Содержание

Дровяной обжиг керамики — магия огня неподвластна законам времени | Керамика — волшебный мир

Почему дровяной обжиг керамики настолько интересен, несмотря на то, что это один из сложнейших способов декорирования. Этот вариант обжига всегда экспериментальный и результат непредсказуем, пока обжиг не закончится и не откроется печь.

Дровяная печь для обжига керамики позволяет добиваться очень высоких температур, что обеспечивает особое звучание и однородность изделия, а также дает удивительное разнообразие игры глазурей.

Керамика очень капризна к перепадам температур, нагрев и остывание должно быть постепенным. В дровяной печи всегда остается элемент случайности и неповторимости процесса и результата. То есть каждый раз получается уникальное изделие, эксклюзивное и неповторимое.

Фото из Яндекс, магия огня неподвластна законам времени

Фото из Яндекс, магия огня неподвластна законам времени

Пластические свойства глины были известны человеку уже в давние времена. Со временем человек обнаружил, что глиняные изделия после обжига меняют свои свойства — становятся более твердыми, водонепроницаемыми и огнестойкими. Поэтому глина стала сырьем для изготовления кухонной утвари.

Первые печи делали таким образом: из тонких веток собирали деревянный каркас, который обмазывали толстым слоем глины, оставляя небольшие отверстия. Этот каркас ставили над углублением для разжигания костра. В сильном огне деревянные части сгорали, а обожженная глина образовывала прочный свод с отверстиями. При обжиге свод и стенки печи раскалялись докрасна и тоже излучали жар. Благодаря концентрации тепла температура внутри печи могла подниматься до 900 °C.

Дерево — это самое традиционное топливо для обжига керамики. В процессе горения летящая зола оседает на керамике, пламя неравномерно касается поверхности и происходят разные химические процессы.

Фото из Яндекс, результат всегда непредсказуем, узоры рисует сама природа

Фото из Яндекс, результат всегда непредсказуем, узоры рисует сама природа

Из-за этого глазурь обжигается неравномерно, с разводами и пятнами, порой с невероятными эффектами. Керамика получается неравномерно декорированная, более «живая», что сильно отличается от электрического и даже газового обжига.

Каждый керамист знает, что для обжига керамики, ему понадобится специальная электрическая или газовая печь, с регулятором температуры, в которую он аккуратно положит изделия, задаст программу и закроет дверцу. Так сегодня обжигается 99% керамики и, к сожалению, большинство мастеров совсем забыли о другом способе обжига, который использовали люди многие тысячи лет.

При горении дров выделяется много углерода и это просто подарок для керамики сделанной из красной глины. Красная глина содержит оксид железа, который и отвечает за красный цвет. Если такую глину обжечь в электропечи, то изделия станут обычного кирпичного цвета. Углерод, выделяемый при горении дров, при температуре выше 700 С входит в реакцию с оксидом железа и восстанавливает его.

При высокой концентрации углерода красная глина приобретает серебристый металлический отблеск. Если концентрация углерода была меньшей, то черепок изделия может быть черным, серо-зеленоватым, светло серым или ржавым. Если содержание углерода в горящих дровах непостоянно, то получается рисунок из оттенков окислившегося и восстановившегося железа. Получается удивительный результат со стальными переливами и рисунками пламени на изделиях.

Фото из Яндекс

Фото из Яндекс

Во время длительного обжига керамики с помощью дров выделяется много золы, мельчайшие частицы которой постепенно оседают на стенках керамических изделий. Если обжиг длиться более суток, зола покрывает черепок сплошным слоем и начинает плавиться! И вот здесь происходит настоящая магия природы. Так как зола по минеральному составу различна, то плавясь, она становится разных цветов, а остывая, превращается в настоящую стекловидную глазурь с матовым блеском. Цвета и рисунок непредсказуемы и всегда удивительны. Сама стихия огня создает декор! В Японии такой обжиг является традиционным и ценится по всему миру.

Это самая древняя, самая увлекательная и вместе с тем сложная техника обжига керамики. Во время обжига нужно постоянно быть рядом с печью, а это может длиться до нескольких дней, в зависимости от размера и конструкции печи. Но результат, который мы получаем является заслуженным вознаграждением для любого керамиста, начинающего или профессионала, просто человека интересующегося и влюбленного в керамику.

Сама я к этой магии немного прикоснулась благодаря Фестивалю керамики «Алхимия огня» в г. Кунгуре. Посчастливилось учиться именно в период проведения фестиваля. А за подробную информацию благодарна автору этой публикации, написанной с любовью опытным мастером.

Как обжечь керамику без муфельной печи

10 Авг. 2017

Мы все знаем, что керамику обжигают в муфельной печи, а глазури покупают или делать самостоятельно. Однако в керамике существуют и другие виды обжига – дровяной и соляной. После них на изделиях образуется «естественная глазурь».

Древнейший вид обжига керамических изделий – дровяной. Огонь, зола и высокая температура – вот что делает керамику этого вида обжига волшебной и особенной.

 

При подъеме температуры до 1300 градусов, в дровяной печи происходит настоящая алхимия. Точные результаты обжига предсказать невозможно. Конечно, хороший мастер примерно представляет, что получится и располагает изделия в печи согласно своему замыслу.

Каждое изделие по-настоящему уникальное, а ведь именно за уникальность и ценятся изделия ручной работы. Каждый обжиг не похож на предыдущий.

 

Огонь в дровяном обжиге выступает соавтором и как многоопытный мастер придает работе завершённость. Он сплавляет отдельные компоненты в единое целое. Особые условия обжига делают каждую вещь особенной.

Вещи, обожжённые в дровяных печах, популярны во всех уголках мира. Именно из-за дровяного обжига японская керамика известна во всем мире. Большое количество керамистов пользуются дровяным обжигом, потому что этот процесс – целое представление. Бросить в печь дрова, слушать их треск, видеть, что там внутри происходит, ждать результат…

 

Керамика из дровяной печи заметно отличается от других вещей. Она не похожа ни на что другое. Изделие выглядит гармоничным. Кажется, будто в огне глазурь и глина стали одним целым и превратились в зольную глазурь. Это делает вещь приятной на ощупь и ровнее по цвету. Спекшаяся глина делает керамику прочнее и плотнее.

 

Кроме дровяного обжига, который может создать естественную зольную глазурь, есть другой тип обжига – соляной.

Происходит он, когда керамисты вводят соль, то есть хлорид натрия, в печь при температуре 2250 градусов. При такой высокой температуре, натрий отрывается от молекулы соли и соединяется с диоксидом кремния, который является основным ингредиентом глины. Созданная таким образом атмосферная глазурь называется натриево-силикатной глазурью. Может быть, это технический термин, однако многие процессы в керамике происходят на молекулярном уровне. В зависимости от того, как и какое количество соли вводят в печь, получаются различные эффекты.

 

Со временем пары соды и хлора становятся менее концентрированными. От этого изменяется покрытие изделий в печи.

В зависимости от оксидов в глинах, глазурь может приобрести розоватые или темно-коричневые оттенки. При большей концентрации соды в обжиге усиливается некоторое перетекание желтых, красных и оранжевых оттенков. Кроме того, сода придает глазури ярко выраженную текстуру, похожую на апельсиновую корку. От количества соли, которую добавляют в печь, зависит и текстура, и толщина глазури. Также может получиться эффект отбеливания глазури и некоторая пестрота цвета.

 

Творческих успехов!

Печь для обжига керамики на дровах

Главная › Новости

Опубликовано: 18.08.2017

Первое испытание дровяной печки для обжига.

Чтобы изделия из глины стали прочными, не размокали в воде и носили гордое имя — Керамика, их необходимо обжечь. Обжиг керамики — это нагрев глиняных изделий до такой температуры, при которой микроскопические частицы глины, сплавляются в единое тело. В природе такое явления встречается во время вулканического извержения, когда горные породы плавятся, превращаясь в лаву, а затем остывают единым монолитом. Для обжига керамики конечно не надо так сильно плавить глину, иначе изделия потеряют форму. Температура обжига зависит от типа глины и может варьироваться от 800 С до 1250 С и более.

