая биология рыб 82:23–33.

  • Фельзенштейн, Дж. 1985. Филогенез и сравнительный метод. Американский натуралист 125: 1–15.

  • Fricke, H.W. 1980. Контроль различных систем спаривания у коралловых рифовых рыб с помощью одного фактора окружающей среды. Поведение животных 28: 561–569.

  • Гизелин, М. Т. 1969. Эволюция гермафродитизма среди животных. Ежеквартальный обзор биологии 44: 189–208.

  • Геден, Великобритания, 1978. Монография о коралловой форели. Бюллетень исследований Службы рыболовства Квинсленда 1: 1–42.

  • Харви П. Х. и А. Первис. 1991. Сравнительные методы объяснения адаптации. Природа 351: 619–624.

  • Хемстра, П. К. и Дж. Э. Рэндалл. 1993. Каталог видов ФАО.Том. 16. Груперы мира (семейство Serranidae, подсемейство Epinephelinae). Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций, Рим.

  • Хобсон, Э. С. 1968. Хищническое поведение некоторых прибрежных рыб в Калифорнийском заливе. Отчеты об исследованиях Службы рыболовства и дикой природы США 73: 1–92.

  • Hoffman, S.G. 1985. Влияние размера и пола на социальную организацию рифовых свиней, Bodianus spp. Экологическая биология рыб 14:185–197.

  • Jones, GP 1981. Выбор места нереста самкой Pseudolabrus celidotus (Pisces: Labridae) и его влияние на систему спаривания. Поведенческая экология и социобиология 8:129–142.

  • Кувамура Т. и Ю. Накашима. 1998. Новые аспекты смены пола у рифовых рыб: недавние исследования в Японии. Экологическая биология рыб 21: 125–135.

  • Link, W. 1980. Возраст, рост, размножение, кормление и экологические наблюдения за тремя видами Centropristis (Pisces: Serranidae) в водах Северной Каролины.Кандидатская диссертация. Университет Северной Каролины, Чапел-Хилл.

  • Лорх, П. Д. и Дж. М. Иди. 1999. Тест силы концентрированных изменений для коррелированной эволюции. Систематическая биология 48: 170–191.

  • Лоренци, М. К., Д. Шлейхерова и Г. Селла. 2006. История жизни и распределение по полу у одновременно гермафродитного многощетинкового червя Ophryotrocha diadema : роль конкуренции сперматозоидов. Интегративная и сравнительная биология 46: 381–389.

  • Маки, М.C. 2007. Репродуктивное поведение групера-полумесяца, Epinephelus rivulatus , на рифе Нингалу, Западная Австралия. Ихтиологические исследования 54: 213–220.

  • Мэддисон Д. Р. и В. П. Мэддисон. 2000. Macclade 4: анализ филогении и эволюции характера. Синауэр, Сандерленд, Массачусетс.

  • Мэддисон, В. П. 1990. Метод проверки коррелированной эволюции двух бинарных признаков: сосредоточены ли приобретения или потери на определенных ветвях филогенетического дерева? Эволюция 44: 539–557.

  • Мэддисон, В. П. и Д. Р. Мэддисон. 2008. Мескит: модульная система для эволюционного анализа. Версия 2.5. http://www.mesquiteproject.org.

  • Манк, Дж. Э. и Дж. К. Авис. 2006. Эволюция репродуктивного и геномного разнообразия лучеперых рыб: выводы из филогении и сравнительного анализа. Журнал биологии рыб 69: 1–27.

  • Манк, Дж. Э., Д. Э. Л. Промислоу и Дж. К. Авис. 2006. Эволюция альтернативных механизмов определения пола у костистых рыб. Биологический журнал Линнеевского общества 87: 83–93.

  • Мартинс, Э. П. и Т. Ф. Хансен. 1996. Статистический анализ межвидовых данных: обзор и оценка филогенетических сравнительных методов. Страницы 22–75 в Э. П. Мартинс, изд. Филогении и сравнительный метод в поведении животных. Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк.

  • Мидфорд П. и В. Мэддисон. 2008. Correl: модуль Mesquite для расчета коррелированной эволюции символов.Версия 1.11. http://www.mesquiteproject.org.

  • Миллер, Э. Ф. и Л. Г. Аллен. 2006. Наблюдения за брачным поведением пятнистого песчаного окуня, содержащегося в неволе ( Paralabrax maculatofasciatus ). Бюллетень Академии наук Южной Калифорнии 105: 17–29.

  • Моллой, П. П., Н. Б. Гудвин, И. М. Кот, Дж. Д. Рейнольдс и М. Дж. Г. Гейдж. 2007. Конкуренция сперматозоидов и смена пола: сравнительный анализ рыб. Эволюция 61: 640–652.

  • Мандей, П.Л., П. М. Бастон и Р. Р. Уорнер. 2006. Разнообразие и гибкость стратегий смены пола у животных. Тенденции в экологии и эволюции 21:89–95.

  • Муньос, Р. К. и Р. Р. Уорнер. 2003. Новая версия гипотезы преимущества размера при смене пола: включение конкуренции сперматозоидов и перекоса в плодовитости размера. Американский натуралист 161: 749–761.

  • ———. 2004. Тестирование новой версии гипотезы о преимуществе размера при смене пола: конкуренция сперматозоидов и эффекты искажения размера у клыка-попугая, Sparisoma radians .Поведенческая экология 15: 129–136.

  • Pagel, M. 1994. Обнаружение коррелированной эволюции в филогениях: общий метод сравнительного анализа дискретных признаков. Труды Королевского общества B: Биологические науки 255: 37–45.

  • Паркер, Г. А. 1970. Конкуренция сперматозоидов и ее эволюционные последствия у насекомых. Биологический обзор 45: 425–467.

  • Петерсен, К.В. 2006. Половой отбор и репродуктивный успех у гермафродитных морских окуней. Интегративная и сравнительная биология 46: 439–448.

  • Петерсен, К. В. и Р. Р. Уорнер. 1998. Конкуренция сперматозоидов у рыб. Страницы 435–463 в Т. Биркхед и А. Мёллер, ред. Конкуренция сперматозоидов и половой отбор. Академик Пресс, Лондон.

  • Поликанский Д. 1982. Смена пола у растений и животных. Ежегодный обзор экологической систематики 13: 471–495.

  • Посада Д. и К. А. Крэндалл. 1998. Modeltest: тестирование модели замещения ДНК.Биоинформатика 14: 817–818.

  • Первис А. и А. Рамбо. 1995. Сравнительный анализ с помощью независимых контрастов (CAIC): приложение Apple Macintosh для анализа сравнительных данных. Компьютерные приложения в биологических науках 11: 247–251.

  • Робертсон, Д. Р. 1972. Социальный контроль смены пола у коралловых рифовых рыб. Наука 177: 1007–1009.

  • Робертсон, Д. Р. и Дж. Х. Чоат. 1974. Протогинный гермафродитизм и социальные системы у лабридных рыб. Материалы 2-го Международного симпозиума по коралловым рифам 1: 217–225.

  • Робертсон Д. Р. и Р. Р. Уорнер. 1978. Половой паттерн у лаброидных рыб западной части Карибского бассейна. II. Рыбы-попугаи (Scaridae). Смитсоновский вклад в зоологию 255: 1–26.

  • Росс, Р. М. 1990. Эволюция механизмов смены пола у рыб. Экологическая биология рыб 29:81–93.

  • Садовый Ю. 1996. Воспроизводство рифовых промысловых видов. Страницы 15–60 в N.В. К. Полунин и К. М. Робертс, ред. Рифовое рыболовство. Чепмен и Холл, Лондон.

  • Садовый Ю. и П. Л. Колин. 1995. Половое развитие и сексуальность у групера Нассау. Журнал биологии рыб 46: 961–976.

  • Садовый Ю. и Домейер М.Л. 2005. Запутанные проблемы полового паттерна у рыб рода Paralabrax (Serranidae, Serraninae). Журнал зоологии (Лондон) 267: 121–133.

  • Садовый Ю., Шапиро Д.Ю.1987. Критерии диагностики гермафродитизма у рыб. Копея 1: 136–156.

  • Садовый Ю., П. Л. Колин и М. Л. Домейер. 1994 и . Агрегация и нерест у тигрового групера, Mycteroperca tigris (Pisces: Serranidae). Копейя 1994: 511–516.

  • Садови де Митчесон, Ю. и М. Лю. 2008. Функциональный гермафродитизм костистых рыб. Серия «Рыба и рыболовство» 9: 1–43.

  • Шлютер Д., Т. Прайс, А. О. Муерс и Д.Людвиг. 1997. Вероятность состояний предков в адаптивной радиации. Эволюция. 51: 1699–1711.

  • Шапиро Д.Ю. 1987. Размножение груперов. Страницы 295–327 в Н. В. К. Полунин и К. М. Робертс, ред. Тропические люцианы и морские окуни: биология и управление рыболовством. Вествью, Лондон.

  • Шпигель М., Фишельсон Л. 1991. Территориальность и связанное с ней поведение у трех видов рода Cephalopholis (Pisces: Serranidae) в заливе Акаба, Красное море.Журнал биологии рыб 38: 887–896.

  • Smith, CL 1965. Закономерности половой жизни и классификация серранидных рыб. Новитаты Американского музея 2207: 1–20.

  • ———. 1971. Вторичный гонохоризм у серранид рода Liopropoma . Копейя 1971: 316–319.

  • ———. 1975. Эволюция гермафродитизма у рыб. Страницы 295–310 в Р. Рейнбот, изд. Интерсексуальность в животном мире. Спрингер, Берлин.

  • Smith, C.L., and J.W. Atz. 1969. Половой механизм рифового окуня Pseudogramma bermudensis и его значение в классификации Pseudogrammidae (Pisces: Perciformes). Zeitschrift für Morphologie der Tiere 65: 315–326.

  • Смит, В. Л. и М. Т. Крейг. 2007. Широкий забрасывание сети окунеобразных: важность обширной таксономической выборки при поиске местонахождения серрановых и окуневых рыб. Копия 2007: 35–55.

  • Сузуки К., К. Кобаяши, С. Хиоки и Т. Сакамото. 1978. Экологические исследования антииновой рыбы, Franzia squamipinnis , в заливе Суруга, Япония. Японский журнал ихтиологии 25: 124–140.

  • Swofford, DL 2003. PAUP*: филогенетический анализ с использованием экономии (*и других методов). Версия 4. Синауэр, Сандерленд, Массачусетс.

  • Таборский М. 1998. Конкуренция сперматозоидов у рыб: «буржуазные» самцы и паразитический нерест. Тенденции в экологии и эволюции 13: 222–227.

  • Тан, Г. Н., Говедич Ф. Р., Бурд М. 2004. Размер социальной группы, потенциальная конкуренция сперматозоидов и репродуктивные инвестиции у гермафродитной пиявки, Helobdella papillornata (Euhirudinea: Glossiphoniidae). Журнал эволюционной биологии 17: 574–580.

  • Thresher, R. E. 1984. Размножение рифовых рыб. TFH, Нептун-Сити, Нью-Джерси.

  • Трув С., Ж. Журдан, Ф. Рено, П. Дюран и С. Моран. 1999. Адаптивное распределение полов у одновременных гермафродитов.Эволюция 53: 1599–1604.

  • Warner, R. R. 1975. Адаптивное значение последовательного гермафродитизма у животных. Американский натуралист 109: 61–82.

  • ———. 1980. Коэволюция поведенческих и жизненных характеристик. Страницы 151–188 в Г. В. Барлоу и Дж. С. Сильверберг, ред. Социобиология: за пределами природы/воспитания? Вествью, Боулдер, Колорадо

  • ———. 1982. Системы спаривания, смена пола и половая демография радужного губана, Thalassoma lucasanum .Копейя 1982: 653–661.

  • ———. 1984. Брачное поведение и гермафродитизм у рыб коралловых рифов. Американский ученый 72: 128–136.

  • ———. 1988. Смена пола у рыб: гипотезы, доказательства и возражения. Экологическая биология рыб 22:81–90.

  • Уорнер, Р. Р. и С. Г. Хоффман. 1980. Размер местной популяции как определяющий фактор системы спаривания и полового состава у двух тропических морских рыб ( Thalassoma spp.). Эволюция 34: 508–518.

  • Уорнер, Р. Р. и Д. Р. Робертсон. 1978. Половой паттерн у лаброидных рыб западной части Карибского бассейна. I. Губаны (Labridae). Смитсоновский вклад в зоологию 254: 1–27.

  • Уорнер, Р. Р., Д. Л. Фитч и Дж. Д. Стэндиш. 1996. Социальный контроль смены пола у шельфового блюдца, Crepidula norrisiarum : реакция, зависящая от размера, на состав локальной группы. Журнал экспериментальной морской биологии и экологии 204: 155–167.

  • Уэйлен, Л., C.V. Pattengill-Semmens, B.X. Semmens, P.G. Bush и M.R. Boardman. 2004. Наблюдения за групером Нассау, Epinephelus striatus , место нерестового скопления на Малом Каймане, Каймановы острова, включая информацию о нересте нескольких видов. Экологическая биология рыб 70:305–313.

  • Забала М., А. Гарсия-Рубиес, П. Луизи и Э. Сала. 1997. Нерестовое поведение средиземноморского черного групера, Epinephelus marginatus (Lowe, 1834) (Pisces: Serranidae), в морском заповеднике островов Медес (северо-запад Средиземноморья, Испания).Scientia Марина 61: 65–77.

  • Чжан Д. и Дж. Лин. 2005. Сравнительный успех спаривания более мелкой самцовой фазы и более крупной самцовой креветки эугермафродитной фазы, Lysmata wurdemanni (Caridea: Hippolytidae). Морская биология 147: 1387–1392.

  • Советская парта. Школьная парта Эрисман. Правильная осанка ребенка при чтении и письме. Основные требования к конструкции школьных парт

    В начале учебного года в Кирове открылась выставка «Краеведческая книга».В краеведческом музее дети могут узнать, какими были дореволюционная и советская школы, увидеть архивные фотографии, буквари и учебники, канцтовары. «Русская планета» решила поддержать интересный проект и рассказать, как за два столетия изменились вещи, которые все это время были неотъемлемыми атрибутами школьной жизни.

    Парта

    До середины 19 века дети в школах сидели на неудобных скамейках или стульях за самыми обычными столами.От постоянных стрессов их осанка и зрение с годами ухудшились. Об этом заговорили врачи, и в 1870 году врач-офтальмолог, основоположник отечественной науки о гигиене Федор Эрисман создал первую в мире парту — сочетание стула, соединенного со столом, с наклонной столешницей и подставкой для ног. Эта парта была сконструирована так, что текст в учебнике или тетради можно было читать только под прямым углом и с оптимального расстояния в 30-40 сантиметров, а наклоняться становилось просто невозможно.Император Александр II высочайшим указом постановил оснастить новинкой все без исключения школы России. Он до сих пор демонстрируется на Брюссельской ярмарке достижений как непревзойденный предмет студенческой мебели.

    «У парт Эрисмана был только один недостаток — они были очень дорогими, — рассказывает корреспонденту «РП» учитель возрастной анатомии и физиологии Галина Лощева. — Во-первых, они были холостыми — так что дети, конечно, не обманывали и не отвлекали друг друга, но с другой стороны, чтобы рассадить всех учеников, требовались большие классы.Во-вторых, все детали парт для прочности конструкции были не тоньше 40 см, их делали из массива дуба, а это дорогое дерево. В-третьих, по нормам, разработанным Эрисманом, в каждой школе должно было быть семь модификаций парт, чтобы дети по мере взросления могли пересаживаться на подходящие их росту. После их установки работа уборщиц удорожалась — тяжелые столы нельзя было передвигать, а уборка занимала много времени.