Каждый керамист знает, что для обжига своей керамики, ему понадобится специальная электрическая или газовая печь, с регулятором температуры, в которую он аккуратно положит изделия, задаст программу нагрева и закроет дверцу. Так в наше время обжигается 99% керамики и к сожалению, большинство мастеров совсем забыли о другом способе обжига, который использовали люди многие тысячи лет. Этот архаичный способ можно назвать Дровяным обжигом, так как нагрев происходил с помощью обычных дров. Для современного человека кажется невероятным, что дровами, на которых он готовит шашлык, можно плавить осадочные породы. Но на самом деле, пламенем дров можно создать температуры куда более высокие, чем нужны для обжига керамики. Но есть ли разница, каким способом обжигать изделия? Я расскажу о двух ярких отличиях, которые делают керамику дровяного обжига более ценной и эстетичной, по сравнению с механическим обжигом в современных печах.
Первое отличие выражено в том, что при горении дров выделяется много углерода. Эта особенность, просто подарок для керамики сделанной из красной глины и вот почему. Красная глина содержит много оксида железа, и оно как раз отвечает за красный цвет. Хотя на деле цвет получается ржавый, который в быту мы называем “ржавчиной”. Если такую глину обжечь в электропечи, то изделия станут всем нам знакомого кирпичного цвета. Не очень интересно, выглядит скучно, как кирпичная стена. Но вернемся к особенности дровяного обжига. Углерод, выделяемый при горении дров, при температуре выше 700С входит в реакцию с оксидом железа и… восстанавливает его! Из “ржавчины” оно снова превращается в железо, потому что кислород заменяется на углерод.
При высокой концентрации углерода красная глина приобретает серебристый металлический отблеск. Если концентрация углерода была меньшей, то черепок изделия может быть черным, серо-зеленоватым, светло серым или даже остаться ржавым. Если содержание углерода в горящих дровах непостоянно, то получается рисунок из оттенков окислившегося и восстановившегося железа. 
Это сильно отличает керамику дровяного обжига от скучной, кирпичного цвета керамики, электрической или газовой печи. Поэтому после электрического обжига, керамику из красной глины пытаются как то “оживить”, используя “молочение”, “дымление” и прочие сомнительные способы декора. Но если вы увидите рядом настоящий дровяной обжиг, со стальными переливами и рисунками пламени, то другое будет выглядеть слишком дешево и обыденно.


Далее хочу рассказать о второй особенности дровяного обжига, пожалуй самой ценной и японские мастера согласятся со мной) Во время длительного обжига керамики с помощью дров выделяется много золы, мельчайшие частицы которой постепенно оседают на стенках керамических изделий. Если обжиг длиться более суток, зола покрывает черепок сплошным слоем и… начинает плавится! И вот здесь происходит настоящее торжество природной красоты. Так как зола по минеральному составу различна, то плавясь она становится разных цветов, а остывая превращается в настоящую стекловидную глазурь с матовым блеском. Цвета и рисунок непредсказуемы и всегда удивительны. Сама стихия создает декор! В Японии такой обжиг является традиционным и ценится по всему миру. 
Для меня дровяной обжиг не просто часть производственного процесса, а настоящий ритуал, мистический праздник. Ведь у меня нет кнопки включения печи и прибора, чтобы следить за нагревом. Все происходит интуитивно, поэтому необходимо стать частью процесса, чтобы выйти за рамки просто эксперимента и не погубить керамику в пламени дров. Думаю есть еще множество удивительных особенностей дровяного обжига и я уверен, что его эстетика никогда не будет имитирована с помощью достижений промышленности)


Дровяная печь для обжига керамики сборка

Японская печь! — All about ceramics.

Все о керамике. — ЖЖПерепощу все-таки сюда из личного журнала — хочу поговорить об этом! :)))
И — есть ли у кого-нибудь неподалеку от Москвы дровяная печь (да побольше)? Очень хочется посмотреть, и, если можно, поучаствовать в обжиге как-нибудь. Ну или даже пусть не прямо рядом с Москвой, но чтоб на поезде доезжалось за день.

Оригинал взят у anzy в Японская печь!

Люди! Нет, японцы — это не люди!
Вы только посмотрите на это. Нет, я вообще не представляла, что такое бывает.

Я как-то видела уже кусок фильма про вот этого японского дядечку, Кена Мацузаки, где он сидит и из большого куска крутит чаши. Тогда я еще глиной не занималась, а только мечтала. И вот попался мне фильм целиком. А там — нет, это не печь, это дракон! Или ому, огнедышащий.

У них там, в этой печке, девятьсот горшков (не знаю, как в данном случае адекватно переводить pot на русский… изделий? работ?). Жгут ее два раза в год. Обжиг идет семь дней. Ну не сойти ли с ума? Я в шоке и восхищении.

Вот еще похожая печь — хороших фоток практически нет 🙁

Называется это дело anagama kiln, русский термин соответствующий обнаружить я не смогла, и никакой информации на русском языке, соответственно, тоже не нашла.

Вот аналогичная печь в Огайо, в университете, где обжигают вместе и студенты, и преподаватели, и приглашенные мастера — и это всегда целое событие.

А здесь — ролик из фотографий о строительстве печки, шаг за шагом.

Вот еще, например, человек, который сам несколько таких печек построил: http://www.anagama.co.uk/2_kilns.html

И книжка «сделай сам», на английском: http://www.anagama-west.com/anagama/book/anagama_building_kilns_and_firing-translation_noro_lehman_maxwell.pdf

Есть еще noborigama — это похожая штука, но гораздо больше, состоящая из нескольких камер.

В принципе, по объемам это уже практически промышленная печь. Казалось бы, чему удивляться, на каких-нибудь заводах и поболе обжигают за раз. Но дровяной обжиг! Но живой огонь! Но несколько дней, непрерывно! Уму непостижимо.

Park of Kilns — Воспоминания Дмитрия Ильинского о…

Воспоминания Дмитрия Ильинского о строительстве ноборигамы в 2014 году:
«История строительства дровяной печи в городе Гаврилов-Ям