    В конце XIX века ссыльный студент Петр Коротков, работавший учителем в уральском селе Брусняцком, придумал, как сократить расходы почти вдвое. Парты он решил сделать двухместными — так они занимали меньше места в тесных классах, — а чтобы детям было легче вставать из-за стола, часть столешницы сделать откидной. Так как у школьников в дачных классах не было своих шкафчиков, Коротков заодно решил прикрепить к парте боковые крючки для портфелей, под столом приделать полки для учебников, а на столешнице сделать углубления для чернильницы.В столичных школах использовали дорогие чернильницы-непроливайки — их края загибались внутрь конусом в виде глубокой воронки, и чернила не вытекали, если ее опрокинуть или перевернуть вверх дном. А сельские школы не могли позволить себе бутылочки-непроливайки, поэтому любая небрежность заканчивалась пятном на учебнике или одежде. Предотвратить это помогло углубление в столешнице. Рядом с ним Коротков сделал еще два углубления для ручки и карандаша — у деревенских детей не было своих письменных принадлежностей, как и пеналов для их переноски.

    Стол Петра Короткова. Фото: sgpress.ru

    Именно в таком удешевленном виде парты Эрисмана успешно перекочевали из царских школ в советские. И педагоги годами продолжали уговаривать детей перестать хлопать складными столешницами, когда они вставали и садились, приветствуя учителя в начале урока. Правда, со временем проблема решилась сама собой — стук стал тише, так как парты делались не из дорогого дерева, а из дешевого ДСП и металлических труб.При этом из экономии стулья и стол, ранее жестко скрепленные полозьями, были разделены, после чего учащиеся получили возможность сидеть слишком далеко от стола или слишком близко к нему, а не на оптимальном для них расстоянии. достопримечательность. И тогда при производстве парт решили ограничиться всего двумя модификациями вместо семи — для младших школьников и для остальных школьников, и в результате парты часто не подходили им по высоте.

    «К 70-м годам прошлого века стало ясно, что более дешевый вариант не работает — у детей портится осанка, ухудшается зрение.Учителя связывали эти нарушения с тем, что дети до сих пор сидят за партами, изобретенными при Александре II, — продолжает Галина Лощева. — А потом их заменили офисные столы и стулья на металлических ножках из полых труб. Их было трудно сломать, их можно было легко поднять и поставить на стол, чтобы вымыть пол. Других достоинств у них не было. Круг замкнулся — русские школы вернулись к абсолютно неудобной для детей мебели, от которой столетием раньше их очистил Эрисман».

    Классная доска

    До середины 19 века больших школьных досок, которые бы висели на стене на глазах у всех детей, в русских школах не было. Но у каждого ученика была своя маленькая доска, называемая slate или slate. По внешнему виду он напоминал современные планшеты и был сделан из тонкого, но прочного слоя черного сланца, обрамленного деревянной рамой. На грифельных досках писали грифельной или алюминиевой палочкой, а потом обычной тряпкой стирали написанное. Это было дешевле, чем писать чернилами на бумаге.

    «В начале XIX века Джеймс Пилланс, директор одной из шотландских школ, впервые догадался соединить несколько маленьких грифельных досок в одну большую и закрепить их на стене, — рассказывает корреспонденту «РП» историк Роман Бирюков. — Будучи учителем географии, он тоже впервые додумался использовать для рисования на доске мелки разных цветов: синий для воды, зеленый для гор, красный для обозначения мест сражений.Более того, он создал свой собственный рецепт карандаша, окрасив белый мел смесью красящего пигмента и овсяных хлопьев.

    Учителя остальных школ быстро оценили изобретение шотландца. Это дало возможность сопровождать устный рассказ наглядными иллюстрациями, а главное, вызвать учащихся к доске, чтобы они ответили перед всем классом. Мода на классные доски распространялась эпидемией и к середине 19 века достигла России. Правда, доски стали делать не из дорогого шифера, а из дерева и затем красить их матовой краской в ​​обычный черный цвет — на нем отчетливо видны надписи мелом. Кстати, если гимназист, вызванный к доске, шел слишком быстро или слишком медленно, его могли за это выпороть розгами.

    «В советское время дешевые доски из ДВП или ДСП, обрамленные алюминиевым уголком, пришли на смену деревянным школьным доскам, — продолжает Роман Бирюков. — С середины прошлого века стали популярны трехсекционные модели — из навесных досок. которые открываются, как оконные створки.В 80-е годы самые продвинутые педагоги летом приглашали родителей в классы, чтобы они могли самостоятельно соорудить новомодный вариант — «бутерброд» из нескольких досок, раздвигающихся, как дверцы шкафа.Затем распространилась мода на зеленый, как более нежный для глаз. Неизменным оставалось только одно — на всех этих досках писали мелом. И каждый раз его приходилось мыть тряпкой, пачкая руки. Чтобы в классе не было пыли, специально назначенный дежурный имел чтобы тряпка всегда была влажной и чистой.

    Только в 90-е тряпки окончательно заменили специальными ластиками для стирания, а сами доски стали делать на металлической основе, чтобы к ним можно было прикреплять наглядные пособия с магнитами. Краску и пластик заменили специальными эмалями, не бликующими на солнце. Открытием XXI века стало керамическое покрытие и использование шероховатого фарфора, рассчитанного на десятилетия службы. Однако даже такие высокотехнологичные доски сейчас постепенно вытесняются интерактивными.

    Школьная сумка

    Первые школьные ранцы появились только в конце 19 века. До этого городские школьники ходили в гимназии, сложив учебники и тетради в стопку и перевязывая их специальным кожаным ремешком, а в деревнях дети шли в школу с холщовыми сумками через плечо.Портфели же были прерогативой крупных юристов и чиновников — их носили под мышкой, потому что ручек не было. Когда кому-то впервые пришло в голову прикрепить к ним ручку, школьники сразу же освоили портфели — так учебники больше не промокали под дождем. Для школьников их шили из натуральной черной кожи, с крышкой, обтянутой нерпичьим мехом. И служили они так долго, что десятилетиями переходили от старших детей к младшим.

    На рубеже 20-го века появились первые портфели с лямками, или, как тогда говорили, с «ручками», которые позволяли освободить руки. По аналогии с немецкими армейскими сумками — Ranzen — их стали называть ранцами. Ходили с ними младшие школьники. Как правило, они были темно-коричневого цвета, а лямки были отстегивающимися, чтобы ранец можно было превратить в обычный портфель, когда ребенок подрастет.

    «В советские годы ранцы стали делать не из натуральной кожи, а из дешевой бязи, — рассказывает корреспонденту «РП» историк Георгий Ильин.- На плотный картон наклеивали ткань, пропитанную специальным раствором крахмала-каолина. Сейчас можно увидеть, что такое бязь, на обложках книг, изданных в те годы. Такие портфели прослужили недолго – они быстро треснули, и стала видна бумажная основа. А после окончания Великой Отечественной войны многие дети пошли в школу с походными сумками, привезенными их отцами с фронта.

    Всех младших школьников в советское время делили на Октябрьские «звезды», в каждой из которых было по пять человек — по количеству лучей на красной звезде. Дежурная «звезда» еженедельно проверяла, в каком порядке хранятся портфели одноклассников, все ли учебники и тетради в наличии. Если находил что-то лишнее — например, тухлые бутерброды, то легко мог получить двойку за поведение и выговор перед всем классом. Это мало помогло: и школьные портфели, и портфели были набиты учебниками, завтраками, фитнес-формой, сменной обувью, коньками и всякой мелочевкой, так что киножурнал «Ералаш» даже заснял его спецвыпуск…По сюжету чемпион мира не смог поднять портфель, который каждый день носил обычный советский школьник.