Сейчас идет 2020 год. В июне будет 6 лет с того момента как мы
приступили к строительству первой ноборигамы (двухкамерной дровяной
печи) в нашей стране. С одной стороны, это было совсем недавно, с другой,
за это время произошло множество событий, которые изменили наше
представление не только о дровяном обжиге, но и о керамике в целом. Время
идет, забываются детали, появляются новые истории – поэтому пришло
время зафиксировать хронологию событий (в большей степени для себя, но и
для тех, кому интересно, как строилась эта печь) от лица одного из
организаторов и строителей ногборигамы – Дмитрия Ильинского,
художника-керамиста, доцента кафедры художественной керамики и стекла
СПГХПА им А.Л Штиглица.
Каждый из нас, организаторов строительства печи, шел к этому проекту
собственным путем, имея свои представления о керамике и, в частности, о
дровяном обжиге. Сама идея строительства дровяной печи не была
сиюминутной или случайной, она ощутимо витала в воздухе. Скажем, моя
увлеченность этой темой началась в 2003 году на керамическом симпозиуме
в Латвии. Там я впервые принял участие в дровяном обжиге, который
произвел на меня неизгладимое впечатление. Позже был симпозиум в
Эстонии в 2005 году, где я имел счастье трижды обжигать большую
дровяную печь японского типа – анагаму – в команде таких же увлеченных
художников из разных стран. В последующие годы я еще несколько раз
приезжал сюда, и эта печь окончательно влюбила меня в дровяные обжиги.
Пришло желание еще глубже узнать сложное и серьезное искусство
дровяного обжига. С того времени мысль о постройке подобной дровяной
печи не покидала меня.
Ключевой точкой возникновения проекта по строительству печи в
Гаврилов-Яме было мое знакомство с Виктором Николаевым, которое
произошло в Китае осенью 2012 года. В рамках международного проекта
группа российских художников-керамистов из Москвы и С-Петербурга жила
и работала в течение месяца в городе Фупинь. Созданные нами работы были
представлены на итоговой выставке, после чего вошли в коллекцию местного
музея современной керамики. Виктор оказался моим коллегой (он
преподавал (и сейчас преподает) в «Строгановке» – МГХПА им. С.Г.
Строганова в Москве, а я в «Мухе» – СПГХПА им А.Л Штиглица в
Петербурге), но до поездки в Китай мы не были знакомы. В Китае мы много
говорили о керамике, обсуждали участие в различных симпозиумах и
сетовали на отсутствие печей у нас в стране. Однажды Виктор сказал, что
знает человека, который хочет построить у себя на территории
керамического производства дровяную печь. Мы решили вместе попробовать сделать это – построить дровяную печь. В глубине души я сомневался о
возможности такого проекта, т.к. мне не доводилось встречать подобных
заинтересованных предпринимателей раньше. Но верить очень хотелось.
Через полгода после поездки в Китай, в июне 2013 года, мы с Виктором
приехали в город Гаврилов-Ям, где я познакомился с Тимуром
Курбаниязовым, генеральным директором ПО «Сады Аурики». После
встречи и знакомства с ним, с его предприятием и коллективом мои
сомнения частично рассеялись, появилась некоторая уверенность, что все у
нас получится. Там мы встретили гостеприимство, радушие и
взаимопонимание. Я благодарен Виктору за знакомство с новыми
интересными людьми.
Необходимо было двигаться дальше. Для начала нужно было решить,
какую печь мы будем строить. Нам хотелось иметь возможность широкого
спектра эффектов дровяного обжига.
К счастью, в июле 2012 года (то есть до поездки в Китай) я принимал
участие в симпозиуме в с. Рябово недалеко от г. Вятки, где я познакомился с
Клодом Оссажем, керамистом из Франции (физиком плазмы по профессии),
мастером по строительству печей. (Годом ранее, в 2011-м, во время первого
симпозиума в с. Рябово под руководством Клода и по его проекту была
построена дровяная однокамерная печь.) У меня возникла мысль предложить
Клоду поучаствовать в нашем проекте. В августе 2013 года мы встретились с
ним в Питере. Я рассказал ему о нашем проекте и встретил его
заинтересованность. Так началось наше с ним сотрудничество.
Клод Оссаж предложил нам построить двухкамерную печь ноборигаму и
согласился сделать проект, а также руководить строительством. Все
складывалось как нельзя лучше.
Зимой Клод вновь приехал в Россию, и 24 декабря 2013 года я повез Клода в
Москву, где мы встретились с Виктором Николаевым, и все вместе
отправились в Гаврилов-Ям. Эта поездка была необходима Клоду, чтобы
познакомиться с руководством предприятия и своими глазами увидеть место
будущего строительства. На месте мы еще раз обсудили технические и
организационные вопросы, и проект перешел в новую плоскость – началась
реализация проекта. Был создан оргкомитет проекта – Тимур Курбаниязов,
Джемал Болоташвили, Виктор Николаев и Дмитрий Ильинский.
Потом была активная переписка, звонки, перевод и пересылка
многочисленных писем от Клода к Тимуру. В этих письмах Клод представил
проект печи, график строительства, а также детально указывал, что
необходимо сделать для начала строительства и какие нужно приобрести
материалы и инструменты. Все это удаленное общение длилось до следующей поездки в Гаврилов-Ям в конце апреля 2014 года, куда мы
приехали вдвоем с Виктором, чтобы еще раз посмотреть на место, решить
организационные вопросы и окончательно определить время строительства с
Тимуром. Скорее всего, эта поездка нужна была нам, чтобы еще раз
убедиться в том, что ничего не может помешать реализации нашего проекта.
Строительство было было назначено на начало июня, до него оставалось
оставалось чуть больше месяца. Но когда мы увидели, как расчищается и
изменяется место под будущую печь, стало ясно, что ничто нам не помешает!
Керамическое производство «Сады Аурики» располагается на территории
бывшей лесопилки. Место, которое мы выбрали под строительство,
необходимо было расчистить. Нужно было снять по всему периметру
выбранного участка больше 2 метров грунта. Вернее, не совсем грунта – это
был большой пласт слежавшихся опилок, заросших травой за долгие годы.
Поэтому важно было добраться до настоящего твердого грунта, чтобы
дальше можно было подготовить место под бетонную стяжку для будущей
печи. Большой вес конструкции печи требовал тщательной предварительной
подготовки. Вид трактора, снимающего огромные пласты почвы, не мог
оставить нас равнодушными. Это было незабываемое чувство – чувство
начала чего-то нового, фактического начала строительства!
Также мы договорились с Тимуром о проведении летних практик для
студентов из наших вузов на его предприятии. Появился план привлечь
студентов к строительству в июне, и в дальнейшем приглашать студентов на
изучение и проведение дровяных обжигов.
Во время подготовки проекта меня поддерживали и помогали советами мои
друзья, сокурсники и коллеги Сергей Сухарев (художник-керамист, доцент и
зав. кафедры художественной керамики и стекла СПГХПА
им.А.Л.Штиглица) и Сергей Соринский (художник-керамист, руководитель
керамической мастерской Благотворительного фонда «Центра социальной
адаптации святителя Василия Великого»).
Сергей Соринский с большим энтузиазмом согласился принять участие в
строительстве. Ведь это большая удача для любого керамиста – своими
руками строить печь и получить новые знания, которые помогут глубже
понять особенности обжига дровами.
Мы с Сергеем решили ехать из Санкт-Петербурга в Гаврилов-Ям на своих
машинах, которые мы специально подготовили для дальней поездки. И рано
утром 9 июня 2014 года на двух машинах наша «питерская команда» выехала
для воплощения грандиозных планов. Нас было пять человек: Дмитрий
Ильинский, Клод Оссаж, который накануне приехал в Санкт-Петербург,
Сергей Соринский и два студента СПГХПА им.А.Л.Штиглица – Александра
Степанова и Иван Фролов.
Проделав больше 900 км пути, поздно вечером того же дня мы добрались до
места, где уже нас ждали москвичи: Виктор Николаев, Григорий
Кременецкий и студенты МГХПА им. С.Г. Строганова – Дарья Орочко,
Анастасия Гарбовская, Светлана Седлова и Анна Дудина. В этот поздний
вечер команды встретились и познакомились.
На следующий день мы приступили к разметке и подготовке места под
печь, а студенты занялись своими делами по программе летней практики.
Московские студенты уже несколько дней как приступили к практике на
предприятии.
Каково же было мое удивление, когда я увидел, как сильно изменилось
место будущего строительства! Прошло немного больше месяца, а уже была
готова большая бетонная площадка для печи и стоял металлический каркас
для навеса. И всего через несколько дней была полностью застелена крыша
навеса.
Мы «рвались в бой», но заказанный кирпич еще не привезли. Кирпич
должен был быть на месте в конце мая, но возникли какие-то проблемы с
доставкой. Сделав предварительную подготовку места, мы разложили блоки
из газобетона, которые должны были быть основанием нашей печи и
создавать необходимую ступень. Печи ноборигама – это тип ступенчатых
печей, где каждая последующая камера находится выше предыдущей. Эта
особенность нужна для создания необходимой тяги в печи во время обжига.
Подготовительные мероприятия по укладке фундамента заняли у нас
немного времени, а дальше делать было нечего. Стали ждать…
12 июня был праздник. Приехали гости. Руководство решило провести
праздничное мероприятие на новой площадке, на месте будущей печи.
Собрался весь трудовой коллектив предприятия и в теплой, почти домашней
обстановке состоялось официальное открытие строительства. На праздник
был приглашен фольклорный коллектив из с. Великое – бабушки в красивых
народных костюмах и, конечно же, гармонист с гармошкой. Они
зажигательно пели и плясали. Это действительно был праздник.
В последующие дни мы съездили на несколько интересных экскурсий в с.
Вятское, г. Ростов, в Толгский монастырь и Ярославль. Эти поездки немного
отвлекли нас от тягостного ожидания. Прошло несколько дней. Кирпича все
не было. Стали волноваться: вдруг не успеем, Клоду надо было уезжать 28
июня в Кохилу (Эстония) на керамический симпозиум. Ни у кого из нас не
было опыта строительства подобной печи. Только Клод, автор проекта, знал
особенности и нюансы конструкции. Появилась некоторая нервозность из-за
неопределенности… Хорошо, что приехала машина с дровами. Можно было
чем-то заняться. Чтобы не тратить время в тот момент, когда прибудет
кирпич и нужно будет строить, мы с Клодом заранее стали делать
деревянные конструкции (кружала) для сводов камер. Остальные принялись
заготавливать дрова для будущего обжига – пилили, сортировали и
укладывали… Студенты работали над своими заданиями по практике, время
от времени помогая нам с укладкой дров. Все ждали кирпич.
Наконец, ближе к полудню 16 июня показались долгожданные две большие
фуры с кирпичом. Приехал кран и началась разгрузка. Появилась стена из
полетов с кирпичом, который выгрузили рядом с навесом для печи. (Кирпича
привезли 7 тысяч штук (20 полет по 350шт). После разгрузки кирпича сразу
же закипела работа. Вся строительная площадка пришла в движение.
Студенты оставили свои работы по практике и подключились к работе по
строительству. Одни переносили кирпич поближе к месту будущей печи,
замачивали его в больших пластиковых емкостях, другие же разводили и
замешивали раствор.
После неспешных и спокойных дней в ожидании старта, теперь все
заработало, пришло в движение. Чувствовался общий подъем, радость от
работы и от того, как начинает расти наша печь. К нам присоединилась
Лариса Иванова (художник и работник ПО «Сады Аурики»), которая стала
одним из участников строительства. Дни летели один за другим, команда
строителей увлеченно и слаженно работала с утра до позднего вечера.
Появилось негласное распределение обязанностей между участниками – кто-
то размечает кирпич для кладки, кто-то пилит его, кто-то разводит и
подносит раствор. Все старались выполнять свою работу быстро и аккуратно,
ведь от общей слаженности работы зависели сроки и успех строительства.
В этот летний месяц погода нас не баловала, она была очень изменчива. По
нескольку раз в день нам приходилось то раздеваться до футболок, то
надевать куртки снова. Когда светило солнце, было тепло, даже жарко и
сквозняки не чувствовались, – тогда все раздевались; но стоило солнцу
скрыться за облаками или пойти дождю, как становилось холодно и зябко,
тогда приходилось снова надевать свитера и куртки. Выданный мне зимний
бушлат спасал меня от сквозняков по вечерам.
20 июня наша питерская команда пополнилась еще одним студентом
СПГХПА – приехала Татьяна Сюзева, которая очень хотела принять участие
в строительстве печи. Самостоятельно добравшись, она активно влилась в
ряды строителей. Появление новых рабочих рук давало возможность еще
больше ускорить процесс строительства.
26 июня печь была построена: мы успели закончить ее к отъезду Клода!
Получилось красивое архитектурное строение из кирпича. Нас переполняла
гордость и радость от результатов нашей работы. Чтобы окончательно
завершить строительство, нам оставалось только нанести слои
теплоизоляции на всю конструкцию печи. По проекту Клода мы
воспользовались старой технологией изготовления теплоизоляции, которая
традиционно использовалась в керамических печах многие сотни лет. Нужно
было толстым слоем набросать на всю печь влажные шарики, состоящие из
глины, песка и соломы, чтобы сделать защитный слой, который в
дальнейшем будет удерживать тепло внутри печи во время обжига. Клод
показал и объяснил нам, как и что нужно делать, и мы приступили к новому
этапу – теплоизоляции печи.
27 июня мы получили последние рекомендации и наставления. Около 3
часов дня я повез Клода в г. Ростов, где, попрощавшись, посадил его на
поезд. Когда вернулся, мы все дружно приступили к последнему этапу
работы, накануне заготовив массу для изоляции на большом полотне
полиэтилена. Приготовление этой массы выглядело со стороны, как
первобытные танцы на глине. Мы активно месили ногами замоченную глину
с песком и соломой до нужной консистенции, выбирая оттуда попадавшиеся
камешки. Даже некоторое время спустя наши ноги оставались красными от
глины – ее невозможно было смыть до конца.
В начале было весело и легко, только усиленно нужно было растаптывать
плотные комки глины, но со временем глина становилась все более вязкой и
было все труднее ее перемешивать. Приходилось усердно ее топтать, с
трудом вытаскивая ноги. Это была хорошая физическая тренировка.
Приготовив массу, мы быстро начали забрасывать печь «шариками». К
сожалению, она быстро закончилась, нужно было готовить массу снова.
Игривость настроения стала пропадать, когда мы поняли, сколько нам нужно
будет приготовить этой массы, чтобы нанести два слоя изоляции на всю
поверхность печи. Приходилось снова и снова топтать глину и снова
набрасывать на печь. Нашей задачей было получить не меньше 25-30 см
толщины изоляции по всей поверхности печи.
28 июня утром моросил дождь. Было прохладно и промозгло, температура
воздуха была около 9 градусов. Нужно было приготовить очередную
порцию массы для изоляции. Выходить из теплых вагончиков, где мы жили,
не хотелось, но заканчивать изоляцию печи было надо. Сергей Соринский,
Иван Фролов и я, надев теплые куртки и полиэтиленовые плащи от дождя,
принялись топтать новую порцию массы. Наши ноги замерзали в этой массе,
и мы отогревали их в ведрах с горячей водой. Мы спешили, потому что нам
нужно было все успеть до отъезда домой. Оставалось уже немного. Я должен
был успеть к обходу по практике в академии, который был назначен на
начало июля. Отъезд мы наметили на 1июля.
Строительная площадка в эти последние дни немного опустела. Московские
студенты разъехались, закончив практику. Из москвичей остались только
Виктор Николаев, Даша Орочко и Григорий Кременецкий. Наша питерская
команда была в полном составе. Сделав последний рывок, 29 июня мы все
вместе наконец закончили основные работы по изоляции печи.
(Косметический слой изоляции доделал уже Джемал Болоташвили с
помощниками в июле, когда печь немного подсохла.)
1 июля остатки «строителей» разъехались. Попрощавшись с руководством
«Садов Аурики» и новыми друзьями, одна группа уехала в Москву, а другая
– в Петербург. Еще раз поглядев на законченную печь и порадовавшись делу
своих рук, мы – я, Сергей Соринский и Татьяна Сюзева – выехали домой в
предвкушении будущего обжига, оставив Ивана Фролова и Александру
Степанову еще на несколько дней доделывать практику.
Проект строительства печи был закончен. Наша красавица-печь гордо
стояла, одетая в глиняную шубу изоляции. Теперь ей оставалось сохнуть и
ждать первого обжига, который мы наметили на сентябрь.