    В 70-е годы, когда жизнь в стране стала постепенно налаживаться, портфели стали изготавливать из кожзама — недорогой искусственной кожи. Она прослужила чуть дольше ситца и так же быстро треснула. Приходилось пару раз скатать такой портфель с горки или ударить им по голове одноклассника — и все, надо было покупать новый.При этом портфели сначала делались в ярких тонах и украшались печатными рисунками.

    «В 80-х мода изменилась: если раньше все портфели были строго горизонтальными, то теперь появились первые вертикальные модели, которые носили не за ручку, а на плече. Но в свободной продаже они почти не появлялись и были в жутком дефиците, — продолжает Георгий Ильин. — А во второй половине десятилетия главным предметом гордости старшеклассников стали «дипломаты» — чемоданы, обтянутые искусственной кожей или винилом, которые можно было нести только за ручку.Более простые модели изготавливались из пластика с металлической основой. Больше всего они напоминали дела, по которым сейчас мафиози переводят друг другу деньги в голливудских боевиках.

    Ребята особенно стремились обзавестись дипломатами — считалось, что они делают их неотразимыми в глазах сверстников. Для старшеклассниц было высшим шиком прийти в школу с целлофановым пакетом, в который между слоями пластика с одной стороны был вложен напечатанный на бумаге портрет Аллы Пугачевой, а с другой — Михаила Боярского.Если удавалось достать такой пакет, то зависти подружек не было предела. Такую посылку берегли как зеницу ока – шанс купить новый мог уже и не представиться. Преподаватели, как могли, боролись с «неприличной» модой, возникшей в результате пагубного влияния Запада. Но ни анализ поведения обидчиков на родительских собраниях, ни двойка за поведение не помогли. В 90-е дипломаты и сумки изжили себя, в школу стало можно ходить со спортивными сумками и первыми школьными рюкзаками.

    Школьный дневник

    Хотя само слово «дневник» пришло в русский язык еще в петровскую эпоху, специальные тетради, которые так назывались, до школ дошли только в 30-е годы ХХ века, после реформы образования. Затем была введена пятибалльная система оценок, и их стали ставить в обязательном для каждого ученика документе – дневнике. Было решено, что каждая оценка будет заверяться подписью учителя, а родители будут расписываться раз в неделю, подтверждая, что они их прочитали.

    «Первые советские дневники выпускались с толстой картонной обложкой белого или серого цвета и стоили 95 дореформенных копеек, — рассказывает Роман Бирюков. — Тем, кто пытался продать их по более высокой цене, грозило до 10 лет тюрьмы, о чем предупреждала напечатанная в дневнике надпись: «Продажа по более высокой цене преследуется по закону». В дневниках не было ни цветных страниц, ни картинок, все было очень строго и официально. На первых страницах ученик должен был самостоятельно написать полный список школьных предметов и имена учителей по каждому из них.В конце была напечатана инструкция, как правильно заполнить этот документ. Страницы были пронумерованы, чтобы ни одна из них не могла быть выдернута или уничтожена незамеченной. Не было листов со списками студенческих прав, которые часто встречаются в современных дневниках. Но обязательно должна была быть вложена промокашка — специальная бумажка, которую нужно было каждый раз прикладывать к сделанным тушью надписям, чтобы они не размазались или не отпечатались на противоположной странице при закрытии дневника.

    Во второй половине 20 века школьные дневники изменились.В конце появились дополнительные страницы — «Замечания классного руководителя», «Общественно полезная работа», «Практика», «Учет сдачи норм ГТО», «Сведения об успеваемости и поведении учащегося». Слова гимна СССР или на задней обложке стали печататься патриотические стихи советских поэтов. Тогда же в продаже появились специальные красные чехлы из искусственной кожи, которые можно было надевать поверх картонных.

    «В 1980-е отношение к дневнику стало более либеральным, он перестал быть таким строгим официальным документом, каким был раньше, — продолжает Роман Бирюков.- Больше не считалось преступлением наклеить на обложку яркую «переводную» наклейку или картинку, вырезанную из журнала, или написать дни недели цветными фломастерами. За цветы, нарисованные на страницах, из школы перестали отчислять. При этом Неудачники впервые стали заводить два дневника — один на пятерки, которые с гордостью приносили родителям на подписи, а второй — на плохие оценки. Этот дневник видели только учителя. Но за отсутствие дневника их все равно выгнали из школы.

    1990-е годы положили конец единообразию, открыв широкие возможности для творчества для создателей школьных дневников. И 21 век, возможно, поставит крест на самом их существовании — во многих школах успеваемость учеников уже отчитывается в Интернете, а не на бумаге.

    В Манеже. Где среди прочего была показана парта — свидетельство того, что подобные использовались в России со второй половины XIX века и в школах, и в кадетских корпусах.

    Ну это, собственно, не может ни у кого из нас вызывать вопросов.Меня также заинтересовала «экспликация» к экспонату: «автор парты русский ученый, профессор Московского университета Федор Федорович Эрисман».

    Кто, почему я не знаю? — Я думал. И полезла узнавать.

    Ну, вообще-то, «русский ученый» — это сильно сказано. Хотя, конечно, как посмотреть. Но наш Федор Федорович (отнюдь не потомок давно обрусевших немцев петровской или екатерининской эпохи, а урожденный швейцарец Фридрих Гульдрейх Эрисман) приехал в Россию во вполне сознательном возрасте (хотя и гораздо моложе, чем на сохранившемся портрете).

    Учился на медицинском факультете Цюрихского университета, где начал преподавать. Там же он женился на русской студентке (в России женское высшее образование в то время было недоступно, пришлось уехать за границу). Звали ее Надежда Суслова.

    Конечно, мы все подпрыгиваем на этом имени. Верно, это сестра. Сестра той самой знаменитой Аполлинарии, которая изрядно потрепала нервы Достоевскому и стала прообразом ряда женских персонажей в его книгах.

    А вот от сестры профессору Эрисману тоже досталось. Однако поначалу все вроде бы гладко — супруги вместе едут в Россию, в Санкт-Петербург, где Надежда даже успевает подтвердить свой швейцарский диплом, а затем опубликовать ряд научных трудов (в этом плане она была особенной, довольно серьезный).

    Фридрих Эрисман принимает православие после переезда в Россию (именно тогда он официально становится «Федором Федоровичем»). Начинает практику врача-офтальмолога. И … он пишет работу «О влиянии школы на возникновение близорукости» (для чего изучал зрение в средних учебных заведениях). Именно тогда (это конец 1860-х) он начал работать над проблемой рационального проектирования школьной мебели. И создает письменный стол, главное в котором — наклон столешницы, благодаря которому текст в любой части страницы можно прочитать только под прямым углом. Ну а подбор высоты парты по росту детей был призван обеспечить правильную осанку и борьбу с сутулостью.

    На котором наш Федор Федорович оставляет частную практику и полностью посвящает себя вопросам гигиены. Он пишет ряд фундаментальных (и многотомных) работ в этой области. Во время русско-турецкой войны руководит дезинфекционными работами в русской армии. Преподает на кафедре гигиены Московского университета (Антон Чехов, кстати, был одним из его учеников). Исполняет обязанности санитарного врача Московского уезда, ведает организацией земско-санитарного надзора, заведует санитарной станцией по изучению пищевых продуктов.Словом, на протяжении почти трех десятков лет вся его профессиональная деятельность прочно связана с Россией.

    А как насчет семейной жизни? И вот парадокс: не прошло и двух лет после свадьбы, как молодая жена уезжает работать в Нижний Новгород… Да не одна, а с новым другом — еще и врачом. Однако как практикующий врач он добивается немалых успехов — так что в Нижнем даже есть улица, названная ее именем.

    Но официально разводиться с Эрисманом Надежда Суслова не торопится — до развода (и возможности для каждого из них выйти замуж повторно) пройдет добрых десять лет.

    Парадокс, конечно, вовсе не в этом, а в том, что Федор-Фридрих Эрисман, несмотря на фактическую неудачу своего брака, не покидает Россию, куда он приехал вслед за женой, и продолжает здесь работать уже почти четверть века.

    Закончилось все, однако, увольнением в 1896 году из Московского университета за попытку защитить участников студенческих волнений. И вот Эрисман окончательно покидает Россию и возвращается в Цюрих. Где еще пятнадцать лет он будет возглавлять санитарную часть городской администрации.

    Справедливости ради — в Москве в конце концов (уже в 1930-е годы) ему поставили памятник возле здания на Пироговке, где он преподавал (тогда это был гигиенический корпус Медицинского факультета Императорского Московского университета, ныне это лечебно-профилактический факультет Первого Меда).

    Ну а эрисмановская парта с небольшими изменениями просуществовала в русской, а затем советской школьной практике до 1960-х — 1970-х годов. Однако сейчас такие можно увидеть скорее в музеях.Но целых сто лет русские школьники сидели за партой Федора Федоровича Эрисмана.

    Стол Эрисмана

    Первая попытка хоть как-то решить проблему правильной рассадки школьника в классе увенчалась успехом примерно в начале второй половины XIX века, когда Высочайшим Указом было повелено, чтобы во всех школах использовались парты одного стандарта .

    Эти парты просуществовали в неизменном виде до второй половины ХХ века, на них еще сидели наши прапрабабушки и прапрадеды и все живущие сегодня, родившиеся как минимум до 50-го года! Редкий пример удачного дизайна изделия, сравнимого по распространению, пожалуй, с автоматом Калашникова! Но большинство нынешних молодых мебельщиков просто не помнят этот письменный стол.Этого не произошло.

    Это была мощная конструкция, целиком сделанная из массива дуба, с толщиной отдельных деталей до 40 и даже 60 мм. Эта двухместная парта включала в себя две продольные полозья, на которых крепились сиденье со спинкой и откидная столешница с двумя откидными крышками, под которой находилась полка для портфелей и толстая планка-подножка. Край столешницы, дальний от сидящего за столом, был выполнен в виде узкой горизонтальной поверхности, на которой имелись два отверстия, куда вставлялись фарфоровые чернильницы, и два углубления для пера или карандаша.Весь низ стола был выкрашен натуральной и безвредной масляной краской в ​​светло-коричневый цвет, а столешница — в черный, который сменился на светло-зеленый только в начале 60-х годов прошлого века. Все детали, из которых был склеен стол, не имели острых краев и углов. Интересно и то, что петли откидных крышек довольно часто ломались, но нигде не продавались, а их изготовление служило мальчикам отличным уроком на уроках труда!

    За такой партой ученик мог сидеть только в одной позе, только в наиболее удобной для него позе, как сегодняшний космонавт в индивидуальной люльке.Этому способствовала необходимая высота спинки, которая поддерживала поясницу, правильно рассчитанный уровень высоты подставки для ног, точное расстояние до нее от переднего края сиденья, правильный угол наклона столешницы. и т.д. А для того, чтобы парты, как сейчас говорят, росли вместе со школьником, их выпускали четырех типоразмеров.

    То есть уже полтора века назад безопасность ребенка ставилась во главу угла! Все было продумано и опробовано, полностью отвечало требованиям тех наук, которые родились намного позже, чем сам этот письменный стол – антропометрии и эргономики.Произошло это почти за столетие до разработки шведского врача-гигиениста Б. Акерблома, который в сороковых годах ХХ века проводил исследования, сравнивающие формы различных стульев, кресел и сидений с антропологическими особенностями человека и создавший так называемая «Линия Акерблома», ныне известная любому дизайнеру!

    Так почему же эти предметы, такие безопасные и сохраняющие здоровье детей и подростков, вдруг исчезли в наших школах? Почему они сохранились лишь в единичных экземплярах, да и то в музеях? Полностью оборудованный этими партами класс есть только в одном-единственном — в здании Симбирской гимназии, где учились Ленин и Керенский! Дело в том, что такой письменный стол имеет несколько существенных недостатков. Один из них — встать сзади можно было, только открыв крышку, наподобие люка танковой башни. И учителя каждый раз, 1 сентября, снова и снова тренировали классы вставать из-за парт, не создавая оглушительного грохота. Если ученик, вызванный к доске, вставал, то учебник или его большая тетрадь выдвигались вперед с поднятой крышкой, зацепляли чернильницу, и все ее содержимое выливалось на спину сидящего впереди. Причем пурпурные чернила тогда обычно восстанавливали нашатырным спиртом или нашатырно-анисовыми каплями от кашля.

    Но главной сложностью была уборка помещения. Ведь парты, соединенные в один продольный ряд и соединенные между собой выступающими концами своих полозьев, представляют собой неприступную конструкцию, почти недоступную для веника и тряпки. Ведь когда после революции профессия уборщицы была ликвидирована, и вступил в силу чеховский лозунг: «Не чисто там, где подметают…», уборку доверили школьникам. В результате настоящую уборку пола стали проводить только летом — при его новой покраске. .. Этот очень замечательный стол разработал не кто-нибудь, а сам Эрисман — знаменитый русский гигиенист девятнадцатого века, имя которого носят несколько институтов. Эти столы с наклонной рабочей плоскостью, спинкой и подставкой для ног помогают поддерживать правильную осанку. И глаза меньше напрягаются.

    В своей работе «Влияние школы на происхождение близорукости» (1870) он указывал на увеличение числа близоруких детей и увеличение степени близорукости у учащихся по мере приближения к выпускным.Выявив причины этого явления, Ф.Ф. Эрисман разработал меры по предупреждению близорукости и гигиенические требования к освещению классных комнат. Затем он предложил конструкцию письменного стола, получившего впоследствии название «стол Эрисмана», определил основные требования к конструкции письменного стола и его габаритам. Ф.Ф. Эрисман обобщил результаты этих исследований в проекте так называемого модельного класса.

    Рис. 3. Основные элементы стола и их размеры: А — горизонтальная доска крышки стола; Б, С — наклонная доска; Б — неподвижная часть; Б — восходящая часть; Г — спинка скамьи; Е — боковые стойки; F — полозья-планки; ЦТ — центр тяжести; ТО — точка опоры.

    Высота сиденья скамьи должна соответствовать длине голени от подколенной ямки до подошвы плюс 2 см на толщину пятки. При правильной посадке колено должно быть согнуто под прямым углом. Глубина сиденья должна быть такой, чтобы большая часть вашего бедра (2/3-3/4) упиралась в сиденье. Спинка стола делается из одного или двух брусков, лучше двух, что обеспечивает пояснично-крестцовую и подлопаточную опору. Дифференциация — расстояние по вертикали от края стола до плоскости сиденья — должно быть равно расстоянию от локтя (при опущенной и согнутой в локтевом суставе руке) до сиденья плюс 2 см.В норме это 1/7-1/8 от прироста. Расстояние до скамейки — расстояние по горизонтали между задним краем стола и передним краем сиденья — отражает соотношение между краем стола и краем скамьи. Различают положительное, нулевое, отрицательное расстояние. Расстояние до скамьи должно быть отрицательным, т.е. край скамьи должен заходить под край стола на 3-4 см (рис. 4).