Участники строительства первой в России двухкамерной дровяной печи
(ноборигамы) на территории ПО «Сады Аурики» в г. Гаврилов-Ям:
1 Клод Оссаж (Франция)
2 Виктор Николаев (МГХПА, Москва)
3 Дмитрий Ильинский (СПГХПА, С-Петербург)
4 Сергей Соринский (С-Петербург)
5 Григорий Кременецкий (Москва)
6 Лариса Иванова (Гаврилов-Ям)
Студенты:
7 Дарья Орочко (МГХПА, Москва)
8 Анастасия Гарбовская (МГХПА, Москва)
9 Светлана Седлова (МГХПА, Москва)
10 Анна Дудина (МГХПА, Москва)
11 Иван Фролов (СПГХПА, С-Петербург)
12 Александра Степанова (СПГХПА, С-Петербург)
13 Татьяна Сюзева (СПГХПА, С-Петербург)».

В селе Шелота Верховажского района в четвертый раз прошел керамический фестиваль

Здесь в четвертый раз прошел керамический фестиваль. Это часть долгосрочного проекта по развитию территории через культурные мероприятия, который реализует АНО «Центр культурных проектов «Фестиваль» при поддержке Фонда президентских грантов.

Главным событием и итогом керамического фестиваля этого года стало строительство печи для дровяного обжига керамики. Эта печь типа Train Kiln (поезд-печь) – пока единственная в России. Строили ее керамисты из разных уголков России – Вологды, Ростова, Москвы, Санкт-Петербурга и Архангельской области – под руководством вологодского гончара, народного мастера России Владимира Холщагина. Владимир имеет большой опыт строительства печей и дровяных обжигов, печь Train Kiln он строил в Норвегии в 2016 году. Приглашенным экспертом стал Дмитрий Ильинский – доцент кафедры керамики Санкт-Петербургской художественно-промышленной Академии им. А.Л. Штиглица, один из ведущих специалистов по дровяным обжигам в России.

Дровяной обжиг керамики в такой печи – это высший пилотаж. Как сказал Владимир Холщагин в интервью телеканалу «Вести 35», самое главное здесь то, что печь является соавтором художника. Получить такие эффекты ни в каком другом типе печей невозможно.

По традиции печь должна носить женское имя, и участники фестиваля назвали ее Вага – в честь реки, на берегах которой она построена. По завершении строительства состоялся первый обжиг, и мастера остались довольны результатами. Выставку готовых изделий планируется устроить в помещении администрации сельского поселения Шелотское с 7 по 11 сентября. В дальнейшем, по замыслу организаторов фестиваля, «Вага» станет экспериментальной площадкой и местом встреч керамистов, не только российских, но и зарубежных.

Репортаж телеканала «Вести35» о керамическом фестивале в Шелоте

Информация АНО «Центр культурных проектов «Фестиваль»

Керамические обжиги : Байкал-КераМИСТИКА

Керамический пленэр проходит на одном из самых живописных мест Ольхона: рядом с самым большим песчаным пляжем Сарайского залива и буквально в 400-стах метрах от самого знаменитого священного места – мыса Бурхан (Шаман)

Фотографии Анастасии Таволжанской Раку-обжиг родился в Японии, «раку» с японского переводится как «вдохновение, душевный покой». Последние десять-двадцать получил активное распространение в Европе. Заключается он в следующем: раскаленное изделие щипцами вынимается из печи и опускается в горючий материал: опилки, листья, сено, кору, даже газету. Каждый материал дает свой декоративный эффект. Черепок приобретает цвет от черного до серого, а глазурь, если она в своем составе содержит оксиды меди – восстанавливается и становится неоднородно-медной с цветами побежалости. Часто глазури «кроклируют», т.е. дают трещины, в трещины попадает дым, и это также создает дополнительный декоративный эффект. Отличие его от электрического раку-обжига в том, что он более непредсказуем, в разных частях печи – может быть разная температура, тем он и ценен, что в процессе созидания участвует огонь и случай. Изделия в результате – совершенно уникальные. Поэтому остается согласиться с японцами, что результат этого обжига созвучен с «вдохновением». Восстановительный обжиг описывал и применял Врубель. Но он применял его в дровяной печи — горне. Мы сделали этот обжиг в газовой печи. Заключается он в том, что при достижении окончательной температуры в газовой печи перекрывается подача кислорода, но продолжает поступать газ, после чего печь герметизируется, в ней создается бескислородная восстановительная среда. В результате восстанавливается первоначальные свойства материалов: глина приобретает цвет необожженной глины, а глазури серебро-, меде-, железо-содержащие восстанавливаются до цвета металла. Дровяной обжиг получился у нас, в некотором смысле, компилированным. Т.е. мы взяли все увиденные способы такого проведения подобного обжига, переосмыслили, поэкспериментировали и получили свой метод дровяного обжига. Обжиг этот трудно описать, изделия пересыпаются медным купоросом, пищевой солью, опилками, дровами, биотопливом, все это медленно прогорает в бочке, и в результате получаются совершенно уникальные художественные изделия из керамики, здесь уже совершенно точно непредсказуемые и неповторимые. Об обжигах рассказала Татьяна Ерошенко

Автор:

назад | вперед

 

Раскаленные изделия в печи. Готовы к обжигу-раку

После восстановительного (редукционного) обжига

Работа Ирины Суховерховой, Красноярск в печи после восстановительного обжига

Подготовка к дровяному «пит-раку» обжигу

Подготовка к дровяному декоративному обжигу. Мастер-класс Пуртян Сергея

Подготовка к дровяному декоративному обжигу. Мастер-класс Пуртян Сергея

Керамистика — 2012. Подготовка к дровяному декоративному обжигу. Мастер-класс Пу …

Подготовка к дровяному декоративному обжигу. Мастер-класс Пуртян Сергея

Дровянной декоративный обжиг. Мастер-класс Пуртян Сергея. Керамический пленэр 20 …

Дровяной обжиг. Керамика

Остывшие керамические изделия после дровяного обжига (утро следующего дня)

Результат дровяного обжига (Пит-раку обжига). Мастер-класс проводил Пуртян Серге …

Результат дровяного обжига (Пит-раку обжига). Мастер-класс проводил Пуртян Серге …

Раку-обжиг

Ночной обжиг-раку

Ночной обжиг-раку

Ночной обжиг-раку

Ночной обжиг-раку

Мистика ночного раку-обжига. Керамика

назад | вперед

 

 

Прибайкалье : Участники
Cписок организаций-участников . ..
Иркутские организации:




Версия для печати  

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте «Иркутская область : Города и районы», возможно только с письменного разрешения НУК «Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ»

Опытный дровяник делится чертежами небольшой учебной дровяной печи

John Thies более тридцати лет занимается строительством, обжигом и обслуживанием больших дровяных печей. Более десяти лет он проводит групповые семинары со своей печью с поперечной тягой объемом 300 кубических футов в стиле ноборигама. Но когда многие из его учеников попросили дополнительное место в его печи в другое время в течение года, что было невозможно при его обычном производственном графике, он начал мозговой штурм по поводу небольшой, эффективной дровяной печи, которую студенты могли бы топить на своих домах. своя.

Он придумал Манабигаму. Эта милая маленькая печь дает учащимся полный опыт обжига дров, не нарушая обычный график Джона. Сегодня,   , он рассказывает нам об этой печи и делится своими планами печи. Кроме того, одна из его учениц делится своим опытом обжига печи. — Дженнифер Поэллот Харнетти, редактор.


Я намеревался построить очень универсальную и эффективную печь для обжига дров, которую могли бы использовать студенты, заинтересованные в полном практическом опыте, от подготовки, загрузки, обжига и выгрузки до окончательной очистки. фаза.Я не хотел вмешиваться в успешные более крупные обжиги, в которых студенты могут получить большое количество дровяных горшков без глубокого практического опыта. Новая печь позволила бы мне сократить трудозатраты, топливо и накладные расходы, связанные с моей большой печью.

Я назвал новую печь «Манабигама» по предложению моего друга Фила Бернебурга, бывшего технического редактора CM. В японском языке мана означает образование или обучение, би означает красоту, а гама означает печь.