    Рис. 4. Расстояние от рабочего стола: A — отрицательное; Б — ноль; Б — положительный

    парта эрисман близорукость

    Оптимальная длина стола для разного количества парт составляет от 120 до 140 см. Столешница парты должна иметь наклон 15°. При таком наклоне ось зрения перпендикулярна плоскости книги, что создает хороший обзор при меньшей нагрузке на орган зрения. В настоящее время разработаны и разрабатываются новые модели письменных столов (светлые, светлоокрашенные). Путем сопоставления размеров отдельных частей стола и стула с соответствующими размерами тела учащегося определяют, подходят ли стол и стул для человека, сидящего за ним.Рабочий стол или стол и стул каждой комнаты обслуживают определенную группу роста. Ученические столы и стулья изготавливаются пяти групп: А для учащихся ростом до 130 см; В «»»» от 131 до 145 см; Б»»»»»146″160″;Г»»»»»161″175″; Д «» «» более 176 см. Каждая парта или ученический стол со стулом должны быть промаркированы: на внешней боковой поверхности парты или стола делают рельефную маркировку с обозначением номера стола в числителе и должности ученического в знаменателе.Например, Г/161-175. Кроме того, на обе внешние боковые стороны ученического стола должна быть нанесена дополнительная цветовая маркировка в виде круга диаметром 25 мм или горизонтальной полосы (кольца) шириной 20 мм. На ученических стульях рельефная маркировка наносится на спинку спинки и цветные маркировки на ножки с обеих сторон стула. Для ученических столов и стульев установлена ​​следующая цветовая маркировка: для группы А — желтая «В — красная» С — синяя «Д — зеленая» Д — белая По новому ГОСТу на школьную мебель столы и стулья ученические изготавливаются из двух типов: Тип I — c постоянными параметрами и II — с регулируемыми параметрами, причем столы ученических могут быть одинарными и двойными.Рабочая поверхность столов должна быть отделана прозрачными лаками или эмульсиями и другими материалами, отвечающими гигиеническим требованиям, иметь светлую окраску, равномерный тон и окраску, допускать мытье теплой водой (60°) с применением моющих средств. Классные доски длиной 3-3,5 м и шириной 1,2 м обычно располагают посередине передней стены классной комнаты. Нижний край доски должен немного возвышаться над партами. В начальных классах доску укрепляют на уровне 80-85 см от пола, а в средних и старших классах — 90-95 см. По нижнему краю доски делается поддон для предотвращения загрязнения пола меловой пылью. К верхнему краю доски прикреплены крючки для подвешивания столиков. Над досками должно быть дополнительное местное освещение. Поверхность доски должна быть ровной, гладкой, матовой. Для покрытия школьных досок используют линолеум, пластик, резину. Цвет доски для гостиных рекомендуется черный, а в остальных случаях — темно-зеленый, коричневый.

    Введение.

    Школьная мебель во всем ее разнообразии появилась в истории не сразу.История школьной мебели началась с самого необходимого предмета для занятий — парты . . Хотя многие по привычке называют столы в классах партами. А ведь вот уже более 100 лет парта является спутником любого школьника от первого класса до получения аттестата зрелости!

    В школах древности ученикам не полагалось никаких специальных парт и столов. Школьники времен Древней Греции или Рима писали на покрытой воском дощечке, прикрепляя ее себе на колени.

    В Средние века и позднее все ученики под присмотром учителя сидели за одним столом. В некоторых странах сидели на стульях, а в России, как правило, на деревянных скамьях. Затем школьники стали заниматься на так называемом столбе — столе с откидной наклонной доской, за которым работали стоя. В школе эти поставщики не прижились, но со временем превратились в канцелярскую «парту» (это можно увидеть на рисунках и картинах XIX века) и известного секретарша (у которого, впрочем, работают сидя на стуле). .

    Но к середине XIX

    Первым, кто придумал новую школьную мебель, был известный русский ученый, профессор Московского университета по специальности гигиена человека Федор Федорович Эрисман… Первая попытка хоть как-то решить проблему правильной рассадки Учеба ученика на уроках увенчалась успехом примерно в начале второй половины XIX века, когда Высочайшим Указом предписывалось — во всех школах пользоваться партами одного образца.

    Цель: исследовать и сравнить степень влияния формы и типа парты на здоровье школьника.

    Задачи :

      Изучить литературу по данной теме;

      Познакомиться с историей происхождения парты и ее совершенствования;

      Познакомить с историей возникновения школьной парты в России;

      Определите преимущества и недостатки школьной парты;

      Рассмотрим виды школьных парт в разных странах мира;

      Анализировать характер воздействия на здоровье учащихся парты;

      Показать изменение школьной парты во времени и ее современное усовершенствование.

    Методы исследования : анализ литературы по проблеме исследования, социологический опрос, статистические данные, использование интернет-ресурсов, корректировки в оформлении парт.

    Гипотеза : влияние дизайна школьной парты на здоровье школьника.

    Объект исследования : учащиеся МБОУ «Лянторская СОШ № 3».

    Предмет исследования: школьная парта.

    Практическая значимость проекта : данный проект помогает выяснить значение правильной школьной мебели в формировании здорового детского организма, влияние школьной парты на профилактику детского сколиоза и развития ранней миопии у школьников, формирование правильной осанки; показано, как удобство школьной парты влияет на усидчивость ребенка, его способность лучше усваивать учебный материал.

    Глава 1. История школьной парты.

      1. Стол Эрисмана

    К середине XIX века и учителя, и врачи стали задаваться вопросом – как влияет на здоровье школьника сидение несколько часов подряд за не приспособленным для длительных занятий столом? Ведь такая неудобная поза очень вредна для позвоночника! И зрение от этого портится…

    Первым к идее новой школьной мебели пришел известный русский ученый, профессор Московского университета по специальности гигиена человека Федор Федорович Эрисман.

    Но стол Эрисмана изначально был одинарным. С одной стороны, это хорошо: никто никого не мог обмануть, никто никому не мешал. Только вот такие парты стоили достаточно дорого и занимали много места в классе. Поэтому в большинстве школ 20 века использовались парты на двоих.

    Первая попытка хоть как-то решить проблему правильной посадки школьника в классе увенчалась успехом примерно в начале второй половины XIX в. века, когда Высочайшим Указом предписывалось — во всех школах пользоваться партами одного образца.
    Эти парты просуществовали в неизменном виде до второй половины 20 века, на них еще сидели наши прапрабабушки и прапрадеды и все живущие сегодня, родившиеся как минимум до 50-го года! Редкий пример удачного дизайна изделия, сравнимого по распространению, пожалуй, с автоматом Калашникова! Но большинство нынешних молодых мебельщиков просто не помнят этот письменный стол. Этого не произошло.
    Это была мощная конструкция, целиком сделанная из массива дуба, с толщиной отдельных деталей до 40 и даже 60 мм.

    Этот двухместный письменный стол включал в себя две продольные полозья, на которых крепилось сиденье со спинкой и откидную столешницу с двумя откидными крышками, под которой находилась полка для портфелей и толстая планка-подножка. Край столешницы, дальний от сидящего за столом, был выполнен в виде узкой горизонтальной поверхности, на которой имелись два отверстия, куда вставлялись фарфоровые чернильницы, и два углубления для пера или карандаша.

    Весь низ стола был выкрашен натуральной и безвредной масляной краской в ​​светло-коричневый цвет, а столешница — в черный, который сменился на светло-зеленый только в начале 60-х годов прошлого века.Все детали, из которых был склеен стол, не имели острых краев и углов. Интересно и то, что петли откидных крышек довольно часто ломались, но нигде не продавались, а их изготовление служило мальчикам отличным уроком на уроках труда!