Манабигама представляет собой традиционную конструкцию с несколькими простыми модификациями. Я вижу в этом что-то среднее между анагамой и печью в стиле сурка. По сути, это труба с поперечным потоком, встроенная в склон холма. Габаритные внутренние размеры составляют 24 дюйма в ширину, 7 футов в глубину и 40 дюймов в высоту. Его топка находится спереди, встроена внутрь с помощью системы решеток, а спереди и по бокам встроены дополнительные воздухозаборники. Это делается для того, чтобы обеспечить дополнительный забор вторичного воздуха для сжигания сырого или влажного топлива.Топки вполне достаточно: 2 фута в ширину, 2 фута в глубину и 30 дюймов в высоту от пола до уровня посуды. Дымоход имеет внутренние размеры 9 дюймов в глубину, 18 дюймов в ширину и 12 футов в высоту. Форма представляет собой длинный прямоугольник с двумя прямыми боковыми стенками высотой 18 дюймов и цепной аркой, построенной наверху. Это создает достаточную высоту для облегчения загрузки, а также дополнительную высоту для штабелирования и высоких предметов.

Около 24 кубических футов складских помещений более чем достаточно для учебных целей.Дверь печи находится впереди, только наполовину вниз, и заложена кирпичом, включая топочное отверстие. Его можно заряжать за два-три часа, равномерно сжигать до конуса 10-12 максимум за восемь часов, или, если вы выберете, вы можете вести огонь от двух до трех дней, в зависимости от того, сколько золы вам нравится. Расход топлива также минимален – менее половины корда дров. При загрузке дровяной печи обязательно используйте вату, чтобы горшки не прилипали к полкам.

В целом, Манабигама очень проста в изготовлении.Он способен производить замечательные изделия с глазурью из ясеня с минимальными трудозатратами, топливом и накладными расходами. И это фантастическая дровяная печь для обучения без огромного напряжения большой трехкамерной печи.

Печь Манабигама была построена из одного слоя огнеупорного кирпича, 2-дюймового покрытия из глины и соломы и стальной опоры, которая является дополнительной функцией.

Чтобы получить дополнительную информацию о Manbigama и увидеть некоторые работы Джона Тайса, посетите сайт www.www.monocacypottery.com.


МЫСЛИ МАНАБИГАМСКОЙ МОРСКОЙ СВИНКИ

Автор Mea Rhee

Я посещал семинары по печи в течение нескольких лет и чувствовал, что готов к большему. Я искал дровяную печь, которую мог бы попробовать разжечь сам, когда позвонил Джон и сказал: «Приходите посмотреть на мою новую печь. Думаю, она вам понравится». Конечно, я вызвался испытать его огнем.

У меня была помощь, и Джон всегда был рядом, но я впервые смог управлять всем процессом, что и было моей целью при этой стрельбе.Дизайн печи как раз для студента моего уровня. Все его процессы небольшие, простые и гибкие. Мне нравится, что между топкой и кастрюлями нет преграды, поэтому кастрюли получают от огня как можно больше эффекта. Это моя цель и в эстетическом плане.

Я уже занят изготовлением горшков для моей следующей загрузки в печь. Я планирую получать как можно больше понимания каждый раз, когда стреляю из него, и наслаждаться каждой минутой. Эта печь перенесет меня в тот момент в будущем, когда я буду готов построить свою собственную.И когда я доберусь туда, я, вероятно, построю что-то очень похожее.

** Впервые опубликовано в 2012 г.

 

Керамика Бекка Ван Флит

галерея

История дровяной печи
В 1997 году гончар Джоди Джонстон построила 20-футовую печь для обжига анагамы
в стиле тех, которые она обжигала во время трехлетнего обучения
в Бизене, Япония.

Дважды в год она приглашает трех других гончаров присоединиться к ней в
, обжигая более 800 изделий в своей мастерской в ​​Суонвилле (Белфаст),
Мэн. Мне посчастливилось быть членом ее команды
с 2003 по 2008 год. Ниже вы найдете несколько фотографий процесса
.

 
(Вы можете увидеть фотографии дровяной печи, которую я строю с моим мужем,
Натаном, нажав
здесь .) Фотографии предоставлены Джой Брайди

Мы с большой осторожностью загружаем каждую часть
необожженной керамики на
стратегически расположенные полки и опоры.На самом деле загрузка
занимает у нас 4 дня! Горшки
в основном неглазурованные, так как они будут покрыты
большим количеством древесной золы, которая
накапливается за 8 дней обжига. В случае
рисовая солома загружается в горшки
— позже она расплавляется, создавая улучшенные поверхности
на кусочках.

Как только все горшки будут загружены в
печь, мы разожжем небольшой огонь, который начнет гореть
в передней части печи.По прошествии каждых
дней печь нагревается до
градусов, достигая пика около 2250
градусов по Фаренгейту. За эти 8 дней
мы сжигаем более 5 шнуров дров, поддерживая
огонь 24 часа в сутки. К последнему дню
пламя выходит из
устья печи и выходит из дымохода
на расстояние более 25 футов!

После того, как топится последнее бревно, печь остывает целую
неделю, прежде чем мы узнаем, как что-то выглядит! Когда
мы, наконец, замуровываем дверь, мы находим много
красивых (а иногда и довольно жестких) новых горшков.
Каждый из них чрезвычайно уникален, так как конкретное размещение
в печи определяет конечный результат. Справа,
, вы понимаете, насколько велика печь и
грандиозность нашей задачи!

Даже после того, как все горшки выгружены, наша работа еще не сделана. Каждая
полка и кирпич из печи должны быть очищены от древесной золы и
болотной глины, которая отделяет полки от опор.
Кроме того, каждый предмет керамики должен быть отшлифован и вымыт
, чтобы быть готовым к использованию.Это трудоемкий процесс, но всем нам очень нравится
. . . на самом деле, мы уже с нетерпением ждем следующей стрельбы!

Поттер Дэвид и напарник по стрельбе,
Моузи.

Исторические Желтые источники — Дровяная печь

Дровяная печь Chester Springs Studio представляет собой двухкамерную ноборигаму, построенную в 2014 году во время мастер-класса с художником, Джим Дуган. В первую камеру топят исключительно дровами, а во вторую камеру вводят соль/соду. То печь достигает конуса 10 примерно за 24 часа. Участники сообщества оставляют за собой доли в стрельбе. Есть 9 акций пространства внутри печи, одна доля составляет 12″ x 24″ x 30″. Пожалуйста, свяжитесь с Мэтт Рен в студии Честер-Спрингс с вопросами о глиняных телах, шликерах и глазури, подходящих для ноборигамы. Все работы должны быть обожжены бисквитом.


Руководство по обжигу дровяной печи

  • Максимум 1 акция на человека.
  • Чтобы зафиксировать общий доступ, отправьте электронное письмо Мэтт Рен.
  • Все участники должны быть доступны для каждого аспекта стрельбы. Мы глазируем и wad pots в пятницу днем/вечером (13:00). Загрузить в субботу, начиная с 9 утра, и огонь с 13:00 субботы примерно до 11:00 воскресенья (если все пойдет по плану).
  • Одна акция приносит вам 2, 3-часовые смены в печи или 6 часов. Участие при погрузке, а главное при разгрузке, (разбить дверь, выгрузить кастрюли, чистить столбы, шлифовать полки, мыть полки, подметать подстилку для печи, выгребать золу и в общем поставить печь обратно как было когда мы начинали, занимает около 3х часов.)
  • Одна рама составляет 12″ x 24″ x 30″ пространства для штабелирования печи. Чаша и тарелка, жди и жди, высокий и худой входит.

График топки дровяной печи на 2022 год

Ваза обожжена в двухкамерной соляно-содовой печи ноборигама.

5-6 марта: Кристофер Ричардс
26-27 марта: Джеки Хенизи
1-3 апреля: U Arts, Мэтт Кортни
9-10 апреля: Сюзанна Кент
22 апреля: Арт-центр Алленс Лейн загружается в пятницу, выгружается в пятницу
мая 1-2: Джессика Привет
7-8 мая: Сьюзан Бэнкерт
4-5 июня: Black Hound Clay Studio
25-26 июня: Джеки Хениси
9-10 июля: Джоди Дэвидсон
23-24 июля: Джессика Привет
Сентябрь 10–11: Black Hound Clay Studio
17–18 сентября: Jessica Greet
30 сентября: Allens Lane Art Center загрузить, пятница, выгрузить, пятница
8–9 октября: Susan Bankert
15–16 октября: Patty Baumeister, Marjorie Robbins
October 22–23: Сюзанна Кент,
5–6 ноября: Джеки Хениси,
12–13 ноября: Сьюзан Бэнкерт,


Сообщество/члены Обжиг печи

Все увольнения и акции на 2022 год были забронировано.

Проверьте в начале следующего года новые списки на 2023 год или свяжитесь с:

Мэтт Рен, руководитель студии керамики
Тел.: 610-827-7414 доб. 21
Электронная почта: [email protected]

Открытие камер дровяной печи в Chester Springs Studio.

Ограничение: 9 участников
Инструктор: Мэтт Рен, начальник печи для обжига древесины, руководит обжигом и наблюдает за подготовкой
Местонахождение: Chester Springs Studio Ceramic Studio/Wood Kiln
Цена за акцию: 150 долларов США для участников, 175 долларов США для нечленов
(материалы включены)
Доступно Доли: 9 акций (1 доля 12″ x 24″ x 30″)
Участники: Должны зарегистрироваться для начала смены в Chester Springs Studio В пятницу днем ​​и присутствовать при разгрузке печи.Лист регистрации в Студии.

Предусмотрено для каждой стрельбы:

  • Расходные материалы:
    • Накладки
    • Конус 10 глазурей
    • Вата
    • Наборы конусов
    • Дерево
  • Персонал:

После подтверждения и бронирования места с Мэтт Рен Вы можете оплатить чеком или наличными. Выставляйте чеки на имя: Historic Yellow Springs, Inc.

.

Онлайн-регистрация на 2022 год Скоро


Аренда частной печи (полная печь)

Все частные арендные платы за полную печь на 2021 г. забронировано.

Возвращайтесь в начале следующего года, чтобы узнать о новых возможностях на 2022 год, или свяжитесь с нами по телефону:

.

Мэтт Рен, руководитель керамической студии
Телефон: 610.827.7414 доб. 21
Электронная почта: [email protected]

Керамика, обожженная на дровах ноборигама печь в студии Честер-Спрингс в Историческом Йеллоу-Спрингс.

Мы просим внести депозит в размере 450 долларов на дату вашего увольнения, оставшуюся часть остаток должен быть оплачен чеком в день увольнения или до этого кредитной картой в течение телефон. Чеки должны быть выплачены по адресу: Historic Yellow Springs, Inc.

.

Цена:

  • Частная аренда: 1400 долларов США (не член HYS)
  • Частная аренда: 1250 долларов США (член HYS)
  • Первоначальный депозит: 450 долларов США (для членов и не членов)

После подтверждения и резервирования печи с Мэтт Рен Вы можете оплатить онлайн, чеком или наличными. Выставляйте чеки на имя: Historic Yellow Springs, Inc.

Онлайн-аренда печи на 2022 год Скоро


Форма оплаты печи LGL

Дровяная двухкамерная печь Ноборигама во время строительства

Historic Yellow Springs, Inc — это 501c3. Официальную регистрацию и финансовую информацию Historic Yellow Springs, Inc. можно получить из Государственного департамента Пенсильвании, позвонив по бесплатному номеру в пределах Пенсильвании 1 (800) 732-0999. Регистрация не означает одобрения. ИНН № 23-1920704

Фонд 577 / Аренда печи


Руководство по коронавирусу

АРЕНДА ПЕЧИ



Дровяная печь

В 2010 году Фонд 577 провел семинар по строительству дровяной печи в стиле манабигама.Группа студентов-гончаров, сотрудников и членов сообщества работала под руководством дизайнеров / строителей печи Билла ван Гилдера и Джона Тайса, чтобы построить печь. Теперь это неотъемлемая часть наших образовательных классов с вариантами не только для наших учеников, но и для сдачи в аренду другим учебным заведениям, таким как средние школы, гильдии, колледжи и профессиональные гончары. Мы обжигаем примерно 8 раз в год, и получается сложная, интересная глазурь из ясеня, которая может соперничать с более крупными и длинными печами для обжига. Мастер-классы по дровяной печи проводятся нашими сотрудниками, которые помогают участникам загружать, топить и разгружать печь.Они также могут дать совет по глазури и глине перед обжигом.

Наша печь для обжига дров «однодневная» из-за своей конструкции и размера, но все же дает результаты гораздо больших многодневных печей в стиле Анагама. Это был первый в своем роде на северо-западе Огайо. Керамика, обожженная на дровах, является старейшим стилем обжига, и она нашла новый всплеск популярности во всем мире. Эта печь разгорается за 12-15 часов, используя примерно ½- ¾ корда дров. Он складывается на полки с ватой (материал, используемый для предотвращения прилипания горшков к полкам) между горшками и вмещает около 100-120 горшков среднего размера.В печи производится керамика с натуральной отделкой и обжигом до температуры около 2400 градусов, что делает глину стекловидной и делает ее безопасной для пищевых продуктов. Зола образует естественную глазурь для изделий, но глазурь также можно наносить перед обжигом. Каждое изделие «поцеловано пламенем», и, в отличие от некоторых печей, результаты, полученные в печи для обжига древесины, не могут быть повторены снова… эти различия, полосы, следы обжига, мерцание, уникальные цвета — все это считается «подарком из печи». Печь расположена на западной стороне участка.

Мы работали со школами, включая Bowsher, Notre Dame Academy, Bedford, Waite, St. Edward’s Lakewood, Maumee Valley Country Day, а также с университетом Толедо и муниципальным колледжем Owens, а также со многими профессиональными художниками, включая членов Толедской гончарной гильдии и занятия от Hands on Studio в Ботаническом саду Толедо.

Вот что говорят:
«Академия Нотр-Дам несколько раз имела удовольствие участвовать в обжиге дров.Каждый опыт обеспечил исключительное интерактивное участие студентов, чтобы узнать о печах, безопасности и управлении печами, увидеть различия в процессе обжига и уникальные результаты каждого сосуда из-за процесса, положения и условий обжига. Этот опыт вдохновил студентов и объединил классы в этом уникальном опыте стрельбы. Изысканные результаты глазури послужили источником вдохновения для личного роста и страсти студентов в средствах массовой информации и получили высокую оценку на конкурсах.— Сьюзан Козал, заведующая кафедрой МИД и искусств средней школы Нотр-Дам.

«Дровяные обжиги в доме 577 посвящены обмену традиционными знаниями, искусством и обществом. На протяжении многих лет я участвовал в качестве учителя керамики со своими студентами колледжа, в качестве учителя студии с группой сверстников-гончаров и в качестве отдельного художника. В любом случае это практический опыт совместной работы, общих знаний и общих историй. Я с нетерпением жду возможности каждый год». — Келли Савино, обозреватель Clay Times, учитель и профессиональный гончар.



Печь Раку

Керамика Раку создается с помощью особого процесса быстрого обжига, в котором используются как обжиг, так и обжиг для создания удивительных цветов и уникальной отделки. Наша американская версия основана на традиционной японской стрельбе раку, которая изобрела этот стиль. Мы топим в специальной печи на открытом воздухе, используя пропан в качестве источника тепла, и обжиг достигает примерно 1800°F. Кусочки должны быть обожжены до обжига раку, и для них требуются специальные глиняные тела (большая часть глины трескается от резкого изменения температуры).Глазури раку обычно имеют высокое содержание меди или вызывают потрескивание и способны плавиться в процессе быстрого обжига.