    За такой партой студент мог сидеть только в одной позе, только в наиболее удобной для него позе, как сегодняшний космонавт в индивидуальной люльке. Этому способствовала необходимая высота спинки, которая поддерживала поясницу, правильно рассчитанный уровень высоты подставки для ног, точное расстояние до нее от переднего края сиденья, правильный угол наклона столешницы. , и т.д.А для того, чтобы парты, как сейчас говорят, росли вместе со школьником, их выпускали четырех типоразмеров.
    То есть уже полтора века назад безопасность ребенка ставилась во главу угла!
    Все было продумано и протестировано, полностью соответствовало требованиям. Так почему же эти предметы, столь безопасные и сохраняющие здоровье детей и подростков, вдруг исчезли в наших школах? Почему они сохранились лишь в единичных экземплярах, да и то в музеях? Полностью оборудованный этими партами класс есть только в одном-единственном — в здании Симбирской гимназии, где еще учились Ленин и Керенский!

    1.2 Отсутствие стола Эрисмана
    Дело в том, что такой письменный стол имеет несколько существенных недостатков. Один из них — встать сзади можно было, только открыв крышку, наподобие люка танковой башни. И учителя каждый раз, первого сентября, снова и снова тренировали классы вставать из-за парт, не создавая оглушительного грохота. Если ученик, вызванный к доске, вставал, то учебник или его большая тетрадь выдвигались вперед с поднятой крышкой, зацепляли чернильницу, и все ее содержимое выливалось на спину сидящего впереди.Кроме того, пурпурные чернила затем обычно восстанавливают нашатырным спиртом или нашатырно-анисовыми каплями от кашля. Но главной сложностью была уборка помещений. Ведь парты, соединенные в один продольный ряд и соединенные между собой выступающими концами своих полозьев, представляют собой неприступную конструкцию, почти недоступную для веника и тряпки. Ведь когда после революции ликвидировали контору химчисток и вступил в силу чеховский лозунг: «не там, где я — здесь…», — уборку доверили самим школьникам.В итоге настоящая уборка пола началась только летом — с новой покраской… Такие парты с наклонной рабочей плоскостью, спинкой и подставкой для ног помогают сохранять правильную осанку. Да и глаза меньше напрягаются. По мере взросления школьников из года в год выпускались парты для четырех возрастных групп. Со временем такие письменные столы обзавелись отверстиями для , подставки для книг и других приспособлений, стали выпускаться более разнообразных размеров…

    1.3 Письменный стол 60-х годов.

    В начале 60-х годов прошлого века, когда, наконец, началось строительство жилья, был озвучен еще один лозунг: «В новую квартиру — с новой мебелью!». Нужны были новые столы! Но государство не могло справиться с огромными затратами на их полную замену, а в стране просто не растет столько дуба, чтобы сделать сразу миллионы новых парт.

    Вот тогда и придумали дешевые столы на трубчатых металлических ножках, с приставным стулом, который можно было ставить вверх дном во время уборки — синий номинал на столешнице. Кроме того, такая конструкция помогла учителю в начале учебного дня сразу увидеть, кого сегодня нет в школе.Потом, во время «оттепели», всем очень хотелось как-то отойти от этого сидения на уроках в строгой позе, в ряд, затылком к затылку. Мне приснился американский опыт, когда ученики как бы ведут диалог с учителем, сидя за отдельными столами, свободно расставленными в классе. Но суровая реальность: нехватка учителей и школьных помещений вскоре снова вынуждала учеников сидеть по двое за вновь сконструированными партами, по-прежнему выстроенными в классе в три ряда.
    Гигиенисты пришли в ужас от этой мебели сразу, еще в 60-е годы, лишь однажды увидев, как за ней криво и наискось сидит наш студент.

    1.4 Современная парта.

    Школьная мебель не выставляется в магазинах. Его заказывают и покупают оптом. Делать это выгодно. Но для того, чтобы оценить то, что сегодня предлагают наши производители, достаточно полистать страницы интернета.

    Выбор школьной мебели крайне скуден.Заметно, что его проектированием занимались отечественные умельцы, которые не только не читали действующих норм, но и даже не знали, чем парта отличается от стола со стулом — теперь все то, что предназначено для сидения школьника. вниз называется столом без разбора.

    Вся школьная мебель аналогична той, что производилась в 60-е, только стала еще хуже — выполнять даже элементарные требования стандартов почему-то стало немодно.Вместо прочного, многослойного пластика используется ламинированная плита, мебель имеет острые углы, нет наклона у столешниц, их высота не регулируется, не учитываются ростовые размеры детей и подростков, стул не регулируется по высоте, не фиксируется на необходимом расстоянии от стола, нет подножек, подлокотников. Школьники вдыхают ядовитые выделения из ДСП все десять лет учебы — не хочу спрашивать, какое здоровье будет у наших будущих поколений.Достаточно посмотреть статистику военкоматов при призыве в армию…
    Создается впечатление, что те, кто разрабатывает эту продукцию, просто мстят младшим за уже прошедшие десять лет мучения в школе в неудобный и опасный стол.

    Уже более 100 лет парты Эрисмана стоят во всех классах наших школ, постепенно совершенствуясь, но не меняя основной идеи. Но в 1970-х решили «улучшить» школьную мебель: ведь это бардак, когда современных детей заставляют сидеть за партами, изобретенными во времена Александра II! Однако создать что-то принципиально новое оказалось сложнее, чем принять постановление правительства по этому поводу.Поэтому старые добрые письменные столы были просто заменены на обычные офисные столы и стулья. Такая мебель не способствует сохранению здоровья школьников и уж тем более росту успеваемости. Однако есть продвинутые школы, которые могут себе позволить покупку новой мебели, практичной и правильной с точки зрения медицины.

    Но дизайнерская мысль не стоит на месте. Существует множество проектов (разработок и даже реальных образцов) самых современных школьных парт, не только отвечающих всем требованиям медицинской науки, но и включающих в себя многие достижения науки и техники.Столы, которые растут вместе со студентами, столы со встроенными компьютерами и даже интерактивные сенсорные столы, разработанные учеными Даремского университета и сочетающие в себе функции клавиатуры и дисплея. То, что ученик «пишет» за такой партой, без труда может тут же «появиться» на доске или на столе у ​​учителя. Внедрению всех новых технологий мешает только одно: такие столы еще очень дороги. И все же, будем надеяться, что вам еще предстоит посидеть за таким чудом — партами.Ведь время и ученые работают на вас!

      1. Нормы СанПиН.

    Немецкая парта.

    Занимаясь домашним уютом и дизайном интерьера, мы порой забываем о своих детях. Собирая их в школу, мы покупаем им парту или парту, которую можем найти в ближайшем магазине или заказать в интернет-магазине.Главный критерий при выборе ящиков для хранения – больше. Потом «ребенок» садится делать уроки, а мы ему повторяем: «сиди прямо», «глаза ломай», «будешь горбиком», ну и так далее, в зависимости от фантазии родителя. . Все это правильно. Просто ребенок не может сидеть за столом с прямой столешницей, не наклоняясь.

    Времена, к счастью, иногда меняются. Согласно новому САНПиН, столешница школьной парты должна иметь наклон от 12 до 15 грамм.Сидя за ней, наши дети просто технически не смогут «сгорбиться». Это уже анатомически заложено и придумано век назад .

    Материал — березовая фанера. Предполагаемое покрытие — морилка, полиуретановый лак. Регулировка высоты. Под столешницей есть ящик для хранения тетрадей и книг. Дополнится стопором или газлифтом.

    Ребенок, работающий за такой партой, меньше устает, а натуральный материал дарит тепло и ощущение комфорта. На данный момент «полевые» испытания показали полную работоспособность этого стола.

    Глава 2. Парты по всему миру.

    2.1 Перуанская школа.

    2.2 Школа Нигерии

    2.3. Немецкие школьники

    2.4. Школа в Японии

    Классический урок японского(Токио)

    2,5 Школьники в Бразилии

    2.6 английская школа

    Глава 3. Характер воздействия школьной парты на здоровье учащихся.

    3.1 Статистические данные

    Вопрос здоровья школьников волновал и учителей, и врачей еще в XIX веке. По данным социологических исследований установлено, что неудобное положение очень вредно для позвоночника (развивается детский сколиоз).

    И зрение от этого ухудшается — развивается (близорукость) …

    Данные представлены на диаграмме.

    В настоящее время — 3% детей первых лет обучения уже имеют нарушения зрения. К 3-4 классу этот показатель возрастает до 10%. В 7-8 классах она составляет 16%, а среди старшеклассников почти 20% страдают близорукостью.

    Сегодня близорукость по праву можно считать «омолаживающим» недугом. Это заболевание чаще всего встречается у детей в возрасте от 8 до 12 лет, а в подростковом возрасте оно обостряется.

    Близорукость у подростков в последние годы приобрела поистине устрашающие масштабы – по статистике каждый третий ребенок в возрасте 14-15 лет страдает миопией. Острота зрения стабилизируется, как правило, в возрасте от 18 до 25 лет. Среди учащихся 1-2 классов миопия встречается в 3-6%, в 3-4 классах — в 6%, в 7-8 классах — в 16%, а в 9-10-й — более чем в 20%… Тяжелая (высокая, далеко заходящая) близорукость дает свыше 30% слабовидения и слепоты от всех глазных болезней, является препятствием для выбора многих профессии.

    По данным диспансеризации, количество заболеваний позвоночника у школьников за последние годы увеличилось почти вдвое. В итоге в четырех случаях из пяти это приводит к «взрослому» остеохондрозу, переходящему в межпозвонковые грыжи, радикулиты и т. д., а других делает инвалидами. По данным углубленных педиатрических обследований детей в дошкольных учреждениях, в последнее десятилетие среди всех встречающихся морфофункциональных отклонений на первом месте стоят нарушения опорно-двигательного аппарата.В старшем дошкольном возрасте (5-7 лет) увеличивается количество детей с асимметричной осанкой, с деформациями грудной клетки и нижних конечностей.

    — Каковы симптомы сколиоза, самого распространенного детского ортопедического заболевания?

    — Греческое слово «сколиоз» (лат. сколиоз) означает «кривой». Основным признаком является боковое искривление позвоночника и его скручивание вокруг своей оси (кручение). Но этот недуг следует рассматривать не только как ортопедическую деформацию, а как комплексное заболевание костного и нервно-мышечного аппарата растущего организма.Эта прогрессирующая патология, развиваясь, вызывает тяжелые, часто необратимые деформации скелета ребенка. У больных сколиозом не только обезображивается фигура, но и возникают функциональные расстройства состояния внутренних органов, в первую очередь сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Маленький рост, сутулость, а в тяжелых случаях и горбинка изменяют психику подростков, особенно девочек, — они становятся нелюдимыми, раздражительными. Кстати. Девочки болеют сколиозом в 4-6 раз чаще, чем мальчики.Заболевание начинается с плохой осанки. Родители должны первыми заметить аномалию. Неправильная осанка в положении сидя, стоя, странная походка не должны оставаться без внимания педагогов.

    Согласно исследованиям, почти 70% мальчиков и девочек заболевают этими страшными болезнями в школе, значит, их можно предотвратить? Какие меры профилактики посоветуете вы, специалист, работающий с детьми старше 30 лет? — При своевременном оказании амбулаторной помощи у детей с нарушением осанки и сколиозом можно остановить дальнейший рост деформации и стабилизировать позвоночник.Однако из-за отсутствия в нашей стране единой государственной программы и слаборазвитой сети специальных медицинских учреждений для лечения детей с нарушениями осанки и начальными формами сколиоза подавляющее большинство из них остаются без квалифицированной помощи или попадают в руки непрофессионалов. Проблема не только медицинская, но и социально-экономическая, требующая вмешательства государства.

    3.2 Своевременная смена школьной парты и ее современное усовершенствование. Уже более 100 лет парты Эрисмана стоят во всех классах наших школ, постепенно совершенствуясь, но не меняя основной идеи. Но в 1970-х школьную мебель решили «улучшить»: старые добрые парты просто заменили обычными офисными столами и стульями. Такая мебель не способствует сохранению здоровья школьников и уж тем более росту успеваемости. Однако есть продвинутые школы, которые могут себе позволить покупку новой мебели, практичной и правильной с точки зрения медицины.

    Типы школьных парт:

    Парта регулируемая по высоте
    1-местный или 2-местный (отдельный школьный стол и отдельные школьные стулья). Парта без наклона столешницы, подходит от младших до старших классов. Вы можете отрегулировать высоту стола и стула в соответствии с изменяющимся ростом ребенка.

    Парта антисколиозная школьная с регулируемой высотой
    1-местная или 2-местная (отдельный ученический стол и отдельные ученические стулья).
    Ученическая, парта школьная рекомендуется для младших школьников, так как имеет специальные пазы со стороны школьника, которые дают возможность сидеть максимально близко к столу и локти школьника не будут провисать, соответственно позвоночник будет в правильном положении. У этой школьной парты стандартный наклон столешницы 7 градусов. Учащийся может отрегулировать высоту школьной парты и школьного стула под свой рост.

    Профессор многогранно смотрит на бизнес

    Новая книга Дэвида Гаучи может иметь простое название — «Цель бизнеса: современные взгляды из разных сфер жизни» (Palgrave Macmillan, 2015), но это название преуменьшает ее многогранность.

    Гаучи, Джозеф Китинг, SJ, профессор маркетинга и почетный декан Школы бизнеса Габелли, редактировал новую книгу вместе с Элом Эрисманом, доктором философии, исполнительным директором Школы бизнеса и экономики Тихоокеанского университета Сиэтла.

    Цель бизнеса — это снимок университетского консорциума Fordham Consortium, серии конференций, проводившихся с 2009 по 2013 год. В консорциуме приняли участие лидеры бизнеса, ученые, военные, представители правительства, художники и священнослужители.Его цель состояла в том, чтобы изучить бизнес с различных нетрадиционных точек зрения. Конференции проходили по всему миру, на них были представлены «точки зрения из разных слоев общества».

    Таким образом, главы книги отражают суть различных конференций, в том числе «Бизнес и глобальная политика», «Бизнес и искусство», «Бизнес и СМИ», «Бизнес и мозг», а также «Бизнес и религия» — и это лишь некоторые из них. .

    Этические и культурные аспекты книги отражают переоценку ценностей в отрасли после экономического кризиса 2008 года, сказал Гаучи.

    «Как обычно в такой кризис, люди начали показывать пальцем», — сказал он. «Я думал, что мы не можем поднимать этот вопрос о деловой этике каждые пять или шесть лет — нам нужно избавиться от примитивов, как следует из названия книги».

    В книге Гаучи пишет, что для того, чтобы бизнес был признан респектабельным социальным институтом, представители всех слоев общества должны быть вовлечены в понимание его цели. Но в культуре, которая поощряет специализацию, всестороннее изучение бизнеса не приветствуется как внутри, так и за пределами делового мира.

    На многих конференциях руководители выходили за пределы своей зоны комфорта — их просили интерпретировать сцену из Шекспира или джазовую импровизацию, а затем связать это с бизнесом.

    Еще одна конференция 2011 года в Стамбуле, посвященная бизнесу и геополитике, включала изучение того, как ислам, иудаизм, буддизм и христианство относятся к бизнесу. На этой конференции Патрик Райан, SJ, профессор религии и общества Лоуренса Дж. МакГинли, прочитал лекцию, в которой смешались эллинистические боги, в частности Гермес, «бог рынка, а также бог-обманщик.Отец Райан написал главу в книге Гаучи «Бог и рынок: четыре места в Восточном Средиземноморье».

    «Они задавали философские вопросы, которые часто не задают в бизнесе», — сказал отец Райан о конференции. «Я сосредоточился на том, когда началась история бизнеса, на кредитах и ​​ростовщичестве, что в конечном итоге стало предметом лекции МакГинли».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.