Горшки загружают в предварительно нагретую печь с помощью длинных щипцов раку и тяжелых кожаных перчаток. Обжиг длится 15-20 минут, и пока кусочки еще горячие и светятся, их помещают в металлическую банку, наполненную измельченными газетами. Тепло заставляет банки загореться, мы накрываем их крышками, чтобы лишить горшок/банку кислорода, что называется восстановительной атмосферой («уменьшение присутствующего кислорода»).Это приводит к тому, что белые/прозрачные глазури приобретают уникальный вид потрескивания из-за углерода в банке, а тяжелые медные глазури приобретают глубокие медные, пурпурные, синие, зеленые, желтые цвета. Как и снежинка, каждый горшок уникален – нет двух одинаковых. Из-за низких температур обжига и высокого содержания меди американский раку НЕ безопасен для пищевых продуктов, а кастрюли предназначены только для декоративных целей. Обжиг проходит весело и интерактивно: гончары загружают свои собственные изделия с помощью и под руководством гончарного персонала The 577 Foundation, которые обжигают печи для обжига раку более 20 лет.

Фонд 577 работал с местными школами, такими как Академия Нотр-Дам, и гончарными мастерскими из Гильдии гончаров Толедо, а также с другими местными профессиональными гончарами.

Полевая станция Печь | UWM-Ваукеша

Уникальная дровяная печь — одна из причин посетить UWM на полевой станции Ваукеша. Созданная по образцу древней японской печи Анагама, она использует низкотехнологичный процесс, при котором в глиняную посуду добавляется больше пепла, создавая разные, но приятные эффекты.Поскольку каждая печь уникальна, современные гончары должны изучать индивидуальные методы использования и обжига.

Проект печи 1997 года был задуман, спроектирован и инициирован Кристофером Дэвисом-Бенавидесом, а детали и модификации были разработаны в полевых условиях (буквально, поскольку печь была построена на полевой станции площадью 98 акров). Он и Джефф Носка, владелец Composite Clay Studio, руководили проектом. Учащиеся мастерской керамики ART 291: помощь в строительстве дровяной печи. Все вовлеченные люди понимали, как редко строятся печи такого типа, и были рады учиться на практике.

Борясь с насекомыми и жарой, они соорудили бетонные фундаменты и деревянные каркасы, очистили и уложили 8000 кирпичей, прорыли вентиляционные отверстия и покрыли сооружение, похожее на спящего мастодонта, специальным цементом.

«Девяносто процентов глазури получается при обжиге глины дровами», — объяснил Носка, профессиональный гончар.

Во время строительства он сравнил ничем не украшенный деревянный каркас с лодкой. Согласно традиции Анагама, он должен быть построен в виде холма. Таким образом, ступени находятся внутри печи, а гончарные изделия располагаются по-разному по отношению к огню и подвергаются воздействию разного количества золы. Температура внутри достигает примерно 2300 градусов по Фаренгейту.

Студенты пожертвовали на проект свои выходные и нерабочее время. Их работы — чаши, вазы, скульптуры и барельефы — большую часть лета хранились в сарае полевой станции. Первый обжиг длился пять дней, и было использовано более четырех шнуров древесины, чтобы поддерживать температуру печи от 2350 до 2470 градусов в течение девяти часов.Подождав несколько дней, пока печь остынет, строители установили, что более 700 кусков глины были успешно обожжены с очень небольшим количеством жертв. Работа удалась!

О дровяной печи Anagama

Печь для обжига анагама (яп. 穴窯) — древний тип печи для обжига керамики, привезенный в Японию из Китая через Корею в 5 веке.

Анагама (японский термин, означающий «пещерная печь») описывает однокамерные печи, построенные в форме туннеля. Печь анагама обычно состоит из камеры обжига с топкой на одном конце и дымоходом на другом. Хотя термин «топка» используется для описания места для огня, не существует физической структуры, отделяющей пространство для костра от пространства для гончарных изделий. Древние печи для обжига анагама иногда строились путем рытья туннелей в глиняных отмелях.

Печь анагама работает на дровах, в отличие от электрических или газовых печей. Для топки необходим запас дров. Сжигание древесины не только дает тепло до 1400°C (2500 °F), но также приводит к образованию летучей золы и летучих солей.Древесная зола оседает на изделиях во время обжига, и сложное взаимодействие между пламенем, золой и минералами глиняной массы образует естественную зольную глазурь. Эта глазурь может сильно различаться по цвету, текстуре и толщине, от гладкой и глянцевой до шероховатой и острой. Размещение предметов в печи отчетливо влияет на внешний вид керамики, так как предметы, расположенные ближе к топке, могут покрыться толстым слоем пепла или даже быть погруженными в угли, в то время как другие предметы, находящиеся глубже в печи, могут быть лишь слегка затронуты эффектом пепла. Другие факторы, зависящие от местоположения, включают температуру и окисление/восстановление. Помимо расположения в печи (как и в случае с другими печами с восходящим потоком топлива), способ размещения деталей рядом друг с другом влияет на путь пламени, и, таким образом, внешний вид деталей в локализованных зонах печи также может различаться. Говорят, что загрузка печи для обжига анагамы — самая сложная часть обжига. Горшечник должен представить путь пламени, проходящего через печь, и использовать это чувство, чтобы раскрасить изделия огнём.

Продолжительность обжига зависит от объема печи и может занимать от 48 часов до 12 дней и более. Печь обычно занимает столько же времени, чтобы остыть. Записи об исторических обжигах в больших азиатских печах, которыми пользуются несколько деревенских гончаров, описывают несколько недель стабильной топки на обжиг.

Посмотреть фотографии печи Анагама

Обжиг дровами и остекление | Coolavokig Pottery: Керамика ручной работы и дровяная керамика

 Дровяной Блог

В начале июня мы наконец затопили нашу дровяную печь после ряда задержек, в основном связанных с погодой, поскольку в мае в этом году погода была ужасной.

Всегда предпочтительнее стрелять в сухую безветренную погоду, так как это дает больше шансов на успешную стрельбу.

Прогноз погоды на 5 июня был отличным, поэтому я начал предварительный прогрев в 16:00. и постепенно нагревал печь в течение нескольких часов. Затем около 18:00. Я закрыл топку и позволил слабому огню гореть до самого сна, время от времени поджигая его. Это помогает полностью высушить печь и горшки. Я завалил топку дровами в 10 часов вечера. полностью закрыла и легла спать.Настоящую стрельбу я начал на следующее утро в 5 утра, когда было уже светло, ясное небо и безветренно.


Я постепенно развел огонь в зольнике, а позже Мередит присоединилась ко мне с чаем и завтраком. За печью нужно постоянно следить, поэтому я оставался у печи весь день, кроме тех случаев, когда Мередит топила.


К 22:00 зольники достигают своей вместимости, поэтому, чтобы поддерживать повышение температуры, я забиваю зольники и начинаю топить топку в верхней части. Дымоход теперь горячий, и тяга тянет пламя через печь. Дрова горят вверх ногами в верхней части топки, что очень эффективно. У нас есть только небольшое ведро золы после топки, которая потребляет около тонны дров!


Отверстия для воздуха оставлены открытыми, чтобы в огне было достаточно кислорода для горения

правильно, и температура печи медленно повышалась. У нас есть две камеры, и необходим тонкий баланс, чтобы отработанное тепло из первой камеры равномерно повышало температуру в камере для бисквитных изделий.У нас была трудная пара часов, когда температура в глазировочной камере росла намного быстрее, чем должна была, но с усердной заправкой мы довели бисквитную камеру до того, как расплавилась глазурь в первой камере, и мы прекратили обжиг через 13 часов, что примерно обычное время, необходимое для топки печи.


На этой неделе мы загружали печь для обжига, готовясь к первому в этом году обжигу.На загрузку бисквитной камеры уходит около суток, но нам нужна сухая погода, чтобы доставить горшки из мастерской.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.